26 мая, четверг
Москва
Войти

Где учиться, чтобы стать писателем Как и для кого работают школы и курсы писательского мастерства

Где учиться, чтобы стать писателем

Курсы креативного письма — распространенная практика в зарубежных университетах. Писательскому мастерству обучают либо одним курсом длительностью в несколько месяцев, либо посвящают ему целые бакалаврские и магистерские программы. В России есть опции для профессиональных литераторов: магистратуры по литературному мастерству при ВШЭ и СПБГУ, специалитет в Томском государственном университете, а также Литературный институт имени Горького, открывшийся еще в советское время. На этом фоне в России появился новый формат писательского образования — курсы и школы художественного письма. Они длятся от нескольких месяцев до года и позволяют быстро построить связи внутри профессионального комьюнити.

The Village пообщался с преподавателями новых литшкол и рассказывает, на какие российские писательские курсы и школы действительно стоит обратить внимание.

WLAG


Стоимость

от 3 до 15 тысяч рублей за курс

Формат

онлайн и офлайн

Преподаватели: Света Лукьянова, Оксана Васякина, Дарья Серенко, Кэрри Райан

Особенности: писательские курсы для женщин, транс-персон и небинарных людей

Фокус WLAG — на комфортной, поддерживающей среде. На курсы берут только женщин, небинарных, трансмаскулинных и трансфеминных персон. Так было задумано авторкой WLAG Кэрри Райан, которая считает, что люди маргинализированных гендеров в безопасной среде пишут, читают и высказывают свое мнение более уверенно.

«Например, на очных курсах мы обсуждаем, как ПМС влияет на письмо, и в компании цис-мужчин это было бы сделать сложнее. Дело не в месячных, а в общем опыте гендерного угнетения, от которого наши курсы дают возможность скрыться», — рассказывает Света Лукьянова, соосновательница курсов в России.

Кто делает

С 2014 года Света Лукьянова вместе со своей подругой Сашей Шадриной начала вести блог о стереотипах в поп-культуре. Свету интересовал подростковый янг-эдалт, а Сашу — женское письмо. В какой-то момент девушки поняли, что хотят выйти за рамки блога и делать литературный проект. Саша узнала о писательских курсах для женщин WLAG, которые придумала британская профессорка креативного письма Кэрри Райан, и предложила привезти их в Россию.

В 2016 году Света и Саша связались с Кэрри, отучились на кураторок, перевели учебные материалы на русский язык и запустили первые очные курсы в Казани и Москве. Кроме курсов, Света и Саша открыли уже влиятельное сегодня издательство No Kidding Press, и сейчас Света занимается писательскими курсами, а Саша — книгоизданием.

Как работает школа

Вот уже пять лет WLAG делает онлайн- и офлайн-курсы для начинающих и продолжающих писать женщин, проводит занятия по автобиографическому рассказу и организует тематические воркшопы. Студентки читают тексты, написанные женщинами, например, Лусией Берлин, Ольгой Бешлей, Натальей Мещаниновой, Мирандой Джулай и Элис Монро.

Рассказы и эссе выпускниц публикуются в онлайн-лаборатории WLAG. Также совместно с издательством No Kidding Press Света Лукьянова выпускает сборники текстов студенток, на сегодняшний день их уже три: «Дружба», «Маленькая книга историй о женской сексуальности» и «Без разрешения». «Конечно, мы не публикуем все тексты, написанные на курсе, но даем вероятность публикации. В сборниках у нас могут публиковаться не только выпускницы. Мы одни из первых в России начали делать слепой отбор», — рассказывает она.

Для тех, кто хочет писать регулярно, WLAG делает Daily Letters — ежедневную рассылку с упражнениями, заданиями и советами по письму. Рассылки тематические, среди них — кураторские письма про поэтесс от Оксаны Васякиной, магические — от создательницы магазина Modern Magic Лидии Павловой, а также письма о дружбе, грусти и путешествиях.

