18 мая, среда
Москва
Войти

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева Электронные музыканты осваивают мир инструментов: «Мы не умеем играть, но мы играем»

«Косая гора» — новая группа Яны Кедриной и Жени Фадеева

Flaty — это электронный музыкант Женя Фадеев. А Kedr Livanskiy — Яна Кедрина (про нее вы уж точно слышали). Оба исполнителя известны своими сольными проектами, а теперь у них появилась группа — «Косая гора». Как можно догадаться из названия, музыка там сильно отличается от того, что артисты привыкли делать порознь. У «Косой горы» еще не было релизов, а свой первый концерт она даст только 25 сентября на МТС Live Sessions в петербургском «Манеже». Так что пока мы знаем только названия демо-записей: «Лесной царь», «Вой ветер», «Те слова» — и в этом всем чувствуется опора на природу и какая-то недосказанность — что-то давно знакомое и до боли родное. Песни по большей части акустические, и лишь в одной есть бит. Мы решили узнать, зачем два электронных музыканта решились на такую авантюру.

Специально для The Village музыкальный журналист Артем Макарский послушал демо-записи «Косой горы» и поговорил с Яной и Женей — о том как на музыку влияет «Мельница», отношения и краут-рок и каково это вновь стать новичком после многих лет на сцене.

О фанере и импровизации

— В описании будущего концерта меня привлекла фраза: «звучание группы носит импровизационный характер». Насколько все действительно будет основано на импровизациях?

Яна: Именно принцип создания нашей музыки — импровизационный.

Женя: Да. Мы все-таки не супер-инструменталисты. Я, например, вообще не умею играть на гитаре.

Яна: Мы не умеем играть, но мы играем. Это все живые гитары.

Женя: Большинство треков — это наши с Яной джемы.

Яна: Очень легко родились.

Женя: И сделаны на скорую руку. Это наполовину демо-версии.

Яна: Но при этом играть мы будем уже не импровизацию. Это будет…

Женя: Фанера.

— То есть Яна будет просто петь под записи? Слово «фанера» настраивает на это. Как вообще будет устроен ваш концерт?

Яна: Сейчас объясним. «Фанера» дает людям сразу немного не то восприятие. У нас есть некоторые части ритм-секции, и некоторые отрывки песен. С ними Женя в течение лайва как-то взаимодействует, искажает эффектами, смешивает их между собой. А я пою, играю на окарине, тамбурине и шейкере.

Женя: У Яны-то настоящий лайв, она и поет, и подыгрывает себе, тут все четко. А с моей стороны больше подход электронного музыканта. Аранжировки у нас живые, даже в каком-то смысле акустические, но я воспроизвожу из электронных лайвов. Это больше похоже на даб — у тебя есть луп, и ты в реальном времени что-то с ним делаешь.

Яна: Для нас главное — попробовать воспроизвести во время лайва атмосферу репетиций и того творческого подхода, который у нас есть в момент создания этой музыки. То есть какая-то максимальная должна быть близость между нами и зрителями. Но не в физическом плане, а как будто они пришли на нашу репетицию, домашнюю.

— Я как раз отметил в демо-версиях, что это правда очень располагающая к себе музыка, действительно во многом домашняя. Мне кажется, этого настроения не хватает в музыке нашей — и здорово, что оно у вас есть.

Яна: Особенно его, кажется, не хватает на лайвах — поэтому прикольно, что будет такая группа, и она еще будет давать концерты.

Слушать

О «Мельнице» и краут-роке

— А как у вас рождаются тексты? Это тоже импровизация?

Яна: Изначально да, это импровизация, но потом она дорабатывается в многочисленных тетрадях. Недавно, допустим, у меня был затык с одним текстом — я пошла на кухню, взяла себе книжки стихов Бориса Усова и Пушкина. Просто положила их рядом, на виду, а перед ними тетрадь — и у меня прямо все очень быстро придумалось.

И мне очень нравятся эти тексты. Я уже говорила раньше про любовь к фольклору, и в итоге это больше реализуется не в Кедре, а в «Косой горе». Я теперь понимаю, зачем я так долго слушала Мельницу и Кошку Сашку — потому что они начали раскрывать в моих текстах что-то более фольклорное. И мне это очень близко и очень нравится — текстами я очень довольна.

