Российские разработчки создали мотошлем дополненной реальности Livemap. Он обеспечивает водителя навигационной информацией без отрыва от управления байком. Указания ненавязчиво выводятся перед глазами, не загораживая обзор. При наборе скорости картинка исчезает.

 

Управляется шлем с помощью голоса, на нём всего одна кнопка — включения и выключения. Компания нашла 26 млн рублей на создание прототипа, для запуска производства не хватает еще $150 000, которые планируется собрать методом краудфандинга. 

 

 

Андрей АРТИЩЕВ

Автор проекта Livemap

 

 

Как всё начиналось

В 2008 году я работал в компании Spirit DSP, занимался стратегией интеграции аудио- и видеоплагинов в крупные сайты. Разработка позволила бы пользователям звонить друг другу внутри разных сайтов без использования Skype. Чтобы представить этот проект, я поехал на конференцию iCamp. Там я узнал о технологии дополненной реальности и о том, что есть авиационные шлемы, в которых изображение проецируется в глаза пилота. Хотя я давно не байкер, живу рядом с офисом, а для остальных целей мне хватает метро, я подумал, что прикольно было бы прокатиться в таком на мотоцикле.

Разработка меня впечатлила, и я был уверен, что такие шлемы уже есть. К своему удивлению, в интернете я не нашёл ни одного упоминания об этом продукте. Как раз к тому моменту стало понятно, что разработки Spirit не взлетят. Представители крупных сайтов отказались сотрудничать: они боялись, что голосовой трафик заменит текстовое общение и это приведёт к сокращению показов баннеров.

Сначала я хотел использовать технологию дополненной реальности на сотовых телефонах. Я разработал навигационную систему для автомобилистов: более бюджетный проект, потому что там не было железной составляющей. Я даже выиграл на это грант «Умник» в 150 000 рублей, сделал программу под телефоны Nokia. Но когда я сделал приложение, Nokia сделала свои навигационные карты бесплатными. Стало понятно, что в этом нет бизнеса. Деньги — это не главная цель моей жизни. Но если продукт не зарабатывает их, то он рано или поздно умрёт.


 

Инвестиции

В 2010 году твёрдо решил заниматься шлемами, так как подумал, что технологии созрели для реализации этого проекта. Я сформулировал идею и выиграл грант в Фонде содействия развитию малых форм предпринимательства на миллион рублей. Деньги пошли на создание чертежей и поиск оптиков. Это был очень сложный процесс. Я, наверное, пообщался со всеми оптическими коллективами во всей Европе. Думаю, что сейчас нет ни одного оптика, который из себя что-то представляет, который мне неизвестен.

 

 

Livemap: Как сделать Google Glass для мотоциклистов . Изображение № 1.

 

 

Ситуация усугублялась тем, что информации о том, как устроены и работают авиационные шлемы, в открытом доступе нет. Это буквально военная тайна. Я собирал данные по крупицам. Заказывал разработки и очень часто терял время и деньги, с кем-то даже пришлось судиться. Многие оптики оказывались просто балаболами. Но время гораздо более важная вещь, чем деньги. Деньги можно заработать, а время — невосполнимый ресурс. В результате я нашёл оптиков, которые занимались подобными вертолётными шлемами, причём в России. Только они смогли сделать чертежи оптической системы.

Вскоре я познакомился с Алексеем Комиссаровым. Через пару недель после нашего знакомства он стал главой столичного Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства. Там выдаются гранты по 5 млн рублей на инновационные проекты. Комиссарову понравилась идея, он сам мотоциклист. Он подсказал, как пройти процедуру получения гранта, и помог организационно.


 

Команда

Команду я пересобирал уже более ста раз, и мы ещё находимся в поисках людей. Чтобы сделать прототип, нужно определённое количество людей и компетенций, а чтобы сделать серийный образец и построить бизнес — совсем другое. Речь идёт уже о продавцах и о логистике. У нас сейчас в штате пять человек. 

