Взять в отпуск: Лучший нон-фикшн первой половины 2016 года От Левонтиной и Казанцевой до Эткинда и Быкова — 10 важных книг

Взять в отпуск: Лучший нон-фикшн первой половины 2016 года

По просьбе The Village Алексей Павперов выбрал десять важных нон-фикшн-книг, вышедших с начала 2016 года. Среди них — энциклопедия страхов и неврозов, документальный шпионский триллер, развенчание популярных антинаучных мифов, исследование памяти и горя после ГУЛАГа, мегаломанская биография Маяковского и многое другое.

Ирина Левонтина. «О чём речь»

Corpus

«О чём речь» можно считать продолжением предыдущей книги филолога Ирины Левонтиной «Русский со словарём» — издание 2010 года также исследовало русский язык как живой организм, склонный к изменениям и трансформациям. За шесть лет лингвистических наблюдений и анекдотов накопилось на весьма увесистый 500-страничный труд. Впрочем, опасаться подобного объёма не стоит: Левонтиной чужд академический снобизм, ей удаётся выстроить увлекательное и ясное повествование, которое при всей своей занимательности не теряет в тщательности проработки материала. Заметки о языке написаны в форме небольших эссе, которые разбиты на несколько удобных разделов: читать их можно с любого места, просто ухватившись за понравившееся заглавие в оглавлении.


Ася Казанцева. «В интернете кто-то неправ! Научные исследования спорных вопросов»

Corpus

На этот раз лауреат премии «Просветитель», исследователь и научный журналист Ася Казанцева принялась за развенчание популярных мифов, которые пронизывают как медийное поле, так и нашу обыденную жизнь: автор последовательно и доступно объясняет, что прививки не вызывают у детей аутизма, гомеопатия работает исключительно в качестве плацебо, а ГМО не вызывают раковых опухолей.

Возможно, одной из наиболее актуальных в локальном контексте глав можно назвать обсуждение гомофобии, врождённости сексуальной ориентации и воспитания детей в однополых браках. В пространстве непрекращающегося информационного шума, распространения заблуждений и дезинформации книга Казанцевой становится важным, а для кого-то и обязательным к прочтению текстом.


Александр Эткинд. «Кривое горе: Память о непогребённых»

«Новое литературное обозрение»

На данный момент Александр Эткинд, наверное, один из наиболее актуальных и интересных историков культуры в России. За свою карьеру он успел поработать в Кембридже, Хельсинкском университете и Европейском университете в Санкт-Петербурге, среди тем его книг — история сектантства и психоанализа, внутренняя колонизация, биография первого американского посла в Москве Уильяма Буллита. Последняя книга Эткинда посвящена болезненному наследию репрессий и ГУЛАГа, работе горя и культурной памяти, мимесису этих процессов — в кинофильмах, картинах, литературе, дневниках и других артефактах культуры.

Размышляя о работе горя, Эткинд подключает убедительный философский аппарат (например, используя концепцию «голого человека» Джорджо Агамбена) и в то же время насыщает свой текст проницательными наблюдениями о книгах Бахтина и Лихачёва, фильмах Козинцева, Рязанова и Германа, романах Быкова и Сорокина, символизме появления и исчезновения Соловецкого лагеря на 500-рублёвых банкнотах и многом другом.


Сергей Беляков. «Тень Мазепы»

Редакция Елены Шубиной

Важная и качественно сделанная книга на актуальную тему, после которой разговоры о несостоятельности украинского национального сознания покажутся, мягко говоря, не соответствующими действительности. Автор ставшей бестселлером предельно нейтральной биографии Льва Гумилёва («Гумилёв сын Гумилёва»), Беляков вновь провёл внимательную работу с огромным массивом информации и сумел объединить все свои изыскания и выводы внутри увлекательного интенсивного повествования.

Сохраняя исследовательскую объективность, он использует имя одного из наиболее известных предателей в истории России для того, чтобы говорить о глобальных и важных темах, которые выходят далеко за пределы биографии титульного героя. Автор пишет об этнографии и религии, Польше и России, еврействе, Новороссии, Тарасе Шевченко и Николае Гоголе. Для многих «Тень Мазепы» может стать незаменимым изданием — как в качестве исторического ликбеза, так и аргумента в спекулятивных политических баталиях.


