13 книг весны Сорокин, Данилкин, Паланик и другие: что читать в ближайшие три месяца

13 книг весны

Текст

Лиза Биргер

The Village продолжает рассказывать о весенних новинках: разобравшись с теле- и кинопремьерами, играми, альбомами и выставками, мы переходим к новым книгам.

Владимир Сорокин. «Манарага»

М.: Corpus

Главный роман весны — новая фантазия Владимира Сорокина. В романе о том, как подпольные шеф-повара будущего жарят баранину на «Дон Кихоте» и запекают кальмаров на «Чевенгуре», легко угадывается отсылка к книжным пожарам прошлого: книгам, сожженным нацистами у Берлинской оперы, книгам самого Сорокина, сожженным нашистами у Большого театра. Вчерашний кошмар превращается в завтрашний гламур, но зря главного русского писателя обвиняют в попсовости: он просто слишком хорошо чувствует время, и его роман, занимательный во всех отношениях, слишком хорошо отражает этого времени бессодержательность.

Маргарита Хемлин. «Искальщик»

М.: Corpus

В октябре 2015 года не стало Маргариты Хемлин, и это ужасно нелепая и обидная смерть — остановка сердца в 55 лет у писательницы, которая, казалось, вот-вот станет для нас одной из главных, вырвется в плеяду великих. «Искальщик» —ее последний роман, который она все-таки, видимо, успела закончить — написанная на дивном суржике история мальчишки из еврейского местечка времен Гражданской войны, решившего во что бы то ни стало выжить. Хотя история здесь завершена довольно органично, к большим масштабам роман не стремится: это все еще очаровательная в своей ювелирности и точности виньетка диких нравов и причудливых судеб прошлого.

Энн Тайлер. «Случайный турист»

М.: «Фантом-пресс»

Перевод с английского Александра Сафронова

Один из лучших романов американского классика — он был довольно обаятельно экранизирован в 80-х с Уильямом Хёртом и Джиной Дэвис с главных ролях. Главный герой — Мейкон Лири, автор путеводителей, ненавидящий путешествия. Его жизнь полностью разладилась после смерти ребенка и ухода жены, но все изменит появление в ней не совсем обычного персонажа. В пересказе книги Энн Тайлер могут звучать как любовные романы, на деле же они совсем не об этом — точнее, не совсем об этом: скорее о том, что все люди в мире очень странные, совсем потерянные, но именно это их и объединяет.

Лев Данилкин. «Ленин»

М.: «Молодая гвардия»

Отсутствие Льва Данилкина прямо-таки слышно в современной литературной критике, ведь кто, как не он, умеет идти против мейнстрима, выискивать всякое необычное и воспевать всякое странное; кому еще удалось сохранить в себе необходимую злость, чтобы все еще огрызаться на литпроцесс? Но именно эти сверхспособности — никогда не петь ни с кем в унисон, всегда идти собственной дорогой, нарочно ни с кем не соглашаться и высматривать героев викторианского шоу уродцев в повседневной жизни — делают его таким замечательным биографом. «Мне нравится выискивать такие существа, по которым все понятно про эту географию», — говорит Данилкин в интервью, и мы сразу понимаем главное про его будущую книжку: что Ленин странный, но насколько странный, мы не можем себе и представить, а вот когда представим, тогда, возможно, и про себя что-нибудь поймем.

Антония Сьюзен Байетт. «Чудеса и фантазии»

СПб.: «Азбука-классика»

Каждому (даже самому преданному) читателю Антонии Байетт знакомо это ощущение: когда хочется, чтобы философия с историей отошли куда-нибудь на второй план и осталась только сказка. И вот они, наконец, — только сказочки, первый том из обещанного полного собрания короткой прозы. Но это, конечно, сказочки в духе Байетт: очень взрослые, не знающие запретных тем, приоткрывающие самые темные уголки сознания истории о современном человеке, запеченном, словно начинка в пироге, в щедрое тесто фольклора.