Компоненты будут производиться в семи странах — США, Англии, Франции, Бельгии, Германии, Южной Корее и Китае. Договорённости с производителями уже есть. В России только разработка. Но я не считаю, что это плохо. Зачем городить свой огород, если электронные платы лучше всего делают в Китае? Договариваться с зарубежными компаниями было сложно. Мы потратили много времени, пришлось лично съездить в эти страны. Пока дело не дошло до личных переговоров, айсберг не раскалывался. Китайские компании очень удивлялись, когда узнавали, что мы звоним из России. Они воспринимали нас как инопланетян.

 

 

 

 

Сейчас наш шлем технологически уже обошёл авиационный. Хотя изначально основная цель была — сделать то же самое для гражданских нужд

 

 

 

Конкуренты

До сих пор у нас не появилось конкурентов. Livemap — это реально инновационный продукт, аналогов которому нет во всём мире. Есть обычные мотоциклетные навигаторы, но они не пользуются популярностью. Мотоциклисту нужно постоянно смотреть на дорогу — ему неудобно отвлекаться на маленький трёхдюймовый экран. Чтобы управлять таким навигатором, надо съезжать с дороги, останавливаться и вводить адрес руками. К тому же их продают по ломовой цене в $900.

 

Технология

Чтобы шлемы были удобными, мы советовались с производителями шлемов. Один из наших партнёров — компания, которая делает их уже порядка ста лет и занимает 20% рынка.

Авиационные шлемы делают всего три страны в мире — Россия, Англия и США. Сейчас наш шлем технологически уже обошёл авиационный. Хотя изначально основная цель была — сделать то же самое для гражданских нужд. В авиационных шлемах изображение зелёное. Там используется специальное голографическое покрытие, которое отражает только одну волну света. У нас оно полноцветное. Это позволяет показывать цветные карты. Кроме того, нет ни одного авиационного шлема, который управляется голосом: надо вводить информацию с помощью кнопочек и рычажков. В нашем шлеме только одна кнопка — включения и выключения. Но я не стремлюсь в авиацию: таких шлемов делается по 100 в год, а мотоциклетных я хочу делать 500 000 ежегодно.

 

 

Livemap: Как сделать Google Glass для мотоциклистов . Изображение № 4.

 

 

 

Партнёрство со «Сколково»

На «Сколково» льётся много грязи. В интернете пишут, что там только мошенники и воры. Много всякой чуши. Была у меня одна программистка, с которой я ранее работал в одной компании. Я хотел пригласить её в команду и сказал, что стал резидентом «Сколково», а она бросила трубку. Я ей перезванивал, но она не отвечала. В итоге написала мне письмо: «C тех пор как ты стал резидентом „Сколково“, мне про тебя стало всё понятно, сотрудничать не будем».

Но если бы не было «Сколково», вряд ли бы мы могли сделать этот проект. Деньги от них нам очень помогли, и спасибо им за это. Инвестиций в России я получить не могу до сих пор, потому что российские инвесторы вкладывают либо в клоны, либо в софт. Так что если бы госфонды не помогли, то никогда бы не было проекта Livemap.

 

Выход  на рынок

В первую очередь мы запустимся в англоязычных странах. Мы открыли предзаказ, два шлема уже купили — два американца перечислили по $1 500 (когда будет организовано производство, цена шлема поднимется до $2 000). Мы сейчас собираем деньги через краудфандинговую платформу IndieGoGo. Нам нужно $150 000. Мы хотели собрать деньги через Kickstarter. Но он встал в позу: нам написали, что они не занимаются проектами, которые относятся к вооружению, наркотикам, политике и в том числе безопасности. Они сказали, что наш проект — это не гаджет, ведь основная функция шлема — это защита головы, а не навигация.

Но думаю, мы быстро соберём нужную сумму. Для этого надо только продать 100 шлемов по предзаказу. У нас восемь стран распространения — по сути, всего по 10 шлемов в каждой стране. Тогда мы сможем начать производство уже в 2014 году.

 

 

Фото: Антон Беркасов