16 мая, понедельник
Москва
Войти

В России впервые можно посмотреть «Сайнфелда» — любимый сериал авторов ваших любимых сериалов. Что нужно о нем знать?

В России впервые можно посмотреть «Сайнфелда» — любимый сериал авторов ваших любимых сериалов. Что нужно о нем знать?

C 1 октября на Netflix можно посмотреть «Сайнфелда»: классический ситком Джерри Сайнфелда и Ларри Дэвида, добрую часть девяностых на равных бодавшийся за зрителя с «Друзьями». В России сериал, тем не менее, практически неизвестен: он закончился в 98-м, и к началу нулевых, когда российское телевидение начало массово закупать американские сериалы, видимо, казался тогдашнему телевизионному начальству устаревшим (хотя был кратковременный период, когда сериал показывали на канале ТНТ). Можно понять — на фоне «Клана Сопрано», «Секса в большом городе», «Клиники», да и тех же «Друзей» сериал, начавшийся в 1989 году и до самой последней серии сохранявший архаичную заставку, картинку, прически главных героев и даже интерьеры, выглядел архаично. Но это только на первый взгляд — на деле же «Сайнфелд» был и остается одним из самых оригинальных ситкомов в принципе: без него не было бы ни тех же «Друзей» и «Клиники», ни американского «Офиса» и «Парков и зон отдыха», ни «Сообщества» и «Рика и Морти». Смесь цинизма и сентиментальности, вызванную той же, что и у создателя «Клана Сопрано» Дэвида Чейза, реакцией на экономические процессы Америки девяностых — распад сообществ, захват крупным бизнесом всего на свете, конец истории — на которой сюжетно и интонационно держится «Сайнфелд», делает его актуальным до сих пор. Кирилл Мажай рассказал об истории сериала, его наследии и выбрал десять лучших серий ситкома.

Шоу ни о чем: Как «Сайнфелд» стал самым влиятельным сериалом на свете

Первый эпизод «Сайнфелда» вышел на NBC 5 июля 1989 года. Зрителям пилот не понравился, ТВ-начальникам тоже (один из них заклеймил шоу как «слишком еврейское»), а следующую серию удалось показать лишь спустя год. Создатели сериала, бывший сценарист Saturday Night Live Ларри Дэвид и подающий надежды стендап-комик Джерри Сайнфелд, пытались сделать шоу о жизни стендаперов и поначалу не рассчитывали на хоть какую-то популярность. Впрочем, все получилось несколько иначе: спустя пару лет после премьеры сериал смотрели миллионы зрителей, а Дэвид с Сайнфелдом случайно умудрились сделать революцию на телевидении.

В центре сериала четверка в целом обычных друзей немного за тридцать, которые живут в Нью-Йорке. Джордж Костанза (Джейсон Александр) — безработный лысеющий коренастый невротик, вечно напряженный и на грани нервного срыва; Элейн Бенес (Джулия Луис-Дрейфус) — нахальная карьеристка прогрессивных взглядов, работающая в издательстве; Космо Крамер (Майкл Ричардс) — эксцентричный бездельник c экспрессивной жестикуляцией, вечно попадающий в нелепые ситуации; и Джерри Сайнфелд (Джерри Сайнфелд) — колкий и саркастичный стендапер, плывущий по течению жизни. Сайнфелд, как можно догадаться, играет самого себя (или пытается, так как актер из него не очень), другие тоже так или иначе основаны на прототипах из реальной жизни: Джордж — это Ларри Дэвид, Крамер — его сосед по этажу, а Элейн — подруга Джерри из стендаперского круга.