Элизабет Гилберт. «Большое волшебство»

М.: «Рипол Классик»

Перевод с английского Елены Мигуновой

Уникально, конечно, способный к бестселлерам автор — под волшебным прикосновением Элизабет Гилберт любая книга о поисках себя, в кулинарии или в путешествиях, моментально покоряет список бестселлеров The New York Times. «Большое волшебство» — книга о поисках себя в творчестве. Вопреки любым ожиданиям, она довольно честная и увесистая — немаленький томик мелким шрифтом о том, что все мы можем стать творцами, если сумеем преодолеть страх, с обязательными элементами автобиографии. В конце концов, читателю вовсе не обязательно интересно использовать соображения Гилберт как учебник, наверняка ему просто захочется вдохновиться ее успехом: написать книгу, заработать миллион, вот это все.

Саймон Кричли. «Боуи»

М.: Ad Marginem

Перевод с английского Татьяны Лукониной

Трудно представить себе автора, который был бы более настроен «против интерпретации», чем Дэвид Боуи: он буквально ненавидел, когда разбирали его песни, и сам говорил, что сочиняет практически интуитивно, из воздуха, сам иногда до конца не понимая, что имел в виду, — очень часто смысл его собственных песен приходил к артисту гораздо позже того, как они были написаны и записаны. С этой точки зрения разбор песен Дэвида Боуи, устроенный философом Саймоном Кричли, можно было бы счесть занятием довольно бессмысленным, но все же задача тут немного другая — через песни музыканта понять его время и, главное, самого себя.

Эндрю Майкл Харли. «Глушь»

М.: «Рипол Классик»

Перевод с английского Екатерины Богдановой

Триллер в жанре северной готики, собравший почти все награды 2016 года: от премии Costa за лучший дебют до устного признания самим Стивеном Кингом. Жанр «странная семейка приезжает в странное место, и там начинается ужасное» доведен Харли практически до совершенства: герои этой книги, ясновидящий мальчик-рассказчик, его немой брат и католики-родители, которых рассказчик называет не иначе как Мать и Родитель, раз в год отправляются на неделю покаяния и молитвы в самое странное место на свете, название которого так и переводится — «глушь», Лоуни. Самое сильное в романе Харли — что в нем нет перехода из обычного в странное: необычность, какая-то странная дичь, существует здесь с первых страниц. Здесь не было начала, точки входа, и, соответственно, невозможна и точка выхода.

Дональд Рейфилд. «Грузия. Перекресток империй. История длиной в три тысячи лет»

М.: «КоЛибри»

Перевод автора

Потрясает сама по себе история Дональда Рейфилда — английского слависта, изучавшего Чехова и Мандельштама, в совершенстве выучившего грузинский, чтобы читать переписку русских и грузинских поэтов, и в итоге ставшего главным специалистом по Грузии в Англии, автором англо-грузинского словаря. Если вы не читали его биографию Чехова, давно уже переведенную на русский язык и выдержавшую несколько переизданий, то начать стоило бы и с нее: серьезное, обстоятельное, вдохновляющее чтение, как по-русски не умеют. «Грузия» — из той же серии обстоятельного и серьезного, где автор умеет оставаться сочувственным, не принимая сторон, а просто рассказывая историю.

Крэйг Томпсон. «Одеяла»

СПб.: «Бумкнига»

Перевод с английского Василия Шевченко

C 2003 года, когда графическая автобиография Крэйга Томпсона вышла на английском языке, она превратилась в абсолютную классику, породив очередной бум комиксовых биографий. Помимо всех очевидных художественных достоинств «Одеял», Томпсон был тем, кто окончательно утвердил возможность рассказывать в картинках историю взросления: от отношений с братом до отношений с Богом, от пережитого в детстве первого сексуального насилия до пережитого в подростковом возрасте первого сексуального чувства и, главное, о возможности примирения и смирения с тем, что было.

Андрей Рубанов. «Патриот»

М.: «АСТ», «Редакция Елены Шубиной»

У Андрея Рубанова, бывшего бизнесмена, достаточно давно переметнувшегося в стан литераторов, очень узнаваемый слог и стиль: он не любит выкрутасов, словесных номеров и пишет, словно поленницу на зиму сколачивает — рубит, рубит и рубит. Иногда этот стиль может оказаться освежающим, но самое освежающее в Рубанове — это его способность ловить цайтгайст. Цайтгайсты, как известно, бывают разные, и сорокинский рубановского не разумеет, но Рубанов говорит не с интеллектуальной элитой, живущей своей параллельной жизнью, а с людьми, иногда включающими телевизор и отчаянно рвущимися повторить все увиденные в нем фокусы, стать такими, какими их хочет видеть родина. «Патриот» — роман о том, почему это невозможно.

