В конце октября в Эрмитаже открылась выставка «Ян Фабр: Рыцарь отчаяния — воин красоты» — грандиозная ретроспектива одного из самых важных актуальных художников в мире. В экспозиции представлено около 200 работ, включая наиболее известные инсталляции, выполненные в необычных техниках — для них Фабр, в частности, использовал рога, панцири жуков и чучела животных. The Village довольно подробно писал о творческом методе художника в специальном гиде, а Эрмитаж в пояснительном тексте к выставке особенно подчеркивал, что автор последовательно выступает против жестокого обращения с животными, а для своих работ использует тела бездомных (в случае с кошками и собаками) или диких животных, которые были сбиты на автострадах. Кроме того, на выставке действует возрастное ограничение 16+.

Несмотря на пояснения, спустя несколько недель после открытия выставки проект привлек внимание зоозащитников. На сайте Change.org появилась петиция с требованием «законодательно запретить псевдохудожественные провокационные выставки с чучелами животных», а 11 ноября пользователи социальных сетей запустили хэштег #позорэрмитажу.

Выставкой в своем инстаграме возмутилась певица Елена Ваенга, а депутат Госдумы Виталий Милонов назвал эрмитажный проект «самодурством, полным идиотизмом, пошлятиной и мерзостью». Петицию против эрмитажной выставки неожиданно подписал известный композитор-минималист Антон Батагов, который предложил своим читателям в Facebook «представить себе на месте экспонатов этой выставки чучела ваших кошек, собак, а также ваших близких людей». Против выставки также высказались представители партии «Коммунисты России», по мнению которых такие музеи, как Эрмитаж, не могут быть площадками для экспериментального искусства.

В свою очередь, Государственный Эрмитаж выпустил дополнительный комментарий к выставке, в котором ответил на наиболее часто задаваемые посетителями музея вопросы, а куратор проекта Дмитрий Озерков уточнил, что Эрмитаж не будет закрывать выставку, поскольку музей не считает, что она как-то нарушает права животных или тех, кто их любит.

Параллельно в поддержку Эрмитажа выступили публичные фигуры: музыкант Сергей Шнуров, искусствовед и куратор Кирилл Алексеев, завотделом новейших течений Русского музея Александр Боровский, исполнительный директор Московского музея современного искусства Василий Церетели, публицист Александр Тимофеевский и даже дрессировщик Юрий Куклачев. Эрмитаж, в свою очередь, запустил встречный хэштег #кошкизафабра, напомнив таким образом о том, что большинство знаменитых Эрмитажных кошек были подобраны сотрудниками музея на улице.

В министерстве культуры признали, что выставка вызвала широкий резонанс, отдельно отметив, что «все формы публичного представления — это не только высокая миссия, но и определенная зона ответственности музея, за которую можно и нужно уметь держать ответ».

The Village попросил прокомментировать ситуацию куратора выставки Дмитрия Озеркова, а также Светлану Сову, автора одного из наиболее цитируемых в интернете постов, призывающих закрыть выставку, а кроме того, вспомнил другие показанные в Петербурге проекты, вызывавшие горячие дискуссии и публичные споры.


Дмитрий Озерков

заведующий отделом современного искусства Государственного Эрмитажа, куратор выставки

На мой взгляд, это спланированная атака на современное искусство, на музей, на его зрителей. Написан и распространяется донос, в котором перевраны факты, подтасованы фотографии, отсутствует здравый смысл. Атакующие угрожают нам физической расправой , не желают слышать доводов ни из истории таксидермии, ни о том, что чучела животных выставлены в экспозиции Эрмитажа с момента основания музея. Вместо того чтобы бороться с браконьерами, живодерами, продавцами «любых чучел на заказ» из интернета, они ополчились на культуру. Они делают вид, что не видят ни заявления министерства культуры, ни слов петербургских зоозащитников, побывавших на выставке, ни других представителей общественности. Все это выглядит как намеренное раскачивание общества в целях отвлечения внимания от существующих проблем путем привлечения внимания к проблемам несуществующим.

Из тех, чью прямую речь я слышал, единицы осмысленных реплик. В основном это крик толпы, охотничий гон, «ату!» У нас катастрофически уменьшилось количество людей, способных слушать и воспроизводить сложные тексты. На наших глазах личности заменяются толпой. Толпа по определению лишена слуха.


Светлана Сова

волонтер-зоозащитник

Я — волонтер, и, как и другие, помогаю животным выживать на улицах нашего города, лечу, социализирую, нахожу им новый дом. Участвую в акциях поддержки и защиты животных.

Недавно мы хотели посетить Эрмитаж, ознакомиться с новыми выставленными картинами. Знакомые, узнав об этом, поделились своими впечатлениями о посещении выставки Фабра и о том ужасающем зрелище, не связанном с историческими или культурными ценностями, которое увидели: они успели посмотреть лишь несколько работ и не решились идти дальше. После этих рассказов желание идти в музей пропало. Я обнаружила отзывы на сайте о выставке Яна Фабра и фотографии в интернете. Увиденное меня повергло в шок. Как в государственном музее, одном из крупнейших и самых значительных художественных и культурно-исторических музеев России и мира, могли быть вывешены чучела умерших животных на крюках за шкуру и в распятом виде? Я считаю, что это циничное глумление над умершими животными. И кроме слов и заверений самого Фабра, нет подтверждения тому, что данные животные были им собраны на обочинах дорог.