— А какие у Жени есть вещи, отголосок которых можно услышать в «Косой горе»?

Женя: Музыкально это точно краут, мой стопроцентный референс. Семидесятые годы, Ash Ra Tempel, Can, сольное творчество Хольгера Шукая. И точно психоделический фолк шестидесятых. Какой-то DIY гитарный, даже в каком-то смысле есть и инди. В общем, всякая крутая гитарная музыка, которую я очень любил и люблю, но никогда не пробовал что-то подобное делать. Мне вообще кажется, что наш проект еще будет раскрываться в разные музыкальные стороны.

Яна: У меня это тоже все есть. Инди, наверное, нулевых или конца девяностых.

Женя: Да, но в меньшей степени. Все-таки мне музыкально хочется больше всего в сторону психоделики гитарной, но при этом…

Яна: Без насилия.

Женя: Да, да. Еще у нас есть немного средневековой европейской музыки. Возможно, даже один процент блэк-метала. Мне самому очень интересна эта музыка — но здесь она может промелькивать разве что в виде данжен-синта.

— А вот эта шероховатость звука, которая есть в ваших демо-записях, она останется? Как все это будет звучать в итоге?

Женя: Мы не хотим особо вылизывать звук. Песни у нас легко рождаются — и в этой легкости и есть прелесть.

Яна: Мы сразу решили, что это для нас такая группа, где мы не должны [голову морочить] себе так, как мы убиваемся в своих сольных проектах. Это про кайф, про настоящее, про вдохновение. И поскольку это должно приносить нам хорошие эмоции и удовольствие, то мы оставим, наверное, такое звучание. Мы, естественно, композиционно все доработаем, но в целом это будет немного возвращением к лоу-фаю.

Женя: Что-то в сторону DIY, без попыток сделать из этого студийное качество — хотя они, в принципе, неплохо звучат, на самом деле. Не то чтобы это прямо какой-то…

Яна: Беспредел.

Женя: Да. Но в то же самое время там и не Боб Дилан. Просто такой домашний музон.

Яна: Можно про это сказать: Кедр и Flaty осваивают мир инструментов. Это наша попытка взаимодействия с ними. Мы извлекаем звук из гитары — из акустики, из электронной, из баса — я купила шейкеры, окарины, тамбурин. Вот это мы все применяем в работе.

Женя: В идеале было бы здорово, конечно, если мы когда-нибудь на сцене сможем играть и джемить. Но сейчас у нас нет такой цели. Потому что с точки зрения выступлений сейчас, наверное, у нас момент какого-то прощупывания и поиска идентификации. Как это сработает, понравится нам или не понравится играть. Сложно сейчас что-то говорить, потому что мы очень молодая группа. Прикольно себя спустя столько лет в музыке ощутить, по сути…

Яна: Новичком.

Женя: Да, таким профаном даже, вот. При этом то, что у нас получается, нам реально нравится, поэтому мы решили и не париться. У нас вообще сейчас очень легкий подход к лайву.

Яна: Но нас это стимулирует, конечно, к более серьезному изучению инструментов.

— Как вы решили, что пришло время показать «Косую гору» людям?

Яна: У нас очень много было черновиков, мы все лето делали музыку — и еще периодически в течение последних полутора лет.

Женя: Но полноценно начали в пандемию.

Яна: За концерт мы взялись, потому что у нас появилась возможность довести все до ума — например, я начала доделывать тексты. И так мы поняли, что после концерта у нас уже все будет готово для альбома. К тому же просто уже надо было начать выступать.

Женя: И у нас сейчас такая жизнь какая-то у обоих, что нужно, чтобы разные обстоятельства сходились вместе, чтобы ты начал что-то доделывать. У нас очень много проектов у каждого же параллельно. Мы сейчас постоянно репетируем и смотрим по записям, как это работает со стороны — это очень помогает сделать круче будущий альбом. И концерт тоже в каком-то смысле поможет осмыслить эти песни, подведет нас к финальной версии.