Хелен Макдональд. «„Я“ значит „ястреб“»

М.: «АСТ»

Перевод с английского Н. М. Жутовской

Одна из самых ожидаемых книг на русском: роман 2014 года, получивший все мыслимые и немыслимые премии и уже на какой только язык не переведенный. Это рассказ о женщине, потерявшей отца и нашедшей утешение в странной дружбе с ястребом-тетеревятником по имени Мейбл. История главной героини Хелен тут неразрывно связана с реальной биографией Теренса Хэнбери Уайта, автора книги о короле Артуре «Король былого и грядущего», недавно вновь переведенной на русский: стоит прочитать ее, чтобы отправиться в это странное и преображающее путешествие подготовленным.

Чак Паланик. «Приманка»

М.: «АСТ»

Чак Паланик тоже, знаете ли, писатель со сверхспособностями — он как никто другой умеет превращать радикальное переживание в аттракцион. «Приманка» — это серия коротких рассказов с подзаголовком «Бесцветные истории». Каждая из этих историй сопровождается причудливыми черно-белыми рисунками, которые читателю предлагается раскрасить. Истории, надо сказать, тоже довольно бесцветные, но на это и расчет: страшно, неуютно и тревожно читателю, очевидно, должно стать в процессе.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Планы на осень: 10 книг
Планы на осень: 10 книг Новые Владимир Сорокин и Джон Грин, бестселлеры New York Times и номинанты «Букера», а также впервые изданная на русском классика — Лиза Биргер по просьбе The Village выбрала десять важных книг осени.
Планы на осень: 10 книг

Планы на осень: 10 книг
Новые Владимир Сорокин и Джон Грин, бестселлеры New York Times и номинанты «Букера», а также впервые изданная на русском классика — Лиза Биргер по просьбе The Village выбрала десять важных книг осени.

12 новых книг осени
12 новых книг осени Пелевин, Каннингем, Сорокин, Тартт и другие новинки — в российских книжных этой осенью
12 новых книг осени

12 новых книг осени
Пелевин, Каннингем, Сорокин, Тартт и другие новинки — в российских книжных этой осенью

16 книг на зиму
16 книг на зиму Лиза Биргер — о 16 новых захватывающих и умных книгах, призванных скрасить нам зиму. И каждую из них уже можно купить на ярмарке non/fiction
16 книг на зиму

16 книг на зиму
Лиза Биргер — о 16 новых захватывающих и умных книгах, призванных скрасить нам зиму. И каждую из них уже можно купить на ярмарке non/fiction

Памук, Рушди, Сарамаго: 10 книг зимы
Памук, Рушди, Сарамаго: 10 книг зимы Новая классика для холодных вечеров
Памук, Рушди, Сарамаго: 10 книг зимы

Памук, Рушди, Сарамаго: 10 книг зимы
Новая классика для холодных вечеров

Тэги

Сюжет

Люди

Прочее

Новое и лучшее

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

Еще глубже: погружаемся в тему секс-просвещения

11 мест в Сочи, где можно расслабиться на творческом мастер-классе

Как устроена кулинарная школа Novikov School

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Первая полоса

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе
«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

«Она сделала для моей сексуальной жизни больше, чем все мои партнеры»: Как Татьяна Никонова меняла представления о сексе

Еще глубже: погружаемся в тему секс-просвещения

Еще глубже: погружаемся в тему секс-просвещенияРазвенчиваем стереотипы, объясняем, зачем нужны секс-игрушки и почему важно называть вещи своими именами

Еще глубже: погружаемся в тему секс-просвещения

Еще глубже: погружаемся в тему секс-просвещения Развенчиваем стереотипы, объясняем, зачем нужны секс-игрушки и почему важно называть вещи своими именами