Помимо курсов, Света Лукьянова делает свой подкаст «Сообщницы», в котором писательницы, принадлежащие сообществу WLAG, рассказывают о творческом процессе, трудностях и источниках вдохновения. Участницами первого выпуска стали создательницы литературного журнала «Незнание». А осенью 2021 года Света Лукьянова совместно с WLAG, ЦСК «Смена», организацией Volumes и издательством Teti Press провела в Казани лабораторию «Связь», во время которой писательницы совместно с художницами делали свои зины. Результаты лаборатории были представлены в галерее «Смены» и на поп-ап-выставке на дне рождения WLAG в Москве.

Что говорит основательница школы

Света Лукьянова

В литературе есть такой иерархичный патриархальный взгляд: пока тебя не опубликовало издательство и пока великий автор не написал тебе отзыв на обложке, ты не чувствуешь себя настоящей писательницей. Словно есть такой олимп, на котором стоят Достоевский и Пушкин, чуть пониже — Лесков и Платонов, а современный писатель должен быть в их тени, стремиться к ним, но осознавать, что никогда туда не доберется. Мы же хотим из этой тени вырваться и встать на плоскость, где не будет никакой иерархии.

Письмо вообще очень стигматизировано, особенно женское письмо, а потому нам важно предоставлять среду, в которой можно писать без страха быть осужденной. Во WLAG студентки не просто учатся писательским приемам и оттачивают их на практике, но еще и обсуждают книги, ведут интересные разговоры и ищут вдохновение, иными словами — находят для себя творческое поддерживающее сообщество.

Школа литературных практик


Стоимость

от 35 000 рублей за курс, есть грантовые места

Формат

онлайн

Преподаватели: Евгения Некрасова, Алеся Атрощенко, Оксана Васякина, Татьяна Новоселова, Евгения Вежлян, Галина Рымбу, Мария Игнатенко, Мария Бикбулатова

Особенности: работа с актуальными темами и фокус на поиске нового языка

«Тексты, которые сегодня в России получают литературные премии и печатаются большими тиражами, уже устарели. Они не описывают, как меняется повседневность, не поднимают новые темы. Нам же важно думать и писать о современности, а еще важно понять, каким языком», — рассказывают создательницы школы литпрактик.

Кто делает

В 2018 году менеджерка культурных проектов Татьяна Новоселова стала работать в Библиотеке имени Добролюбова, где организовывала и проводила выставки, встречи с писателями и другие публичные мероприятия. Ее экспертиза — литературный рынок и его аудитория. В 2019 году Новоселова вместе с писательницами Евгенией Некрасовой и Оксаной Васякиной открыла Школу литературных практик на базе «Шанинки». К ним присоединились социолог литературы Евгения Вежлян и филологиня Алеся Атрощенко.

Как работает школа

В школе преподаются проза, поэзия, современный литературный процесс и литературный менеджмент. Проведя несколько базовых курсов, кураторки поняли, что хотят видеть больше русскоязычных текстов, написанных современным языком на современные темы. Здесь разбирают, как писать о травме, о женском опыте, опыте ЛГБТ-персон или миграции.

Чтобы найти собственный актуальный язык, кураторки решили построить занятия на принципах изменяемости и междисциплинарности. Каждый набор школы отличается от предыдущего: для нового курса составляется своя программа, подбираются темы и эксперты. В 2021 году в школе прошел курс «Адаптация», где студенты занимались не только прозой, но и эссе, сценаристикой, переводом и социологией литературы. А на курсе «Экописьма» студенты, помимо основных занятий по письму, слушали лекции приглашенных художниц и поэтесс.

Помимо междисциплинарности, кураторки придерживаются принципа постоянной практики. Поэтому все занятия школы основаны на исследовании. Вместе со студентами преподавательницы разбирают, как написаны разные тексты, ищут в них литературные приемы, исследуют, как текст и актуальные для школы темы сосуществует с другими видами искусства.