За первые пару лет «Сайнфелд» получил прозвище «show about nothing» или «сериала ни о чем»: позже этот штамп обыграют в самом сериале — именно так Джерри с Джорджем будут пытаться запитчить на NBC свой сериал. В отличии от других шоу того времени, здесь нет четкой истории или объединяющего персонажей сеттинга. Сайнфелд и компания работают (или, как в случае с Джорджем, пытаются искать работу), сидят в кафе, торчат в пробках, ходят на свидания, на стадионы, по магазинам и в гости: в общем, занимаются самыми обычными повседневными вещами. Жизнь персонажей здесь такая же бесполезная и бессмысленная, как и жизнь обычных людей в Штатах в те годы — посреди засилья позитивных и одухотворенных сериалов 90-х, плохо сочетавшихся с происходящим за окном, подобный пессимизм выглядел как нечто новаторское.

Все то, чего не было в «Симпсонах», в итоге было в «Сайнфелде» — такой вариант известной фразы, в принципе, не сильно далек от правды. Юмор «Сайнфелда», понятно, основан на житейских ситуациях. Какие-то истории сценаристы почерпнули из своего опыта (как, например, линию про уличных хулиганов), а какие-то брали из жизни друзей и близких (вроде сюжета про вонючую машину). Неловкие курьезы, неприятные эксцессы с незнакомыми людьми, постоянные провалы в личных отношениях: весь спектр социальных неурядиц тут демонстрировался в скрупулезных деталях, часто доведенных до абсурда.

Стилистически «Сайнфелд» балансировал между двумя полярностями: Джерри Сайнфелд привносил легкие стендап-шутки — с документации какого-нибудь выступления начинаются и заканчиваются почти все серии шоу — Ларри Дэвид же больше любил черный юмор. Несмотря на цивильную и радостную оболочку, в самом сердце сериала кроется темнота. Вся четверка главных героев — напрочь аморальные, эгоистичные и самовлюбленные люди, которые не уважают ни окружающих людей, ни самих себя. Они постоянно лгут, ведут себя как дети, портят жизнь друзьям и знакомым, страдают от отсутствия эмпатии и вообще ничему не учатся. Короче говоря, ведут себя как нормальные люди. (Еще одна из причин, почему сериал, как и «Клан Сопрано», так хорошо смотрится сейчас: если вы не видите в этих героях себя, значит вы недостаточно хорошо смотрите).

«No hugging, no learning», — по словам Ларри Дэвида, этой мантры придерживались все сценаристы сериала, когда писали сюжеты. Персонажи с каждой серией все больше и больше деградировали: что заметно пошатнуло конвенциональное американское ТВ, где обязательно должно быть какое-то развитие в правильную сторону. Создатели «Сайнфелда» вовремя смогли понять, что обычный зритель подсознательно любит антигероев и готов пристально следить за их падением, пока в них хоть немного можно разглядеть самих себя — примерно тоже самое через пару лет поймет Дэвид Чейз, создавая «Клан Сопрано»

«Сайнфелд» считался прорывным и чисто на техническом уровне. Если традиционно в сериалах есть две истории (основная и вторичная), которые не всегда между собой перекликаются, то здесь сценаристы осмеливались давать каждому персонажу отдельные истории, которое в конце складывались воедино. Вдобавок к этому, авторы сериала раздвинули границы того, как может выглядеть так мультикамерный ситком, снятый перед живой аудиторией и с закадровым смехом. Тут пытались не ограничиваться стандартным на то время стилем, постоянно экспериментировали с ракурсами съемки и монтажными склейками, и чуть ли не на целые эпизоды отказывались от студии ради реальных локаций и максимально киношной картинки. Результат этих решений виден и сейчас: «Сайнфелд» смотрится гораздо симпатичнее многих старых сериалов, а четкая сюжетная структура работает даже там, где шутки устарели.

