В Москве продолжается реализация программы «Моя улица», из-за которой масштабные ремонтные работы захватили центральные улицы города. Пока рабочие перекапывают Тверскую, Знаменку, Бульварное кольцо и другие важные для города артерии, пешеходы вынуждены пролезать по узким проходам между ограждениями высотой в человеческий рост. The Village узнал, в каких зарубежных крупных городах проходят подобные работы, а также поинтересовался у их жителей, как местные реагируют на неудобства.

Стамбул

Начиная с 2013 года на площади Таксим, одной из главных в европейской части Стамбула, ведутся ремонтные работы, жертвами которых стал парк, а именно им площадь была известна после сноса в 1940 году военных бараков. Последние планируют восстановить, а также создать на территории Таксим торговый центр.

Елена Смирнова, жительница Стамбула: Площадь Таксим — это самый центр европейской части Стамбула и, пожалуй, главная площадь города. Есть ещё туристическая площадь Султанахмет, находящаяся между Айия-Софией и Голубой мечетью, но Таксим — центр более деловой и административный, нежели исторический. Сама по себе площадь огромная, но на Красную площадь в Москве или Дворцовую в Петербурге, привычные нашему глазу, она походит мало: нет такого простора. Изрядную часть площади занимает парк Таксим-Гези, и он, пожалуй, самое приятное и примечательное, что есть в этом месте. Примечательное настолько, что, когда пару лет назад власти решили на месте парка построить торговый центр, тысячи жителей вышли на защиту Гези.

Протест против вырубки деревьев через пару дней перешёл в протест против политики правящей партии в целом, полиция жестоко разгоняла демонстрантов, были убитые и раненые, а площадь и парк стали печально известны на весь мир. Пожалуй, сейчас на площадь Таксим приходят посмотреть именно как на символ оппозиционной борьбы и мятежного духа молодых и прогрессивно мыслящих турок. Также на площади есть монумент Республики (впрочем, довольно заурядный) и Культурный центр Ататюрка (тоже не самое необыкновенное место).

Сколько себя помню, Таксим вечно перекопана и перегорожена. Вокруг неё то расширяют дороги, то тротуары, то ремонтируют вход в метро, то кладут новую брусчатку. Даже и не знаю, могла ли я когда-нибудь окинуть взором площадь так, чтобы увидеть её целиком, без экскаваторов, синих ограждений и прочих радостей затянувшейся стройки. Возможно, однажды это случится, но пока процесс идёт. Нельзя сказать, что это, однако, кому-то сильно мешает. Общий размер площади таков, что даже при наличии перегородок и гор строительных материалов места для обходных (и объездных) троп более чем достаточно. Люди спокойно пользуются метро, автобусными остановками и пересекают площадь пешком.

В целом в Стамбуле вообще всё очень хорошо с транспортной системой и логистикой. Разнообразие видов транспорта позволяет передвигаться по городу быстро и удобно. Коллапс создают автомобили, но если ты используешь метро, трамвай, метробус (автобус с выделенной полосой) или паром, то никаких особенных сложностей не происходит. Это к тому, что даже если городские власти затевают где-то ремонт или стройку, то это не становится для города катастрофой.

Берлин

Главная улица Берлина, знакомая всем из школьных учебников немецкого, — бульвар Унтер-ден-Линден, название которого переводится буквально как «Под липами». Но в некоторых местах из-за продолжающейся уже несколько лет реализации крупного инфраструктурного проекта вместо тех самых лип можно увидеть лишь строительную технику и горы грунта.

Екатерина Статкус, жительница Берлина: Я переехала в Берлин в 2014 году и с тех пор мечтаю хоть раз посмотреть на не перекопанную Унтер-ден-Линден. В лучшем случае этой мечте суждено будет сбыться через четыре года: обещают, что к середине 2020 года грандиозная стройка линии метро U5 закончится.