«Да, мы даем задания и проверяем их. Но мы не позиционируем себя как авторитетов. Нам важно исследовать это поле вместе», — говорят преподавательницы. Иногда студенты сами выступают экспертами: студентка курса «Экописьма» Леля Нордик прочла лекцию про экофеминизм, а студенты, родившиеся в разных регионах России, рассказывали про свои локальные или национальные традиции и про то, как о них писать.

У студентов школы есть большое преимущество — возможность публикации. За два года существования в школе вышло несколько сборников: онлайн-антология «Встречи с властью», антология «Возвращение домой», изданная в литературном номере журнала «Искусство кино», сборник про семью «Одной цепью», куда вошли тексты не только студентов школы, но и уже известных писателей — Полины Барсковой, Ксении Букши и других. Студенты школы получают места в арт-резиденциях, их тексты публикуют в литературных журналах. Выпускница школы, журналистка Дарья Благова, готовит к изданию свой роман «Южный ветер».

Кураторки объясняют, что необязательно иметь опыт публикаций и опыт писательства, чтобы учиться в их школе. «Нам интересно работать с людьми, которые никогда не писали. Да, все приходят с разным бэкграундом, но оттого интереснее наблюдать, какой путь развития проходят начинающие авторы», — рассказывают они.

Что говорят основательницы школы

Татьяна Новоселова

менеджерка культурных проектов

Наша глобальная миссия — включить литературу в современный культурный процесс, чтобы наравне с модными спектаклями, выставками и концертами говорили о главных текстах года или десятилетия. Поэтому нам важно видеть у себя в школе людей с экспертизой в разных сферах. На наших курсах училась редакторка издательства «Есть смысл» Юля Петропавловская, с которой мы вместе сделали сборник «Одной цепью». Другая наша студентка — художница Ильмира Болотян — стала приглашенной кураторкой курса экопрозы. Мы рады видеть людей разных профессиональных идентичностей у себя на курсах, потому что они обогащают не только наше сообщество, но и литературный процесс в целом и в перспективе делают современную литературу более видимой в смежных сферах искусства.

Алеся Атрощенко

филологиня

Наши студенты часто говорят, что литературное поле депрессивно и консервативно. В нем правда много токсичности, потому что ресурсов мало, а люди склонны обесценивать свою работу и работу окружающих. Сложилась установка, что изменить что-то трудно и что публиковаться будут только избранные гении. Наш же подход горизонтальный — мы приглашаем студентов вместе подумать над тем, каким языком сегодня можно писать, какие форматы использовать, как сформировать новый рынок литературы.

Евгения Некрасова

писательница

Школа, в первую очередь, — это наш общий очень личный проект. Мы разрабатываем в лабораториях те темы, которые волнуют нас и студентов. Мы общаемся с людьми, читаем, ощущаем нехватку, пустые белые места в литературе — мощный живой кусок реальности есть, литературы пока нет — предлагаем студентам темы для работы и обсуждаем с ними возможные стратегии письма. Так появляется литература. Это кажется правильным. И радует, что за последние два-три года ситуация в русскоязычном литпроцессе немного изменилась: появились новые интересные издательства, журналы, медиа, литагентства, а главное — качественные новые тексты. И мне приятно думать, что наша школа в том числе причастна к этим изменениям.

Creative Writing School


Стоимость

от 1 000 до 33 000 рублей за курс

Формат

онлайн и офлайн

Преподаватели: Майя Кучерская, Наталья Осипова, Ольга Брейнингер, Марина Степнова, Ольга Славникова, Дмитрий Данилов, Людмила Улицкая, Дмитрий Быков, Александра Борисенко, Виктор Сонькин, Вера Мильчина

Задача школы: повышение качества русскоязычных текстов

«Пожалуй, наша главная задача — растить профессионалов. Какой путь они выберут — будут детскими писателями, фантастами, поэтами или эссеистами, переводчиками с английского или французского, — не так важно. Главное, чтобы они хорошо делали свое дело — писали точно, выразительно, умно, а переводили грамотно. Над этим мы и работаем», — рассказывает соосновательница школы Майя Кучерская.

