28 мая, суббота
Москва
Войти

Почему трехчасовая очередь на вечеринку — это ненормально И почему «Лужники» лучше «Мутабора»

Почему трехчасовая очередь на вечеринку — это ненормально

В минувшие выходные в московском «Мутаборе» прошла двухдневная вечеринка Popoff Kitchen и Veselka, группировки из Киева. Наш редактор развлечений Паша Яблонский приехал к клубу и увидел там очередь на несколько часов и покидающих ее людей (заплативших за билет полторы тысячи рублей). Мы объясняем, почему это не окей.

Когда британцы Radiohead объявляют серию концертов в лондонском клубе Roundhouse, их билеты скупают за несколько минут. Туда помещается 1 700 человек — чуть меньше, чем в «Мутабор». Radiohead продают ровно 1 700 билетов на концерт, иначе люди просто не поместятся, а так быть не должно: они заплатили за шоу и должны его увидеть. Часто бывает так, что группа устраивает по два-три и даже больше концертов подряд — чтобы все успели. Но вернемся в Россию.

Popoff Kitchen — крутые ребята. Не будем скрывать, мы относимся к ним с большой симпатией, а некоторые сотрудники редакции с ними дружат. Пару лет назад Popoff позиционировали свои мероприятия как гей-вечеринки. За это время Popoff быстро выросли из ниши: это уже не гей-вечеринки и даже не квир-френдли, а просто френдли-вечеринки с классной атмосферой.

Вообще, гей-комьюнити всегда было одним из главных двигателей в развитии музыкальных сцен и жанров. Как известно, хаус придумал Фрэнки Наклз в одном из чикагских гей-баров под названием Warehouse. Притом что, конечно, в те времена Чикаго был очень расистским городом — об этом рассказывает и создатель Warehouse.

Popoff Kitchen — большие молодцы, что постепенно меняют общий ландшафт если не гомофобии, то хотя бы легкого опасения. Я вижу, как на «Хоровод» — совместную тусу Popoff и Veselka — собрались сотни гетеросексуалов. Многие перебороли свои стереотипы, кто-то пришел повеселиться, другие купили билеты из чувства солидарности с гей-комьюнити. Казалось бы, бенефис понимания и толерантности.

Однако праздник для многих не удался. Сотни людей приехали к «Мутабору» и оказались в весьма плачевном положении: наряженные и накрашенные, они были вынуждены стоять три часа в очереди в промзоне — неважно, что ты хочешь в туалет, замерз или хочешь пить. И ок, если бы эти люди были без билетов, но каждый из них (многие из которых просто развернулись и уехали) заплатил за возможность войти полторы тысячи рублей. И для кого-то это все еще много.

Это важно: если тусовка бесплатная, то принцип футболиста Андрея Аршавина «ваши ожидания — ваши проблемы» действует: никто вам ничего не обещал. Но я хочу получить свой праздник, потому что я за него заплатил, дайте его мне! Но войти без очереди могли только друзья тусовки, которые билеты не покупали.

Кстати, говоря о футболе: очень многие годы футбол в России был абсолютно безобразным зрелищем. На матчи ходили только отбитые фанаты, били друг друга по лицу и орали с полупустых трибун хамские кричалки. Ну и конечно, многочасовые очереди. Но сходите сейчас в те же «Лужники» — я не буду писать о детях, женах и стойках с кофе; вход на 70-тысячный стадион займет у вас около получаса. За это время вы продвинетесь примерно на три метра в очереди на Popoff.

В чем же проблема? Вы как-то не так одеты? Или вы пьяны, или употребляли наркотики? Нет, просто внутри нет места — так и говорит несчастный фейсер, на которого стаями набрасываются озверевшие люди. В том числе артисты, которым тоже сложно пройти за забор. Очередь в тот момент не была похожа не очередь: не было аккуратных заборов-змеек, как, например, на фестивалях Fields. Ближе ко входу это все напоминало большую хаотичную толпу.

Можете сказать, что, раз народ все равно идет, так оно и надо. Дескать, рыночный принцип — скажите спасибо, что не дали по лицу и не накормили блинами с лопаты. Окей, здорово. Но, по-моему, если вы позиционируете вашу вечеринку как праздник для людей с открытыми убеждениями, держать этих людей три-четыре часа на улице — это просто свинство. Так праздники не делаются. Особенно цинично и смехотворно после этого выглядят посты про «доступную среду»: это очень здорово, что входы между дверьми достаточно широки для инвалидных колясок, только вот ни один человек с инвалидностью до них просто не доедет.

