26 мая, четверг
Москва
Войти
опен-колл21 февраля 2022

«Между нами» — опен-колл The Village и «Незнания»

«Между нами» — опен-колл The Village и «Незнания»

В апреле The Village в 13-й раз отмечает день рождения. Редакцию всегда интересовали сложные темы (будь то миграция, бездомность или жизнь ЛГБТ-персон) и мало представленные герои (от политических заключенных и людей с ментальными расстройствами до пивозавров и грибников). Поэтому к своему тринадцатому дню рождения The Village решил взглянуть на интересующие темы с новой, литературной, оптикой и запустил опен-колл совместно с журналом «Незнание». Партнер проекта — стриминговый сервис аудиокниг Storytel.

UPD : Прием заявок продлен, присылать тексты можно до 15 марта включительно."

Тема номера — «Между нами»

Арина Бойко, Лиза Каменская и Саня Гусева

создательницы «Незнания»


Современная большая литература, кажется, не слишком заинтересована в таких «сиюминутных» темах, как насилие, социальное неравенство или феминизм. Но для редакции нашего журнала дискуссии об этом не повестка, а часть реальности. Для этой реальности мы хотим отыскать некий способ личного — открытого — письма. Письма, исследующего, что происходит сегодня между нами — горожан (к)ами, соседями, друзьями, партнер (к)ами и случайными знакомыми. Вражда или очередная попытка мирного языка, недопонимание и отстраненность или движение навстречу — любой неудобный сюжет может стать проявленным и дать повод для честного диалога.

В совместный с The Village номер мы ищем быстрые тексты (опен-колл длится всего две недели!) о том, в чем стеснительно признаваться близким, тексты смелые и исповедальные, неоднозначные и ангажированные. Тексты, вызывающие желание поспорить с автором (кой) или, наоборот, поддержать и обнять его/ее. Мы предлагаем авторам и авторкам не высказывать гипотезы о новой этике, а заявить о своей уязвимости от первого лица, несмотря на возможную реакцию окружающих. Исповедальный текст — литературный жанр, который часто сопряжен с риском и даже скандалом: от «Исповеди» Августина до «I Love Dick» Крис Краус и «Раны» Оксаны Васякиной. Подобные честные высказывания до сих пор становятся событиями и играют роль некого «медиума» между болезненной темой и обществом.

Чтобы подступиться к теме этических противоречий, мы предлагаем начать с «близкого» письма — текстов в формате прямой речи — и попытаться коснуться темы, которая вас коробит, тревожит или завораживает (а возможно, именно к этой теме вы регулярно возвращаетесь в терапии). Это может быть «я-высказывание», текст-обращение, документальная работа, монолог или полилог. Вы можете писать о реальных событиях (не забывайте об этике), а можете фикционализировать свой опыт. Чтобы поучаствовать в опен-колле, необязательно быть профессиональным писателем или писательницей — мы хотим услышать самые разные голоса и истории.

Редакция The  Village

Для The Village журналистика — это пространство высказывания разных мнений, репрезентаций опыта, зачастую мало освещенного и маргинализированного. Нас интересуют не только факты, но и то, как наши герои и читатели переживают разные ситуации. Важны ощущения, отношение к сложным темам. Когда мы берем интервью у женщины с опытом миграции, то спрашиваем, что она чувствовала во время переезда, что думает про мигрантофобию в России. У персоны, пережившей насилие, мы уточним, как она справилась со своей травмой, а также узнаем, как она относится к закону о домашнем насилии и культуре отмены. Это важно, чтобы написать искренний текст, текст от первого лица, текст — личный опыт.

Но полностью добиться «я-высказывания» таким образом невозможно. Когда журналист начинает писать за своего героя от первого лица, его, журналиста, личность, пускай и неосознанно, проявляется в тексте. Пусть и в мелочах: автор решает, каким словом назвать ту или иную эмоцию, выбирает, какая информация войдет в итоговый текст. Журналист сам становится рассказчиком, а речь героя вбирает его мысли.

Есть и другая проблема — мнение одного героя может не совпадать с мнениями остальных людей, переживших похожий опыт, а потому оно не всегда репрезентативно. Зачастую мы слышим лишь одну из сторон-участниц. Поэтому мы хотим дать голос тем, кто обычно молчит, услышать тех, кто боится сказать или кого не замечают, чьими чувствами пренебрегают.

Нас волнуют эти вопросы, и совместный опен-колл с литературным журналом «Незнание» — попытка их осмыслить. Мы хотим, чтобы люди говорили от себя, без журналистской обработки и вмешательства. А еще мы хотим создать пространство для диалога, пригласить разных людей обсудить сложные темы в безопасном месте и, возможно, найти точки соприкосновения, выйти из состояния конфликта и стать соседями в общем опыте. Нам хочется, чтобы разговор, который раньше был возможен только в личной беседе, вышел за рамки формата «между нами», а дискуссия, родившаяся в диалоге с друзьями и единомышленниками, стала публичной. Потому что «между нами» — значит между нами всеми.

Формальные требования:

максимальный объем — 10 000 знаков с пробелами;

автор или авторка могут отправить только один текст;

текст не должен быть ранее опубликован;

дедлайн подачи заявок — до 15 марта включительно;

текст может быть в любой форме: мы принимаем прозу, поэзию, критику и все жанры между ними;

обратите внимание, что опен-колл анонимный — важно убрать любые указания авторства из названия документа и из самого документа.

Важно: присланные работы не рецензируются. Принцип отбора — «слепой» отбор, все заявки анонимизируются независимым модератором. Авторство мы узнаем в момент публикации итогов.

Тексты принимаются только по этой Google-форме

Отправить работу

Что получают авторки и авторы:

Публикацию текста на сайте The Village;

Гонорар 5 000 рублей;

Приглашение к участию в публичных чтениях.

В номере также будут опубликованы несколько текстов авторов и авторок, приглашенных редакциями по директ-коллу. По итогам опен-колла будет также создан аудио-выпуск номера на платформе Storytel.

Тексты-референсы


«Событие»

Анни Эрно

«Кинг-Конг-теория»

Виржини Депант


«Моя вагина»

Галина Рымбу

«Отличницы»

Лана Узарашвили


«Мой друг Дамер»

Дерф Бэкдерф


«Вечно проё**ваюсь»

Моа Романова

«Наннетт»

стендап Ханны Гэдсби


«Рассказы»

Наталья Мещанинова

Если у вас есть вопросы про техническую сторону участия в опен-колле — пишите на почту notknowingjournal@gmail.com c пометкой «Между нами»; мы постараемся быстро отреагировать на ваше письмо.

Ридерами текстов выступит команда «Незнания» — Арина Бойко, Лиза Каменская и Саня Гусева, а также журналисты The Village — Аня Кузнецова, Андрей Яковлев и Лев Левченко.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Работа в госучреждениях — это активизм»
«Работа в госучреждениях — это активизм» Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии
«Работа в госучреждениях — это активизм»

«Работа в госучреждениях — это активизм»
Даша Серенко — о новой книге «Девочки и институции», травле, фемписьме и госнасилии

«Роды — моя глубокая рана»: Художница Анна Самойлова о выставке «Немолоко»
«Роды — моя глубокая рана»: Художница Анна Самойлова о выставке «Немолоко»
«Роды — моя глубокая рана»: Художница Анна Самойлова о выставке «Немолоко»

«Роды — моя глубокая рана»: Художница Анна Самойлова о выставке «Немолоко»

Тэги

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Подпишитесь на рассылку