Я думаю, что на плюс-минус том же вайбе, на каком мы написали уже песни, не особо хочется делать, хочется искать дальше — а у нас их уже порядка двадцати придумано. Поэтому альбом получается у нас очень целостным, все сделано в достаточно короткий срок, не считая пары эскизов, сделанных очень давно. И концерт для нас классный способ подтолкнуть к завершению альбома, потому что если мы будем вносить какое-то новое настроение в песни, то все развалится.

Слушать

Об отношениях и свободе

— А как ваши отношения влияют на музыку? Яна говорила в интервью этого года, что для вас это как такая форма общения.

Яна: Форма любви!

Женя: Я думаю, что это безусловно сказывается. Потому и музыка получается какая-то интимная, близкая. Да, я чувствую в «Косой горе» нашу близость, и песни эти мне очень дороги, это важно для меня. Это даже не общение, а просто совокупность наших интересов и наших чувств. Все это и выливается в нашу музыку.

Яна: Для меня так же — и мне кажется, что от этого в музыке Горы много света, каких-то ноток, которые у меня отдельно в Кедре по какой-то причине не получаются. Тут есть очень светлые состояния, есть даже пару песен, у которых вайб Михея. И это очень редкое состояние, его сложно уловить. А в «Косой горе» это получается...

Женя: Здорово, что у нас вообще нет какого-то временного контекста, нет учета времени. На пластинке будет, дай бог, дата 2022, но вышла бы она десять или двадцать лет назад — большой разницы бы не было, у нее нет ощущения привязки ко времени. И это мне дорого. Понятно, что у нас есть какие-то современные технические приемы, но все равно.

Яна: При этом это не звучит нафталиново.

Женя: Да, это не ретроградство какое-то.

Яна: Это совсем не игра в ретро. Тут все настолько гармонично получается, потому, наверное, что мы всем этим пропитаны. Это все то, что я всю жизнь любила, слушала с подросткового возраста. И я наконец-то могу это воплотить в «Косой горе».

— Наверное, «Косая гора» в принципе дает какое-то ощущение внутренней свободы?

Женя: Оно, конечно, есть. Но при этом и страшно тоже немного, даже волнительно перед первым лайвом.

Яна: Чуть-чуть безоружным каким-то себя чувствуешь, да, Жень?

Женя: Да, наверное.

Яна: Не такой уже босс, как обычно?

Женя: Не такой. Да и сам материал — он немного беззащитный и очень открытый.

Яна: Для Жени это вообще непривычная форма музыки. Для меня это еще как-то логически вытекает из сольного творчества, а для Жени это совершенно новая степень открытости. Его музыка более структурная, это немного другое. Мы как дети, чувствуем себя молодыми. Мы в этом году смотрели «Звездные войны», и там маленьких падаванов называли younglings, янглинчики. И я подумала, может, и Янг Лин поэтому так назвался?

Женя: Вот и мы янглинги — от мира психоделик-фолка.

Фотографии: Косая гора

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Кедр Ливанский — о Марьине и любви к советскому андеграунду
Кедр Ливанский — о Марьине и любви к советскому андеграунду Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве, Петербурге и Екатеринбурге
Кедр Ливанский — о Марьине и любви к советскому андеграунду

Кедр Ливанский — о Марьине и любви к советскому андеграунду
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве, Петербурге и Екатеринбурге

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези
«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя

«Потерянное зеркальце»: Музыкальная сказка Кирилла Иванова («СБПЧ») и Олега Глушкова о поиске себя
Обсуждаем ее со специалистом по фэнтези

Тэги

Люди

Прочее

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

Первая полоса

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена» Редакторы The Village попытались записаться на показы
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
Редакторы The Village попытались записаться на показы

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам Которые едут в Европу
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
Которые едут в Европу

Как дела, как дела? Это новый автозак
Как дела, как дела? Это новый автозак Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки
Как дела, как дела? Это новый автозак

Как дела, как дела? Это новый автозак
Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки

«Поездка на дачу отменяется»
«Поездка на дачу отменяется» Собрали кадры с майским снегопадом в Москве
«Поездка на дачу отменяется»

«Поездка на дачу отменяется»
Собрали кадры с майским снегопадом в Москве

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу» Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе

Подпишитесь на рассылку