Кто делает

Идея открыть школу писательского мастерства у писателя Майи Кучерской появилась вскоре после того, как она побывала в писательской резиденции Айовы. Там находится одна из самых знаменитых магистерских программ для писателей и поэтов. «Много лет я работала литературным критиком. И всякий раз, читая англоязычного автора, удивлялась: почему ему удается сделать текст таким живым, увлекательным, со структурой тоже всегда все в порядке, никакой аморфности, как во многих русских текстах, — энергия, драйв, четкость прорисовки героя. Словно бы существует совсем другая школа, школа письма. Съездив в Айову, я поняла, что так оно и есть. Действительно, любой студент крупного или среднего американского или британского университета может взять курс по creative writing, а может и полностью посвятить себя этому в бакалавриате или магистратуре. Естественно, что в итоге средняя температура по больнице, средний уровень художественного письма оказывается выше. Там писательству учат в массовом порядке, а у нас нет. Ситуацию надо было менять. И мы ее поменяли», — говорит Кучерская.

Проведя несколько интенсивных очных курсов в Москве при Библиотеке имени Тургенева, Майя Кучерская вместе с филологом Натальей Осиповой открыла Creative Writing School.

Как работает школа

Ценности школы лежат на пересечении нескольких идей, одна из которых — поддержка начинающих авторов. «Мы создаем безопасную среду для писателей, никогда не уничтожаем и не ломаем наших студентов, об ошибках говорим мягко, об успехах и удачах — громко. Это работает: мы неоднократно убеждались в том, что, если в первую очередь искать и находить то, что у автора получается, если поддерживать его веру в себя, он растет быстрее», — считает Кучерская.

Другая ценность школы — стремление к профессионализму. Начинающие авторы изучают основы литературной грамотности, разбирают, как устроены художественные тексты. Предпочтение отдается практике, студенты выполняют творческие задания, а получившиеся тексты разбирают с преподавателями.

Сегодня в CWS более 50 курсов. Есть занятия по прозе, поэзии, автофикшну и сценаристике, художественному переводу, курсы для начинающих и продолжающих писателей, а также для детей и взрослых. Есть длинные курсы, на целый год, есть на семестр, есть совсем короткие — на два дня. Занятия проходят как онлайн, так и очно в Москве и в Санкт-Петербурге. Для тех, кто уже работает над рукописью романа, в школе есть формат коучинга: эксперты помогут не только с редактурой, но и подскажут, в каком направлении можно развивать текст.

Лучшие работы студентов публикуются в электронном журнале «Пашня». Один раз в год выходит бумажная версия журнала. Школа сотрудничает и с издательствами. В 2018 году Майя Кучерская вместе с «Редакцией Елены Шубиной» выпустила сборник «Счастье-то какое», куда вошли рассказы как выпускников CWS, так и уже состоявшихся писателей. В 2019 году в «Эксмо» вышел сборник рассказов выпускников CWS «Твист на банке из-под шпрот». На сайте «Горький» регулярно публикуются работы из мастерской перевода.

За семь лет существования школы более 15 выпускников выпустили свои романы в российских издательствах, десятки опубликовали повести и рассказы в литературных журналах.

Что говорит основательница школы

Майя Кучерская

писательница, соосновательница Creative Writing School

Человека можно научить писать художественные тексты. Так же как можно научить играть на пианино, писать картины или говорить по-японски. Доказательством тому являются работы наших выпускников. Огромное количество этих людей пришли, ничего почти не умея и сомневаясь в своем праве на сочинение текстов. В итоге они выросли в профессиональных авторов, а их книги публикуются в лучших российских издательствах.

«Глагол»


Стоимость

от 7 до 36 тысяч рублей за курс, есть бесплатные места

Формат

онлайн

Преподаватели: Арина Бойко, Алла Горбунова, Тата Анастасян, Евгений Бабушкин, Елена Погорелая, Евгений Казачков

Особенности: совмещение креативного мышления и писательских практик

Все занятия строятся на совмещении приемов креативного мышления, теории и практики художественного письма. Студенты не просто изучают литературную базу и читают тексты, но и учатся каждый раз по-новому подходить к письму, дополняя этот процесс практиками по развитию креативности.