Скотт Стоссел. «Век тревожности: Страхи, надежды, неврозы и поиски душевного покоя»

«Альпина Нон-фикшн»

Журналист Скотт Стоссел обладал весьма серьёзной мотивацией написать свою книгу о страхах и неврозах: он сам — начиная с 11 лет — был жертвой обширного букета панических состояний. Доскональное изучение неврозов стало для него попыткой разобраться в собственных страхах. При этом Стоссел уже долгое время ходит к терапевту, пьёт сильнодействующие лекарства (особенно впечатляет коктейль из таблеток и водки, который ему приходится принимать перед каждым публичным выступлением) и по его собственным словам «заигрывает с клинической психиатрией» — в том, что от неврозов бывает довольно сложно избавиться, никаких сомнений не остаётся.

Тем не менее «Век тревожности» — книга полезная. С одной стороны, это убедительный каталог недугов и методов борьбы с ними. С другой — это плотное, насыщенное повествование с кучей исторических экскурсов, анекдотов и примеров: возможно, от мыслей, что Демосфен заикался, Цицерон однажды ретировался с важного судебного процесса, а великий боксёр Флойд Паттерсон на случай бегства хранил у себя в шкафчике фальшивую бороду и шляпу, кому-то станет легче выйти под свет софитов или закончить доклад.


Ева Берар. «Империя и город: Николай II, „Мир искусства“ и городская дума в Санкт-Петербурге. 1894–1914»

«Новое литературное обозрение»

Санкт-Петербург у французского историка Евы Берар — культурная и урбанистическая матрица, где политика, эстетика и градостроительство сталкиваются в борьбе разных влиятельных кружков и групп на протяжении более чем 20-летнего правления Николая II. Книга Берар совмещает в себе множество самостоятельных сюжетов — становление местного самоуправления, реформистский пыл Столыпина и Витте, нашествие деревенской «голытьбы» и беспомощность властей в прокладке канализации, культ старого Петербурга Александра Бенуа и восстановление по цитатам хронологии революции 1905 года. Связующей фигурой этого впечатляющего каталога историй можно считать некомпетентного и нерешительного императора, который верил в своё божественное предназначение так же сильно, как не любил Петербург и местное самоуправление.


Дэвид Хоффман. «Шпион на миллиард долларов. История самой дерзкой операции американских спецслужб в Советском Союзе»

Corpus

Документальная проза высшего качества, заслужившая в русском переводе несколько тенденциозный подзаголовок и обложку. Автор — лауреат Пулитцеровской премии и пишущий редактор The Washington Post, это его третья книга, связанная с историей России в XX веке. Она рассказывает об Адольфе Толкачёве, скромном инженере и идейном борце против тоталитарной советской системы, на протяжении шести лет — самом ценном агенте ЦРУ.

Толкачёв сам вышел на контакт со спецслужбами, за копии секретных документов просил для себя хорошие бритвенные лезвия, а для сына — качественные карандаши, кассетный плеер и записи с рок-музыкой: всего этого в СССР было не достать. Хоффман рисует драматичную жизненную историю, где торжествующая несправедливость и безысходность соседствуют с шифрами, тайными встречами, переодеваниями и прочими шпионскими фокусами. Только с одной оговоркой: всё, что здесь сказано, — правда.


Дэвид Эдмондс. «Убили бы вы толстяка? Задача о вагонетке: что такое хорошо и что такое плохо?»

Издательство Института Гайдара

Отправной точкой книги философа Дэвида Эдмондса стала уже весьма растиражированная этическая дилемма о вагонетке, под колёса которой можно сбросить толстяка, тем самым избавив от смерти пятерых связанных по рукам и ногам человек на рельсах. Осмотрительно чествуя своих предшественников — Аристотеля, Бентама, Ницше и Канта, Эдмондс относится к числу более эмпирически ориентированных философов, которым не чужды методы социологии и психологии.

Стоящие перед ним задачи оказываются не просто упражнениями в различении хорошего и плохого — например, вопросы морального выбора были более чем актуальны для американских военных, которые сбросили на Хиросиму и Нагасаки две ядерные боеголовки в надежде на быстрый конец войны. Кажется, что и сейчас в эпоху роботов, беспилотников и искусственного интеллекта эффективность в решении моральных проблем актуальна для человечества как никогда раньше. Именно проблемам и предпосылкам морального выбора посвящена эта ёмкая (чуть больше 250 страниц) и информативная книга.