11 мест в Сочи, где можно расслабиться на творческом мастер-классе
11 мест в Сочи, где можно расслабиться на творческом мастер-классе Рисование, лепка, керамика, вокал, сальса, балет и школа сомелье
11 мест в Сочи, где можно расслабиться на творческом мастер-классе

11 мест в Сочи, где можно расслабиться на творческом мастер-классе
Рисование, лепка, керамика, вокал, сальса, балет и школа сомелье

Как устроена кулинарная школа Novikov School
Промо
Как устроена кулинарная школа Novikov School Место, где каждый может научиться ресторанному делу и поварскому искусству
Как устроена кулинарная школа Novikov School
Промо

Как устроена кулинарная школа Novikov School
Место, где каждый может научиться ресторанному делу и поварскому искусству

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы! Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?
Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!

Только полюбили сквиши? А пора покупать попыты и симплы-димплы!
Релакс-гаджеты или бесконечная пупырка из TikTok?

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим» Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград
«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»

«Я объездила весь мир в инвалидной коляске и теперь помогаю другим»
Светлана Нигматуллина посетила больше 30 стран, а потом запустила туры в Калининград

К вам едет ревизор
Спецпроект
К вам едет ревизор Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим
К вам едет ревизор
Спецпроект

К вам едет ревизор
Сдали в лабораторию образцы пыли из салона красоты и узнали, чем мы там дышим

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках «Жить нужно так, как хотим мы»
Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках

Как гуляют арестованные редакторы DOXA. День первый — Армен Арамян в Котельниках
«Жить нужно так, как хотим мы»

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова
«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«Людоед»: Мрачный хардкор-панк из Кирова

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции
«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос

«За год у меня было больше 25 цветов»: Разные люди — о ярком окрашивании волос
От школьных экспериментов до постановки на учет в полиции

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем Который уже можно найти повсюду
Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем

Первые сезонные травы: 3 блюда со щавелем
Который уже можно найти повсюду

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все! И даже больше
Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!

Zara выпустила первую большую коллекцию косметики. В ней есть все!
И даже больше

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ
Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Где покупать одежду дешевле и продавать ненужную: 9 российских ресейл-платформ

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб Мы узнали, почему так дорого
Сколько на самом деле стоит вылечить зуб

Сколько на самом деле стоит вылечить зуб
Мы узнали, почему так дорого

Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут
Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут А зарплата — нет
Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут

Как экономить и откладывать деньги, когда цены постоянно растут
А зарплата — нет

10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году
10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году Ирландец For Those I Love, «ИХНАБТБ» и норвежский постпанк Pom Pom
10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году

10 альбомов, которые вы могли пропустить в 2021 году
Ирландец For Those I Love, «ИХНАБТБ» и норвежский постпанк Pom Pom

Как сделать квартиру удобной для жизни
Как сделать квартиру удобной для жизни
Как сделать квартиру удобной для жизни

Как сделать квартиру удобной для жизни

Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой
Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой Наши лучшие истории о работе, бизнесе, заработках и тратах
Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой

Как быть счастливым без денег, не плакать о потерянных биткоинах и смириться с удаленкой
Наши лучшие истории о работе, бизнесе, заработках и тратах

Как ухаживать за волосами и выбрать подходящую расческу, нужно ли менять зубную щетку каждый месяц и чем опасен пирсинг
Как ухаживать за волосами и выбрать подходящую расческу, нужно ли менять зубную щетку каждый месяц и чем опасен пирсинг
Как ухаживать за волосами и выбрать подходящую расческу, нужно ли менять зубную щетку каждый месяц и чем опасен пирсинг

Как ухаживать за волосами и выбрать подходящую расческу, нужно ли менять зубную щетку каждый месяц и чем опасен пирсинг

10 музыкальных историй этого года
10 музыкальных историй этого года Кирилл Иванов рассказывает про все альбомы «СБПЧ», а адвокат Оксимирона и Славы КПСС объясняет, почему лучший — Замай
10 музыкальных историй этого года

10 музыкальных историй этого года
Кирилл Иванов рассказывает про все альбомы «СБПЧ», а адвокат Оксимирона и Славы КПСС объясняет, почему лучший — Замай

Подпишитесь на рассылку