Кто делает

Продюсерка и писательница Женя Иванова работала в команде образовательного проекта по развитию креативности Most Creative Camp, запускала издательство Bookmate Originals, училась на нескольких литературных курсах. Женя поняла, что хочет создать новый проект, в котором писатели, драматурги, сценаристы и редакторы буду помогать начинающим авторам написать первые тексты. В 2020 году она запустила школу прозы «Глагол», над которой работает вместе с писательницами Наташей Подлыжняк и Ариной Бойко (соосновательницей журнала «Незнание»).

Самый популярный курс школы — «Курс одного рассказа» — больше похож на интерактивную книгу о креативном письме. Каждый день студенты получают новые задания — например, «сводить» свою героиню или героя на воображаемый прием к психологу, чтобы лучше понять мотивы поступков, или потренироваться описывать ощущения в закрытом инстаграм-аккаунте. Кроме того, студенты изучают теоретическую базу о том, как создавать диалоги и выстраивать драматургию текста. «Курс одного рассказа» длится всего три недели, но за это время студенты успевают написать тексты, которые потом отсылаются в журналы — Esquire, «Прочтение» и другие.

Еще один, более фундаментальный курс «Глагола» — «Базовый курс прозы» — включает 13 занятий. Студенты созваниваются в Zoom два раза в неделю с экспертами из разных сфер: писателями, сценаристами, критиками, редакторами и издателями. Вместе они обсуждают, как найти сюжет для текста, исследуют актуальные способы письма и учатся редактировать собственные работы. Так студенты формируют собственную базу писательских приемов. За время курса каждый студент может написать текст, который войдет в сборник.

Как работает школа

Особенность «Глагола» — отсутствие дистанции между преподавателями и студентами и поддержка на всех этапах работы с текстом. «У начинающего автора есть психологические блоки, люди сомневаются, достойны ли они писать. Многие боятся показывать свой текст, и этот страх обоснован — первые читатели часто безжалостно критикуют работы новичков. Есть и другие проблемы: авторы не знают, куда нести свои тексты, где найти редактора и профессиональную поддержку», — говорят основательницы школы. «Глагол» помогает решить эти проблемы: после обучения студенты обзаводятся контактами писателей и редакторов, могут опубликовать свои рассказы, а также попадают в общий чат выпускников, где публикуется информация об опен-коллах и литературных мероприятиях.

За два года существования «Глагол» выпустил сборники «Любовь во время карантина» с издательством Popcorn Books, «Мир не будет прежним» с благотворительным фондом «Круг», «Куда глаза глядят» со Storytel, а также делал совместные проекты с психологами и музыкантами. Основательницы школы рассказывают, что в планах сделать еще один сборник с опен-коллом и приглашенным ридером, а также запустить летнюю литературную резиденцию.

Что говорят основательницы школы

Наташа Подлыжняк

писательница, продюсерка литературных мероприятий, редакторка

Нам хочется быть школой, преодолевающей литературный снобизм. Когда говорят про литературу, скорее всего, имеют в виду роман, вышедший на бумаге и изданный крупным российским издательством. Мы хотим это поменять: сейчас не хватает DIY-проектов, работающих с узкими жанрами и темами. Есть люди, которые боятся писать о своем опыте, о травме. Если работать с такими текстами, то они могут выйти за рамки дневниковости и стать литературой для читателей. Мы поддерживаем неконвенциональные темы и авторов с разным опытом, публикуем ЛГБТ-писателей — для них у нас на курсах есть отдельные бесплатные места.