Что же делать, если на нашу тусовку хочет прийти столько людей? Продавать меньше билетов. Если вы знаете, что люди не влезут внутрь клуба, не надо ставить их в такую неприятную ситуацию. Сделайте билеты дороже, но продавайте их столько, сколько надо. Организуйте серию вечеринок, придумайте билеты со входом в определенное время, найдите площадку побольше — варианты всегда есть. Но не относитесь к вашим посетителям как к говну. Они этого не заслужили. Как можно «быть собой и праздновать свободу», когда ты несколько часов стоишь как скот в загоне? Очередь напоминает один большой хоровод, из которого, к счастью, можно выйти.


Мы опубликовали текст выше только в наш телеграм, а затем удалили — решили, что проблема заслуживает публикации на сайте. За это время мы успели получить ответ от организаторов:

Вот что нам ответили организаторы

— Мы не позиционируем себя как френдли-вечеринки с классной атмосферой. Мы — квир-вечеринка, где рады всем, но ты должен понимать, куда ты идешь и разделяешь ли ты наши ценности. Слава (фейсконтрольщик Popoff Kitchen. — Прим. ред.) на входе пускает не только геев или лесбиянок, потому что они нетрадиционной ориентации, он пускает людей, которые понимают, что это за вечеринка. Очередь не зависит от него никак, он смотрит людей, дальше они покупают билеты либо сканируют их.

— Очереди — это нормально, они были всегда. У нас она образовалась ровно в самый час пик, то есть с часа-двух ночи. В этот момент мы добавили людей на вход, чтобы работа была быстрее. Слов «Нет, внутри просто нет места» не было сказано ни разу. Очередь двигалась постоянно, люди постоянно шли потоком, мы не перекрывали вход.

— В этой промзоне работает туалет, есть рядом магазин, где можно купить попить, пока твои друзья ждут в очереди. Слова про «замерз» очень странно читать, когда на улице выше +15.

— Купленный билет не гарантирует вход никогда. Ни в одном клубе нигде такого нет. Не понимаю, почему Паша считает, что если ты купил билет, то точно пройдешь. Нет. На Popoff Kitchen был фейсконтроль и всегда будет. Этот праздник не для всех, и мы везде четко это указываем. Не все люди понимают наши вечеринки и толерантно относятся ко всему.

— Считать, что организаторы относятся к своим гостям, как к говну, потому что они стоят в очереди — это полнейший бред. Наша вина только в том, что мы заранее не поставили больше людей на вход. А так это была самая добрая и открытая вечеринка: все улыбались, танцевали, знакомились.

Что я могу сказать в ответ

Во-первых, очередь точно не двигалась постоянно: людей пропускали очень маленькими порциями по несколько человек, когда за ними стояли сотни. Во-вторых, дело не в фейсконтроле, а в том, что некоторые до него просто не добрались. «„Хоровод“ — место, где рады всем, но с условием, что вы полностью разделяете наши принципы» — сообщают в описании организаторы. Очень много общих разговоров о разделении «ценностей и принципов». Только вот многие не дождались шанса доказать свою готовность их разделять. Не надо смещать акцент на то, что вечеринка не для всех и туда могут не впустить. Многие уходили не приблизясь ко входу, то есть они не попали, не потому что их не впустили — они просто устали стоять.

Я не ставлю под сомнение качество самой вечеринки — я лишь критикую ее организацию. Да, те кто попали внутрь, отлично провели время — улыбались и знакомились, спору нет. Только вот некоторые просто не дотерпели и уехали.

Можно, конечно, говорить про то, что в «„Мутаборе“ так часто бывает» и что «в Berghain ждут вход и подольше». Только вот нам все равно не кажется, что фраза «везде так» — это аргумент. (Еще недавно считалось нормальным терпеть побои от мужа, потому что «везде так».) А, во-вторых, нет, не везде так! На классных фестивалях, концертах и вечеринках делают как минимум две очереди — для тех, у кого билеты куплены заранее, и для тех, у кого билетов нет. И в тот же Berghain для тех, у кого уже есть браслет, — отдельная очередь. Хорошо, что сами организаторы признают, что на входе было недостаточно сотрудников.


Обложка: Елизавета Белалова

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Создатели гей-вечеринки Popoff Kitchen
Создатели гей-вечеринки Popoff Kitchen Которые перенесли атмосферу берлинских вечеринок на московские площадки
Создатели гей-вечеринки Popoff Kitchen

Создатели гей-вечеринки Popoff Kitchen
Которые перенесли атмосферу берлинских вечеринок на московские площадки

Тэги

Сюжет

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили
«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

«Если надкусить грушу, почувствуешь, что она твердая, как скала»: Отрывок из книги «Грушевая поляна» Наны Эквтимишвили

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

Подпишитесь на рассылку