Сериал закончился в 1998 году после девяти сезонов на пике популярности. NBC хотели сделать 10 сезон и предлагали Сайнфелду по 5 миллионов долларов за каждую серию, но он отказался — комик к тому моменту и так уже заработал больше 250 миллионов, и хотел сконцентрироваться на личной жизни. «Сайнфелд» предвосхитил волну реюнионов сериалов из девяностых — основной состав воссоединился в 2009 году, но сделал это как всегда по-своему. Новый эпизод был снят в рамках сериала Ларри Дэвида «Умерь свой энтузиазм», где один сезон был посвящен съемкам вымышленного реюниона «Сайнфелда». С таким подходом они обыграли все необязательные воссоединения старых сериалов (шутки уже не те, персонажи выглядят плохо, концепт страшно устарел) и сбросили с плеч груз ответственности перед зрителем. Если эпизод не понравился, то можно сделать вид, что его просто не существует — все равно его сняли не по-настоящему, а в рамках вымышленной истории.

Несмотря на отсутствие новых серий, «Сайнфелд» не сошел с экранов. Начиная с 1995 года он попал в синдикацию и стал настолько востребованным, что на одних повторах смог заработать 5 миллиардов долларов: собственно, права на показ обошлись Netflix в 500 миллионов долларов. Влияние сериала сложно переоценить — каждый вторая американская ТВ-комедия за последние 20–30 лет обязана чем-то «Сайнфелду». Персонажей, которые просто тусуются с друг другом, потом успешно позаимствовали «Друзья»; аморальность и нигилизм главных героев стали основой для «В Филадельфии всегда солнечно» и «Замедленного развития»; бесконечные кино-референсы и оммажи потом станут фишкой «Сообщества» и «Рика и Морти»; властных и уязвимых женщин наподобие Элейн Бенес сделают главными героинями в «Парках и зонах отдыха» и «Вице-президенте» (где Джулия Луис-Дрейфус сыграла главную роль); шутки про секс и отношения почти дословно перескажут в «Клинике» и «Как я встретил вашу маму». Заимствования из «Сайнфелда» вряд ли прекратятся — этот сериал давно превратился во всеми любимый шаблон, переосмысления которого еще не скоро набьют оскомину.

Пышная рубашка, аутинг и супной нацист: 10 лучших серий «Сайнфелда»

The Chinese Restaurant

2 сезон, 11 серия

Первые два сезона «Сайнфелда» были неровными и не пользовались популярностью, а сериал оставался на плаву преимущественно из-за симпатии руководителей NBC и веры в то, что он рано или поздно выстрелит. Впрочем, один из лучших эпизодов вышел уже во втором сезоне, когда персонажи застревают на 20 минут в очереди в китайском ресторане. Все действие происходит в одном помещении, сюжет есть постольку-поскольку, а трое персонажей от скуки разговаривают и занимаются какой-то ерундой. Собственно, здесь и выкристаллизовывается обаяние «Сайнфелда»: за этими героями интересно наблюдать, что бы они не делали.

The Parking Garage

3 сезон, 6 серия

Еще один классический эпизод, в котором Сайнфелд и компания застревают уже не в ресторане, а в гигантском автомобильном паркинге в торговом центре, так как они забыли, где именно припарковали машину. Неурядица быстро превращается в кафкианский кошмар: Джерри хочет в туалет, Крамер теряет коробку с кондиционером, Джордж опаздывает на встречу, Элейн боится за купленную час назад золотую рыбку, а гараж все никак не заканчивается и превращается в бесконечный лабиринт. В каком-то роде верх нигилизма за весь сериал с самым удручающим посылом. Все твои друзья — идиоты, окружающие люди — полнейшие мудаки, помощи ждать не от кого и любые попытки спасти ситуацию все равно накроются медным тазом.

The Pitch

4 cезон, 3 серия

В четвертом сезоне в «Сайнфелде» появляется сквозной сюжет и ломается четвертая стена: канал NBC предлагает Джерри сделать собственный ситком, а Джордж придумывает концепцию «сериала ни о чем». То есть, начинается сериал внутри сериала, ироничный мета-комментарий на сам «Сайнфелд» и телевидение 90-х в целом. Правда, в отличии от реальной жизни, ситком у Сайнфелда получается ужасным, заканчивается на стадии пилотного эпизода и станет поводом для душевных терзаний персонажа в последующих сезонах.