Дмитрий Быков. «13-й апостол. Маяковский. Трагедия-буфф в шести действиях»

«молодая гвардия»

«Писать фактологическую биографию Маяковского — задача нехитрая и не слишком увлекательная, — утверждает Дмитрий Быков в „13-м апостоле“, — так что разговор о его биографии… имеет смысл только как разговор о его эпохе и о свойствах голоса». Поэтому автор и ведёт этот ничем не стеснённый разговор на более чем 800 листах. Он не обременяет себя формальными рамками биографического жанра, вспоминает всех женщин Маяковского, выводит на авансцену хоровод значительных литературных персонажей и говорит о политике, дружбе и скандалах, духе времени, судьбе и предназначении намного больше, чем о поэзии (впрочем, и здесь не отказывается от порою резких оценочных суждений).

Больше всего это похоже на одну из многословных, стремительных и насыщенных событиями и информацией лекций Быкова — возможно, поэтому длительный монолог не кажется затянувшимся, а наоборот, хочется, чтобы эта глыба текста никогда не заканчивалась. Голоса Быкова здесь чуть ли не больше, чем голоса Маяковского: «13-й апостол» — это не каноническая биография, это несколько другое явление, но явление не менее важное.


Стэнли Милгрэм. «Подчинение авторитету: научный взгляд на мораль и власть»

«Альпина нон-фикшн»

Пионер социальной психологии Стэнли Милгрэм до сих пор считается автором одного из наиболее важных, известных и неоднозначных экспериментов в своей области. В 1961 году в ходе срежиссированного научного опыта он заставлял случайных прохожих назначать сидящему в соседней комнате испытуемому удары тока — предполагалось, что это наказание за ошибки в упражнениях на запоминание. Со временем сила тока росла, а подставной испытуемый начинал молить о пощаде. В ответ на сомнения реальных участников эксперимента окружавшие их «исследователи» просили не прекращать работу и следовать плану. Электрические удары тем временем доходили до опасных и летальных значений.

Впоследствии Милгрэма обвиняли в неэтичности. Правда, наибольшее беспокойство вызывали не действия учёных, а те шокирующие результаты, к которым они привели. Изначально Милгрэм занялся темой подчинения авторитету, размышляя о миллионах людей, которые «просто выполняли приказы» во время Второй мировой войны: участвовали в военных преступлениях или по крайней мере знали об их существовании. В своей книге Милгрэм пытается понять, каким образом покорность стала одним из врождённых свойств человеческого характера, и не забывает также подробно изложить методологию своей работы. Его рассуждения могут показать пространство якобы цивилизованных общественных отношений под более пессимистичным углом, но, с другой стороны, «Подчинение авторитету» может оказать также и мощнейший освобождающий эффект.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Научный журналист Ася Казанцева — о ВИЧ, гомеопатии и популяризации науки
Научный журналист Ася Казанцева — о ВИЧ, гомеопатии и популяризации науки The Village поговорил с автором книги «В интернете кто-то неправ!» о борьбе с научными заблуждениями в обществе
Научный журналист Ася Казанцева — о ВИЧ, гомеопатии и популяризации науки

Научный журналист Ася Казанцева — о ВИЧ, гомеопатии и популяризации науки
The Village поговорил с автором книги «В интернете кто-то неправ!» о борьбе с научными заблуждениями в обществе

До и после Beat Film: Гид по документальному кино о новой культуре
До и после Beat Film: Гид по документальному кино о новой культуре Исчерпывающая история жанра и 43 важных фильма о музыкантах, течениях и образе жизни
До и после Beat Film: Гид по документальному кино о новой культуре

До и после Beat Film: Гид по документальному кино о новой культуре
Исчерпывающая история жанра и 43 важных фильма о музыкантах, течениях и образе жизни

Редакция The Village — о любимых фильмах, сериалах и музыке из детства
Редакция The Village — о любимых фильмах, сериалах и музыке из детства В День защиты детей вспоминаем «Пятый элемент», «Индиану Джонса», «Бухту Доусона» и ранний MTV
Редакция The Village — о любимых фильмах, сериалах и музыке из детства

