Заха Хадид на Шарикоподшипниковской улице — звучит как оксюморон, а между тем это абсолютная правда: совсем скоро неподалёку от центра Москвы появится постройка одного из главных архитекторов-деконструктивистов планеты. Новое здание британки — семиэтажный офисный комплекс Dominion Tower — последние пару лет негромко строили в промзоне у Дубровки. В выходные я отправился посмотреть на него, а в результате сильно разочаровался и расстроился. Попытаюсь объяснить, почему именно, в пяти вопросах и ответах.

Dominion Tower. Изображение № 1.Dominion Tower

Почему это важно?

Потому что Заха Хадид классная. Десять лет назад она первой из женщин получила Притцкеровскую премию, у неё в подчинении армия из 500 архитекторов, а её правая рука — бог параметрической архитектуры Патрик Шумахер, который не стесняется вежливо показывать средний палец всё тому же Притцкеровскому жюри. Можно не любить перетекающие формы зданий, просчитанные на компьютере командой Хадид и Шумахера, но какая разница: это одно из самых успешных и дорогих направлений архитектуры XXI века.

Но это лишь одна из причин. Другая — в Москве невозможный дефицит звёздной западной архитектуры. Кампус бизнес-школы «Сколково», созданный Дэвидом Аджайе, павильон «Гаража» в парке Горького работы Шигеру Бана, вилла Capital Hill в Барвихе, построенная всё тем же бюро Хадид для Наоми Кэмпбелл и потому недоступная для сторонних глаз, — кажется, лишь эти проекты и реализованы в первозданном виде.

И вдруг ещё одна аутентичная Хадид.

Guangzhou Opera House. Изображение № 5.Guangzhou Opera House

Окей, круто. А как выглядит здание?

В проекте — как очень красивая стопка небрежно брошенных Playstation 4, покрытая переливающимися на солнце алюминиевыми пластинами. В реальности же не всё так гладко. Ну то есть представьте: с одной стороны улицы — машиностроительный завод, с другой — родильное отделение за советским бетонным забором, а рядом с ними странный массив из ободранных белых параллелепипедов. Отделка до сих пор не завершена, но следов активного строительства тоже не видно, и всё это несколько походит на заброшенный торговый комплекс в спальном районе. Проще не расстраиваться, скачать официальное приложение и поразглядывать виртуальную постройку дома на планшете (тем более что внутри обнаружится типичный для Хадид будто бы расплавленный атриум с неровными зигзагами лестниц).

Претензия, впрочем, не в этом: в конце концов, даже у эффектного оперного театра, который Zaha Hadid Architects создали в китайском Гуанчжоу, через пару месяцев после открытия стала облетать плитка с фасада. Просто Dominion Tower — очень скучная Хадид для бедных. Вернее, так: это дорогая и ладная вещь из позапрошлой коллекции, которую провинциальный житель купил в метрополии в стоке и теперь восторженно привёз в свой райцентр. Если домик Наоми в Барвихе удивляет обтекаемыми формами и высокими башнями, походя при этом то ли на обычный корабль, то ли на космический, то офис на Шарикоподшипниковской — это привет из середины 2000-х.

 

Кто виноват: девелопер?

Скорее, жизнь виновата. Если покопаться в истории проекта Dominion Tower, то окажется, что его действительно стали разрабатывать ещё десять лет назад на пике московской моды на зарубежных звёзд: как раз тогда Норман Фостер, Рем Колхас, Заха Хадид и Эрик ван Эгераат должны были создать с дюжину новаторских зданий. В итоге за десятилетие не построили примерно ничего, кроме «Города столиц» в «Москва-Сити», — и то голландец Эгераат судился с Capital Group за то, что тот отстранил его от работы и серьёзно упростил проект.

Офисный центр на Дубровке начали строить весной 2008 года, потом случился кризис, и проект от звезды оказался слишком дорогим компании «Доминион-М». Российский архитектор Николай Лютомский удешевил и доработал проект для московских условий, но стройку всё равно заморозили на четыре года. Теперь же девелопер завершает эпопею и ищет арендаторов: говорят, за громкое имя инвестор рассчитывает поднять ценник на 20 %.

В общем, обычная бизнес-логика и нормальный результат: лучше уж поздно построить хоть какую-то Заху Хадид, чем не иметь никакой. Впрочем, не факт, что сама она когда-нибудь лично слышала об этом проекте. И, конечно же, он никогда не появится на страницах журнала Mark.

Evelyn Grace Academy. Изображение № 11.Evelyn Grace Academy

А будет мораль истории?

Ага, и она грустная. Архитектура всегда вторична по отношению к жизни общества и важна лишь в её контексте. Вау-аттракционы, которые создают архитектурные звёзды по всему миру, являются не просто зданиями. Они есть выражение идеологии общества и успешности страны, будь то авторитарная диктатура, восточная нефтяная деспотия или благополучная демократия.

Причём политика как таковая не имеет значения: бюро Фостера, Хадид, Колхаса, Нувеля или любой другой звезды готовы строить что угодно и кому угодно, а их главные проекты и вовсе приходятся на недемократичные Китай и Ближний Восток. То есть в России нет хорошей архитектуры не потому, что она авторитарная страна, а потому что она на самом деле никакая не сильная и не очень успешная. Чтобы там ни пела госпропаганда, как бы я ни любил свою страну, иногда приходится признать, что Россия — это третий мир, failed state. Заха Хадид второй свежести, к сожалению, не даст соврать.

 

Ты русофоб?

Нет, я Юра, привет. Теперь на The Village я буду рассказывать об архитектуре. Будет много интересного.

 

Фотографии: Zaha Hadid