The Contest

4 сезон, 10 серия

Самая знаменитая серия «Сайнфелда» посвящена одной из самых важных вещей в жизни — мастурбации. После того, как мать Джорджа застукала его за этим процессом, четверка друзей решают поспорить на деньги, кто из них продержится без рукоблудия дольше всех. Цензоры NBC не были довольны такому смелому синопсису, но пропустили в прайм-тайм в основном из-за того, что в эпизоде ни разу не называют процесс самоудовлетворения прямо, обходясь эвфемизмами. «The Contest» успешно застолбил статус «Сайнфелда» как большого важного сериала и считается прорывным для массового телевидения в принципе: если получилось снять безобидный эпизод о дрочке, то почему не получится и о других табуированных темах?

The Outing

4 сезон, 16 серия

Еще одна серия на щекотливую тему, особенно для своего времени. После неудачной шутки Элейн в прессе проскакивает новость, что Джерри — гей, который встречается со своим лучшим другом Джорджем. Ситуация нарастает как снежный ком и приводит к ряду недоразумений — причем, преимущественно из-за попыток героев опровергнуть эти слухи и не показаться при этом гомофобами. Сценарист эпизода Ларри Чарльз, будущий режиссер «Бората» и «Бруно», играет не только на стереотипах вокруг гомосексуальности, но и смеется над маскулинностью как таковой, показывая насколько хрупкой она может быть. Кроме того, это золотой пример неоскорбительной комедии на потенциально оскорбительные темы — тут проскакивают десятки гей-шуток, но нет ни одной на грани фола.

The Puffy Shirt

5 сезон, 2 серия

«Сайнфелд» был сериалом исключительно стильным — по одежде персонажей можно хорошо проследить моду 90-х, а вещи, которые они носили, сейчас легко можно найти в винтажных магазинах. В пятом сезоне подобную приверженность моде переворачивают с ног на голову, когда Джерри случайно соглашается надеть на телеинтервью пышную рубашку в духе новых романтиков, которую сшила подруга Крамера. Этот нелепый и нарочито комедийный предмет одежды позже стал настоящим культурным артефактом: ее миллион раз перекраивали в мемах, а сама рубашка теперь висит в Смитсоновском музее.

The Soup Nazi

7 сезон, 6 серия

Как в настоящей оде гедонизму, в «Сайнфелде» часто шла речь не только о сексе, но еще и о еде. Герои постоянно сидят в дайнере, пьют кофе, ходят на свидания в рестораны, готовят дома, да и вообще посвящают еде уйму времени в скрупулезных деталях. Лучший тому пример: серия про сверхпопулярную забегаловку с очень вкусными супами, где работает крайне темпераментный повар, который за неповиновение правилам заведения может навсегда забанить любого посетителя. Как и многие вещи в сериале, прототипом послужило реальное место на Манхэттене, а титульный «суповой нацист» существует и в реальной жизни — сначала он требовал от Сайнфелда извинений, но потом на фоне популярности превратил свой ресторан в сеть.

The Invitations

7 сезон, 22 серия

«Сайнфелд» также известен своими неожиданными сюжетными поворотами за гранью хорошего вкуса — пока остальные сериалы боялись жестить, здесь сценаристы всегда шли ва-банк. Так, в финальном эпизоде 7 сезона внезапно погибает Сюзан, девушка и невеста Джорджа, прямо перед их свадьбой. Случается это фактически из-за скупердяйства Джорджа (девушка умирает заклеивая языком дешевые свадебные приглашения, которые оказались токсичными), чему он в итоге оказывается несказанно рад (жениться он все равно не хотел). Падать дальше после такого уже как будто бы некуда, но у персонажей это получится.

