Сегодня полиция вновь задержала Татьяну Титову — директора петербургского Музея власти, открытого за пару недель до саммита «Большой двадцатки» выставкой провокационных изображений патриарха, президента и премьер-министра. Сам музей полицейские закрыли 27 августа из-за подозрения в экстремизме. Несколько работ отправили на проверку: картины сейчас в Следственном комитете, а художник Константин Алтунин просит  политического убежища в Париже.

Первый раз Титову формально задержали за вандализм — она с тремя коллегами раскрашивала фасад здания на Невском, 20 к открытию музея. Во второй раз она проникла в опечатанное помещение без разрешения. Дирекция музея в задержаниях видит лишь проявление цензуры и политического давления.

The Village поговорил об экстремизме в искусстве и ситуации вокруг Музея власти с Дмитрием Озерковым, заведующим сектором современного искусства Государственного Эрмитажа. Главный музей города тоже обвиняли в экстремизме — из-за мишек Тедди и Роналда Макдоналада, «распятых» на православном кресте на выставке братьев Чепмен в декабре 2012-го.

 

  

Комментарий: Дмитрий Озерков — об экстремизме в искусстве. Изображение № 1.

дмитрий Озерков

заведующий отделом современного искусства Государственного Эрмитажа

Я считаю, что экстремизма в искусстве нет. Это совершенно разные вещи: есть экстремизм, а есть искусство, и они не могут существовать в рамках одного произведения. Да, искусство может нарушать законодательство. Такое происходит сплошь и рядом. Но ещё чаще бывают ситуации, когда искусство не соответствует ожиданиям граждан или оскорбляет их. Тогда открытая в рамках законодательства выставка закрывается по просьбам граждан. Например, так было с выставкой Sensation в Нью-Йорке (выставка в Brooklyn Museum of Art в 1997 году; среди экспонатов были плавающие в химическом растворе части свиньи, изображение Богородицы, измазанное слоновьим навозом, и портрет серийного детоубийцы, созданный из отпечатков пальцев детей. — Прим. ред.). Её закрыли по требованию мэра, на которого очевидно было оказано определённое давление.

 

Об экстремизме на выставке братьев Чепмен
в Эрмитаже

Частные граждане обратились в прокуратуру, потому что посчитали, что выставка имеет признаки экстремизма, и потребовали это проверить. В основном их обидело, что на выставке был изображён клоун Роналд Макдоналд, распятый на кресте. Они утверждали, что это изображение Честного и Животворящего Креста. Изображение таким образом дезавуировано, и этим оскорблены их чувства как верующих. Проверка показала, что в рамках работы братьев Чепмен нет никакого Честного и Животворящего Креста, а есть просто некий крест, который к Животворящему не имеет никакого отношения.

 

О Музее власти

Выставка в музее, который закрыт, может скорее оскорблять чувства конкретных людей, которые изображены в тех или иных неприличных формах и позах. Другой вопрос, насколько изображение патриарха и президента является изображением частного лица. Или это всё же некая институция, которая за ними стоит. В России существуют определённые законы, по которым оскорблять публичных людей при исполнении запрещено. 

Комментарий: Дмитрий Озерков — об экстремизме в искусстве. Изображение № 2.

Очевидно, что если ты сейчас делаешь проект, связанный с президентом или патриархом, то ты подпадаешь под действие закона. А незнание закона не освобождает от ответственности. Вся художественная общественность, по крайней мере те, с кем мне удалось пообщаться, обвиняет художника в том, что он сознательно создал ситуацию, при которой можно просить политического убежища во Франции. 

Я не считаю этот музей художественным проектом, он однозначно политический. Это музей власти, а не искусства. Он и был направлен на политический удар, и своих политических целей он, в общем-то, достиг. 

 

Об экстремизме

Экстремизм — понятие довольно новое для российской правовой сферы, и его толкование может быть самым широким. А это, в свою очередь, может привести к тому, что экстремизмом будет называться всё — любое произведение, которое не содержит цветочков и пейзажей. Угроза в том, что любые проявления искусства будут таким образом лимитированы. Галеристы будут бояться их выставлять, художники будут бояться их делать из-за того, что понятие экстремизма размыто. 

Угроза эта достаточно серьёзная. Вместо слова «экстремизм» можно поставить любое слово, но от проявлений хулиганства это всё равно не спасёт. Зато появился риск, что будет приостановлено нормальное развитие искусства в России. И российские художники вновь будут считаться априори антисоциальными элементами у себя дома («Сегодня ты играешь джаз, а завтра Родину продашь!») и, без поддержки своей страны, вновь окажутся аутсайдерами на мировой сцене.

  

 

Фотография обложки: starslife.ru
Репродукции картин Константина Алтунина