Арина Бойко

писательница

В российском литературном поле намечается противостояние между курсами писательского мастерства и академическими программами творческого письма. К нам приходят не только те, кто планирует стать великим автором, но и те, кто просто хочет попробовать писать. Когда ты только учишься, то не понимаешь, как попасть в мир литературных журналов и состоявшихся писателей. Писательские курсы, школы и академические программы нового типа предлагают начинающим авторам мягкое вхождение в этот мир. В нашем случае это, может, не всегда похоже на настоящую конкурентную писательскую среду — например, когда мы издаем сборники итоговых рассказов, куда попадают все выпускники и выпускницы. Такой подход помогает не бросить письмо тем, кто хочет, но боится заниматься литературой.

Московская школа новой литературы


Стоимость

90 000 рублей в год (10 курсов в семестр), есть грантовые места и специальный приз для шорт-листеров Премии Аркадия Драгомощенко

Формат

гибридный, с акцентом на очные практические мастерские

Преподаватели: Павел Арсеньев, Борис Клюшников, Михаил Куртов, Кирилл Медведев, Роман Осминкин, Евгения Суслова, Анна Родионова, Алла Горбунова, Денис Осокин, Павел Пепперштейн, Кети Чухров, Юрий Муравицкий

Особенности: фокус на экспериментальных текстах, освещение проблем современного литературного процесса

Основная задача школы — не только научить людей писать, но и познакомить с тем, как устроено литературное поле и какова его непосредственная предыстория. «Сегодня надо поставить вопрос о том, стоит ли вообще идти в литературу, а если все же предпринимать этот рискованный шаг, то как именно это делать (и как не делать). Поэтому мы решили, что будем учить студентов ориентироваться в этом не всегда дружелюбном пространстве, изобретать неожиданные и порою странные способы действия в перенасыщенной литературной среде», — говорит создатель школы Павел Арсеньев.

Кто делает

Московская школа новой литературы выросла из литературного журнала [Транслит]. Его редакция во главе с поэтом и теоретиком литературы Павлом Арсеньевым изначально представляла собой «орган студенческого недовольства филологическим образованием». С одной стороны, основателей журнала (в ту пору студентов питерского филфака) не устраивало, как историю и теорию литературы преподают на гуманитарных факультетах, с другой — то, что эта литература собой представляет в современный момент. Накопив редакторский (23 выпуска), кураторский (десятки мероприятий от квартирных чтений до поэтического опен-эйра на «Новой Голландии») и издательский опыт (помимо журнала это две книжные серии — поэтическая *kraft и теоретическая *démarche), в 2020 году Павел Арсеньев и товарищи открыли первую Лабораторию [Транслит] при МШНЛ.

«Наша лаборатория в школе — это синтез 15-летнего опыта издания независимого журнала поэзии и теории, с одной стороны, и нашей собственной изломанной институциональной биографии, которой пришлось заплатить за его столь длительное и независимое от каких-либо „папиных“ институций существование. Мы обладаем некоторым институциональным опытом, а он никогда не бывает безоговорочно успешным, и все же накопленные нами практические знания могут позволить сэкономить время молодым претендентам на входе в литературу. Мы поняли, что можем поделиться если и не своей „историей успеха“ (оставим это для „дружных коллективов с перспективой карьерного роста“), то тем опытом структурных потолков, производственных коллапсов и распадов сообщества, который неизбежно поджидает в культуре всякого, кто не ограничивается школьными стихами в альбом. Одним словом, мы знакомим с реальностью литературной борьбы в полевых условиях», — рассказывает Павел.

Как работает школа

Первый набор в МШНЛ состоялся в 2020 году. Тогда [Транслит] сконструировал только одну лабораторию — «Поэзия и теория». На следующий год под началом редакции появились еще две: «Проза и экспериментальное литературоведение» и «Драматургия и театральные практики» — в каждой из них примерно по пять авторских мастерских. Поступая в школу, студенты могут посещать любые занятия всех трех лабораторий, однако преподаватели советуют выбрать двух-трех мастеров и прикрепиться к ним, чтобы как можно раньше начать работу над дипломным проектом, создавая свой собственный микс — из неофициальной поэзии и документального театра, медиаархеологии и истории модернизма, советской фантастики и ксено-письма.