The Bizarro Jerry

8 сезон, 3 серия

Последние два сезона сильно отличаются от всего предыдущего сериала. Ларри Дэвид решил покинуть шоу, из-за чего стиль «Сайнфелда» заметно изменился. На место повседневности и реализму пришли абсурдность и сюрреализм, а темп серий стал разительно быстрее — в общем, они приблизились к формату современных ситкомов. Так, в этом эпизоде Элейн начинает зависать с новыми друзьями из параллельной вселенной, которые похожи на Джерри, Джорджа и Крамера, но на деле их полные противоположности. По сути, это колкость по отношению к обычным ситкомам: мол, посмотрите, как все стало бы неинтересно, если персонажи были бы нормальными людьми.

The Finale

9 сезон, 23/24 серия

Финальный двойной эпизод «Сайнфелда» стал одним из самых популярных событий в истории американского телевидения (его смотрело 76 миллионов человек) и одним из самых скандальных. Ради этих двух серий в сериал вернулся Ларри Дэвид, который не придумал ничего лучше, чем отправить главных героев на скамью подсудимых. Причем буквально: четверку героев благодаря малоизвестному закону судят за все их проступки на протяжении всех сезонов и в конце концов отправляют на год в тюрьму. Такой моралистский финал вызвал бурю негодования среди фанатов, так как серия фактически насмехалась над самими зрителями и показывала им средний палец. Вы так любите этих персонажей? Сюрприз: они плохие люди, и раз они вам нравятся, то вы тоже не очень.

Обложка: Netflix

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой
«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой Объясняют активисты и феминистская исследовательница
«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой

«Дрэг как протест в России никому не нужен»: 4 проблемы предстоящего шоу Анастасии Ивлеевой
Объясняют активисты и феминистская исследовательница

Последний показ «Идеального мужа»: Каким был главный спектакль Константина Богомолова
Последний показ «Идеального мужа»: Каким был главный спектакль Константина Богомолова И почему он не мог оставаться на сцене МХТ, но останется в истории театра
Последний показ «Идеального мужа»: Каким был главный спектакль Константина Богомолова

Последний показ «Идеального мужа»: Каким был главный спектакль Константина Богомолова
И почему он не мог оставаться на сцене МХТ, но останется в истории театра

«Титан» Жюлии Дюкурно: Боди-хоррор о серийной убийце — с кровью, потом и бензином
«Титан» Жюлии Дюкурно: Боди-хоррор о серийной убийце — с кровью, потом и бензином
«Титан» Жюлии Дюкурно: Боди-хоррор о серийной убийце — с кровью, потом и бензином

«Титан» Жюлии Дюкурно: Боди-хоррор о серийной убийце — с кровью, потом и бензином

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Первая полоса

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена» Редакторы The Village попытались записаться на показы
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
Редакторы The Village попытались записаться на показы

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам Которые едут в Европу
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
Которые едут в Европу

Как дела, как дела? Это новый автозак
Как дела, как дела? Это новый автозак Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки
Как дела, как дела? Это новый автозак

Как дела, как дела? Это новый автозак
Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки

«Поездка на дачу отменяется»
«Поездка на дачу отменяется» Собрали кадры с майским снегопадом в Москве
«Поездка на дачу отменяется»

«Поездка на дачу отменяется»
Собрали кадры с майским снегопадом в Москве

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу» Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии
Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии
Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Уехавшие айтишники — о причинах переезда, утечке мозгов и будущем индустрии

Пожелание здоровья от Жириновского и 450 писем в Госдуму за день
Пожелание здоровья от Жириновского и 450 писем в Госдуму за день Как появился проект «Приемная», помогающий достучаться до власти
Пожелание здоровья от Жириновского и 450 писем в Госдуму за день

Пожелание здоровья от Жириновского и 450 писем в Госдуму за день
Как появился проект «Приемная», помогающий достучаться до власти

Подпишитесь на рассылку