Дмитрий ЛЕВИЦКИЙ

Совладелец и управляющий сети баров 
«Дорогая, я перезвоню»

В трёх центральных «Дорогих» — на Павелецкой, Маяковке и на Китай-городе — не курят с 31 марта. На самом деле в марте пришла пора менять вентиляционную систему, в залах было очень накурено, посетители жаловались. И я решил: если 1 июня всем запретят курить, можно не дожидаться этого срока. Опасения были, но я решил, что за два месяца мы не сможем упасть драматично.

Вычленить последствия этого решения сложно, но я убеждён что оно никак не повлияло на финансовые показатели. Есть сезонные колебания, которым мы подвержены год от года, они связаны с погодой. В летний сезон наша выручка традиционно падает на 10–15%, иногда даже на 20%. Это понятно и объяснимо: сейчас много красивых парков, там есть чем заняться, проходят летние оупен-эйры — людям не очень хочется проводить время в помещении. У нас нет летних веранд, и мы не можем компенсировать сезонный спад за их счёт. В этом году по итогам апреля наша выручка упала примерно на 10%, но я связываю это не с запретом курения, а с тем, что апрель был небывало жарким. 

Есть косвенные признаки, подтверждающие мою теорию о том, что запрет курения не влияет на количество посетителей. Основную выручку мы зарабатываем в пятницу и субботу с больших столов на компанию. Такие столы бронируют заранее. С первого дня запрета курения менеджеры стали предупреждать во время бронирования по телефону: «У нас больше не курят». Ни один человек от заказа стола не отказался.

кардинально жизнь изменится только для кальянщиков и маргинальных заведений

 

Второй показатель — очень низкий процент тех, кто разворачивается и уходит на входе, когда официант предупреждает: у нас нет курящего зала. Я связываю это с тем, что у нас не высок процент случайной аудитории. Мы находимся не на первой линии, к нам ходят лояльные клиенты.

Конечно, мы потеряли часть аудитории. В дневные часы к нам приходили сотрудники окрестных офисов, чтобы выпить кофе и покурить за стойкой. В вечерние они же пили пиво и курили. Они от нас ушли. Но эта потеря частично компенсировалась тем, что теперь в выходные дни к нам приходит больше семей на обеды, чтобы посмотреть хоккей и так далее.

Я считаю, что с первого июня кардинально жизнь изменится только для кальянщиков, но они вроде бы уже нашли бестабачные курительные смеси, и для маргинальных заведений, где есть риск, что гость выйдет покурить и больше не вернётся, а счёт останется незакрытым. К зиме люди привыкнут выходить курить на улицу и я не считаю, что заведение должно заботиться о том, чтобы курящие посетители не замёрзли. Собственно, я и не смог бы этого сделать, поставить горелку или тепловую пушку мне не позволяет законодательство. 

Что касается выгоды, я рассчитываю серьёзно сэкономить на той самой вентиляции. Дело не в том, что можно будет ставить менее мощную или более дешёвую систему. Дело в счетах за электричество. Чтобы хорошо проветривать помещение курящего зала в зимнее время, нужно тратить энергию на забор холодного воздуха с улицы, а потом на его обогрев. Тэны жрут огромное количество энергии, чтобы воздух -30 согрелся до +20. Теперь, когда мы курить не будем, не понадобится такая интенсивная циркуляция воздуха в зале. И я рассчитываю, что наши счета со 100 000 рублей в месяц уменьшатся примерно до 50 000 рублей в месяц.

Фотография на обложке из личного архива Дмитрия Левицкого