Редакция The Village — о любимых фильмах, сериалах и музыке из детства
В День защиты детей вспоминаем «Пятый элемент», «Индиану Джонса», «Бухту Доусона» и ранний MTV

15 новых книг лета
15 новых книг лета Милан Кундера, Александр Генис, Майкл Каннингем и Олег Нестеров — Лиза Биргер рассказывает о главных книжных новинках этого лета
15 новых книг лета

15 новых книг лета
Милан Кундера, Александр Генис, Майкл Каннингем и Олег Нестеров — Лиза Биргер рассказывает о главных книжных новинках этого лета

Тэги

Сюжет

Люди

Прочее

Новое и лучшее

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Пивозавры

Первая полоса

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»
Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события

Куда пойти в Москве на этой неделе? Собрали лучшие события
Ресторанный фестиваль, спектакль-рейв и девичник в «Доме культур»

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях
На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях
На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

На кота, маникюр и психотерапию: Какие необычные выплаты можно получить в российских компаниях

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Площадь перед Павелецким вокзалом наконец-то открылась. Вот как она выглядит

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной
Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной
Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Минималистичная двухкомнатная квартира на Котельнической набережной

Пивозавры

Пивозавры«В большом городе каждый третий — пивозавр»

Пивозавры

Пивозавры «В большом городе каждый третий — пивозавр»

Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
Спецпроект
Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов И почему такие товары стоят дешевле аналогичных
Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
Спецпроект

Зачем торговым сетям собственные бренды продуктов
И почему такие товары стоят дешевле аналогичных

«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова
«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова Теплая драма о молодой осетинке, скованной цепью с семьей
«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова

«Разжимая кулаки»: Долгожданный фильм Киры Коваленко — выпускницы мастерской Сокурова
Теплая драма о молодой осетинке, скованной цепью с семьей

Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021
Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021
Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021

Нападения на журналистов, фальсификации и досрочное празднование победы единороссов: Как прошли выборы в Госдуму-2021

Важная встреча: Как устроить свидание с собой
Спецпроект
Важная встреча: Как устроить свидание с собой И какой аромат для этого выбрать
Важная встреча: Как устроить свидание с собой
Спецпроект

Важная встреча: Как устроить свидание с собой
И какой аромат для этого выбрать

«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские
«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские И что делать, если вас удерживают люди в штатском
«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские

«Есть подозрения, что вы торгуете наркотиками»: Как москвичке угрожали волгоградские полицейские
И что делать, если вас удерживают люди в штатском

Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской
Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской Лучшее открытие лета
Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской

Ресторан Mina: Италия и Ливан на Малой Никитской
Лучшее открытие лета

14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком
14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком
14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком

14 кафе и ресторанов, где можно спокойно поработать за ноутбуком

Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект
Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье И стараться не вредить природе
Мой дом, мои правила:
Как осознанно обустроить свое жилье
Спецпроект

Мой дом, мои правила: Как осознанно обустроить свое жилье
И стараться не вредить природе

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики» Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons
Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»

Гуляем с Алисой Йоффе вокруг «Электрозавода» и «Бумажной фабрики»
Говорим о здоровом питании, панке и Comme Des Garçons

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре
Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке

Гуляем c Михаилом Зыгарем по Покровке
Говорим об исторических зданиях, пьющих классиках и новом театре

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education 
и другие релизы недели
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас
Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education 
и другие релизы недели

Lil Nas X, 3HCompany, Sex Education и другие релизы недели
Что слушать, смотреть и читать прямо сейчас

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того? Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург
До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?

До лучшей велодорожки в стране нужно ехать два часа из Москвы. Стоит ли оно того?
Когда-нибудь она станет частью велопути из Москвы в Петербург

Кто такая Маша Платонова
Кто такая Маша Платонова Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам
Кто такая Маша Платонова

Кто такая Маша Платонова
Студентку Вышки и дизайнерку Максима Каца обвиняют в склонении к массовым беспорядкам

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО
«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

«Папа и Пингвин»: Сказки о внутренней свободе, написанные в минском СИЗО

Стоит ли идти на выборы и почему?

Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Стоит ли идти на выборы и почему?
Объясняют политолог, социолог и общественный деятель

Подпишитесь на рассылку