Форматы у всех семинаров разные, но главный принцип — совмещение теории и практики в разных пропорциях. «Мы ориентируемся на самые подвижные периоды литературы. Например, в 20-х годах прошлого века Шкловский и Тынянов были не только выдающимися теоретиками, но и отметились экспериментальной прозой. В 60-е многие (пост)структуралисты пытались размыть границы между литературной теорией и практикой, создавая из теоретических эссе квазисюжетные построения. Наконец, сегодня theory fiction (и для более лирически настроенных — автофикшн) рушат последние оставшиеся межжанровые перегородки. Нам близки эти трансгрессивные настроения, и мы стараемся превратить студентов в гибридных авторов, которые могут написать и теоретическое эссе, и экспериментальный художественный текст», — рассказывает Арсеньев.

В Школе новой литературы ждут тех, кто уже имел опыт столкновения с институциями, «кто уже где-то успел поучиться и в чем-то разочароваться» — гласит официальная информация о поступлении. «Многие наши студенты уже учились гуманитарным наукам или современному искусству, утомились их спекулятивностью или схоластичностью и теперь хотят заняться чем-то новым и более практическим. Так, выпускник нашей школы Александр Гореликов учился в „Школе Родченко“ и „Базе“, после чего решил писать пьесы про Пугачева в стиле мамбл-кор. Сдвиг медиума вследствие продуктивного разочарования привел к тому, что теперь его ставят в Пермском театре», — говорит Павел Арсеньев.

Несмотря на то что из-за пандемии школа вынуждена регулярно уходить в онлайн, преподаватели стараются не только ориентироваться на очный формат, но и проводить свои занятия на артистических площадках, чтобы знакомить студентов с участниками и топографией актуального художественного процесса. Студенты собираются в Москве и Питере — в книжном «Порядок слов» и галерее «Люда», на Пушкинской, 10 и «Винзаводе». «Это не просто выезды в поле, это приучение студентов к тому, что у литературы есть свои пространства, она не сводится к бумаге или экрану», — считает Арсеньев.

Что говорит основатель школы

Павел Арсеньев

поэт, теоретик, художественный руководитель МШНЛ

Мы не хотим обманывать людей и говорить, что за 40 минут в день научим их писать качественные тексты и зарабатывать миллионы. Что реально нужно людям, которые хотят писать, — это открывать глаза на институциональное устройство литературного мира, его структурные тупики и возможные стратегии поведения. Необязательно так уж всех разочаровывать, но стоит объяснить, чем являлась артистическая судьба в разные исторические эпохи и как быть готовым к отказам и безденежью конкретно в нашу. Другими словами, мы говорим о том, с чем мы столкнулись сами за эти 15 лет и как сумели теоретически обобщить этот опыт.

Другие школы и курсы писательского мастерства

Litband


Стоимость

от 4 500 рублей за курс

Формат

онлайн

Высшие литературные курсы при Литературном институте имени Горького


Стоимость

93 450 рублей в год

Формат

очно-заочный

Международная школа профессий


Стоимость

от 1 600 рублей в месяц

Формат

онлайн

Фотографии: обложка — Natee Meepian - stock.adobe.com, 1 — WLAG, 2 — Школа литературных практик, 3 — Creative Writing School, 4 — «Глагол», 5 — Московская школа новой литературы

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Куда пойти учиться этой осенью
Куда пойти учиться этой осенью Чтобы найти новую работу и сделать свою жизнь интереснее
Куда пойти учиться этой осенью

Куда пойти учиться этой осенью
Чтобы найти новую работу и сделать свою жизнь интереснее

«Я прохожу много онлайн-курсов»
«Я прохожу много онлайн-курсов» Люди, которые постоянно учатся, — о том, сколько потратили на это времени и денег
«Я прохожу много онлайн-курсов»

«Я прохожу много онлайн-курсов»
Люди, которые постоянно учатся, — о том, сколько потратили на это времени и денег

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

Подпишитесь на рассылку