Как мы выяснили, еще в 2012 году Ян Фабр был вынужден предаться бегству из-за устроенного им и его сподвижниками перформанса в здании мэрии города Антверпен. Его участники подбрасывали котов высоко в воздух и затем наблюдали, как они приземляются на ступени мраморной лестницы. Падая на жесткую мраморную поверхность, прикрытую лишь тонким слоем материи, подневольные четвероногие артисты отчаянно мяукали и пытались спастись бегством. Однако участники перформанса тут же ловили их, и жестокое представление продолжалось. Видимо, выставка чучел умерших (убитых) животных — это продолжение перформанса в Антверпене, с соответствующим развитием. И дирекции музея, прежде чем решаться на такой эксперимент, необходимо было более глубоко изучить партнера и его «искусство».

Эрмитаж — это музей для посетителей, и я не понимаю, как можно не уважать мнение людей, для которых он работает и которые приходят туда сами и приводят деток, чтобы прикоснуться к культурно-историческому наследию. Учить детей нужно на положительных примерах, а не на жестокости и глумлении над умершими. Дети не должны убегать из залов государственного музея в слезах, а растерянные родители — переживать, как увиденное повлияет на ранимую детскую психику. Но, видимо, дирекция Эрмитажа иного мнения о том, для кого предназначен музей.


Хронология выставочных скандалов в Петербурге:
от мужских ног до «Алтаря семейных ценностей»


2006

Выставка «Арифметика идеального» в Музее театрального и музыкального искусства

Один из первых выставочных проектов в Петербурге, вызвавших споры. Серия фотографий, сделанных фотографом Евгением Мохоревым для афиши фестиваля балета «Мариинский», фиксировала пять основных балетных позиций: пластику жеста, рук и ног. Фотографии мужских ног, сделанные ниже пояса, заставили заволноваться блюстителей нравственности. В результате на афишах фотографии все же появились, однако верхнюю часть снимков организаторы прикрыли логотипом фестиваля. В оригинальном варианте фотографии показали спустя полгода на отдельной выставке под кураторством Аркадия Ипполитова и Павла Гершензона, которые для наглядности снабдили их гравюрами из знаменитого трактата времен Людовика XIV «Le Maître à Danser».


2012

Выставка «Конец веселья» в Эрмитаже

Выставка британских звезд современного искусства братьев Чепмен, которую курировал Дмитрий Озерков, представляла собой композицию, олицетворяющую ад на Земле: основным экспонатом была инсталляция, в которой крошечные пластмассовые фигурки нацистов с жестокостью убивали друг друга. Отдельные зрители обратили внимание на объект, напоминающий христианский крест, к которому были приколочены клоун из ресторана «Макдоналдс» и плюшевый мишка. Тогда после поступивших жалоб прокуратура Санкт-Петербурга проверила экспозицию на предмет экстремизма.


2013

Выставка ICONS в пространстве «Ткачи»

Выставка под кураторством Марата Гельмана, представлявшая собой подборку живописи и скульптур 25 российских художников, переосмысляющих традиции христианских икон. Прежде чем приехать в Петербург, ICONS были показаны в Москве, Перми и Краснодаре, где подверглась жесткой критике со стороны РПЦ. Священнослужители были возмущены заигрыванием с темой иконописи в целом, назвав событие духовно пагубным. В Петербурге противники ICONS собрали более 3 тысяч подписей под обращением к губернатору Георгию Полтавченко «с убедительной просьбой принять все меры, чтобы не допустить открытия в городе выставки, оскорбляющей традиционные для русского народа моральные и нравственные ценности и чувства верующих». В результате площадка Rizzordi Art Foundation, где изначально должен был быть показан проект, попросила перенести сроки выставки. Гельман отказался, но позднее все же привез выставку и показал ее в креативном пространстве «Ткачи». Выставку сопровождали пикетирования и угрозы.


2014

«Манифеста 10»

Европейскую биеннале современного искусства в Петербурге еще до открытия сопровождали скандалы: после присоединения Крыма отдельные художники отказались от сотрудничества с «Манифестой», другие призывали ее бойкотировать, а куратор основной программы Каспер Кёниг заявлял, что в России нет гражданского общества и «Манифесту» «здесь не хотят». Тем не менее выставки современного искусства в городе прошли с большим успехом, а биеннале даже была продлена на несколько дней.


2016

Выставка «Три века культуры» в библиотеке Маяковского

Выставка работ четырех художников — Сергея Вепрева, Ирины Дудиной, Александра Зудина, Николая Копейкина ко Дню города должна была пройти тихо и незаметно. Однако православный активист Дмитрий Энтео написал заявление в петербургскую прокуратуру. Его возмущение вызвала работа Николая Копейкина «Алтарь семейных ценностей», которую он счел карикатурой на иконостас православного храма. История закончилась весьма печально: 7 июля на Николая Копейкина напала группа неизвестных. Нападавшие избили его, забрали два телефона и кошелек с 50 тысячами рублей.

Обложка: Светлана Холявчук/ ТАСС