Честно говоря, в отличие от владельцев ресторанов, которые из-за перекопа должны были сворачивать свои летние веранды, я не могу пожаловаться на то, что эта стройка мне испортила жизнь (к счастью, по пути на работу я вообще не проезжаю этот квартал). Мне скорее просто грустно смотреть на туристов, которым вместо обещанной путеводителем прогулки по бульвару со старыми липами приходится передвигаться змейкой по узкой огороженной улочке и подспудно спасаться от велосипедистов. И ещё, конечно, сердце щемило, когда 50 старых лип из-за стройки всё-таки спилили.

Вообще мне кажется, что берлинцы настолько привыкли к затяжным стройкам (аэропорт BER, городской дворец, оперный театр), что уже устали возмущаться. Хотя в кухонных разговорах у каждого точно найдётся свой объект ненависти: меня, например, куда больше раздражает, что зачем-то в центре города решили заново возвести дворец. С новой метролинией и жертвами ради неё мне куда проще смириться, главное — чтобы от U5 в транспортной системе потом действительно был толк.

Амстердам

В отличие от московских улиц и проспектов, в центре Амстердама дороги узкие и, по словам местных жителей, редко оказываются шире нашего Арбата. Но это не мешает дорожным работам затягиваться на долгие годы. Ремонт на одной из центральных улиц, Рокин, продолжается уже много месяцев, и жители к нему привыкли, а вот недавно начавшиеся работы на улицах вокруг парка Сарфати стали для горожан событием, хотя и переживаются с нидерландской сдержанностью.

Екатерина Афонина, жительница Амстердама, соосновательница туристической компании «Your own Holland. Голландия для своих»: Голландцы — люди к избыточному проявлению эмоций несклонные. Но немного побурчать и выразить недовольство всем — от правительства и до современного образования — они любят. Потому и на неприятности в виде ремонта дорог, набережных и железнодорожных путей реагируют по большей части вполне сдержанно.

Тем более что в Нидерландах ремонт — состояние перманентное. Здесь не ждут, пока обрушатся перекрытия или на дороге появится яма, а действуют планомерно. Связанные с этим отмены или изменения маршрутов трамваев и поездов — дело привычное. Если вы видите человека, из-за отмены поезда мечущегося по вокзалу с нездоровым блеском в глазах, перед вами определённо иностранец. Голландец в подобной ситуации возьмёт в Kiosk причитающийся ему стакан бесплатного кофе, позвонит на работу и неспешно отправится на службу кружным путём. Или работодатель оплатит ему такси. Здесь это обычная практика.

Иное дело, когда сроки ремонта, с которыми заранее поставленные в известность жители и владельцы торговых лавок и кафе уже смирились, сдвигаются. Так случилось в двух шагах от нашего дома на улице Sarphatistraat. Ремонт начался позже запланированного срока, в мае, и продлится около двух месяцев.

Всегда улыбчивая и приветливая Джои, бармен бара Boca's, грустно говорит, что количество посетителей упало почти вдвое. В тёплые месяцы выручка кафе максимальна. Из-за разрытой дороги владельцы бизнеса несут большие потери. Джои считает, что строители начали работу летом, потому что им так комфортнее.

Брам, бармен Krull, выражается более энергично. Суть его тирады в литературной интерпретации: «Плохо, что эти нехорошие люди делают эту нехорошую дорогу сейчас, а не в сентябре».

Надо сказать, что подобная ситуация всё-таки не является типичной. И потому улица наша на некоторое время затмила в новостях всех местных звёзд. Однако голландцы не были бы голландцами, если бы просто предались унынию. Уже через пару дней в песке на разрытой дороге появились столики и стулья. И жители окрестных домов с удовольствием пьют пиво и кофе на импровизированном пляже в тени каштанов Сарфати-парка, стараясь хотя бы так поддержать свои любимые бары.


Фотографии: обложка, 2 — Florian Lehmuth, 1 — Matt Krause, 3 — Анастасия Афонина