В конце июня на участников дуэта «Барто» — супругов Марию Любичеву и Евгения Куприянова — напал некий мужчина, когда они пытались сфотографировать вид с 22-го этажа дома на Московском проспекте. Мария получила перелом правой руки и сотрясение мозга. Полиция не стала возбуждать уголовное дело. Мария обратилась в прокуратуру.

Инцидент произошел в знаменитом «доме-пластине» на Московском, 224: полтора года назад мы рассказывали об этом здании в рубрике «Где ты живешь». Напавший на участницу «Барто» мужчина оказался председателем ТСЖ, которое за несколько недель до инцидента было ликвидировано по суду. Бывший председатель о произошедшем 25 июня высказался лаконично: «Я не должен комментировать горячечный бред нетрезвого подростка». Редакция также располагает постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором приведены показания мужчины. Из них следует, что он спасал дом, который находится на правительственной трассе, от потенциальных террористов неизвестного ему пола.

Мария Любичева рассказал нам, что именно произошло в тот день в «доме-пластине» и как она будет действовать дальше.


Мария Любичева

участница дуэта «Барто»

25 июня около 22:00 у меня закончился рабочий день на фестивале Geek Picnic. Мы встретились с друзьями и договорились, что пойдем к подруге, которая живет в пяти минутах ходьбы от Пулковского парка. Сама я живу в центре Петербурга и в этих местах бывала всего пару раз (не считая поездок до аэропорта). Мы планировали отдохнуть: на следующий день был мой выходной — до этого я довольно долго работала без выходных.

Мы пришли в дом на Московском проспекте. Дверь в подъезд была нараспашку. Внизу сидел молодой человек. Когда мы уже заходили в лифт, он спросил, к кому мы. Ответили, что к подруге, и поднялись на 22-й этаж. Подруга рассказала нам, что этот дом — первая высотка в Ленинграде. Нам стало интересно. Оказалось, что оттуда открывается классный вид: насколько я знаю, многие ради него туда поднимаются. Балкон на 22-м этаже находится рядом с лифтом, он не был заперт; ни там, ни внизу не было табличек, запрещающих вход посторонним. Мы не поднимались на крышу, не пили, не курили и никакой опасности ни для себя, ни для жителей — ни для кого — не представляли.

Подруга (она собственница квартиры в этом доме) рассказала, что у них сменилась управляющая компания, и люди, которые изображают консьержей, не работают на новое ТСЖ. Мы это обсуждали — и тут вошла некая женщина в очках (мы до сих пор не знаем, кто это). Она сказала: «Молодые люди, покидаем помещение». Мы спросили, кто она, женщина не ответила и пообещала вызвать наряд полиции. Мы сказали: «Вызывайте». Она начала кому-то звонить.

Прошло пару минут. Кто-то из моих друзей (нас было четверо) задал вопрос: «Объясните, почему вы хотите нас отсюда выгнать? Мы бы поснимали и сами ушли». Она сказала: «Сейчас вам объяснят» — и тут открывается дверь лифта, оттуда выходит огромное тело и ударяет моего мужа в грудь и видеокамеру.

Мы очень много снимаем — у нас даже был сериал про «Барто». Используем снятое для видеоарта на концертах, для создания клипов. Камера всегда с собой. Поэтому все произошедшее нам удалось заснять.

Ударив моего мужа, мужчина стал зашвыривать меня и моих друзей в лифт. Я все это видела как в каком-то страшном сне. И тут во мне проснулось возмущение: ведь я ему ничего не сделала! Я спросила: «С какой стати вы себя так ведете?» — и вышла из лифта. Он начал запихивать меня обратно, повалил, ударил — я ударилась спиной и головой... Начала истошно кричать, что он фашист, — не помню почему.

В конце концов он все-таки затащил нас в лифт и спустил вниз. Внизу были жители, они видели, как мужчина грубо вытолкал нас из лифта. А потом почему-то запер в каком-то помещении в холле: мы пытались выйти, а он нас заталкивал обратно, поясняя, что сейчас приедет полиция. Где-то час он нас там удерживал. Говорил, что он «человек из центра», «активный гражданин» и что мы ему не нравимся.

Приехавшему наряду полиции мужчина представился председателем ТСЖ. Но тут есть такой нюанс. После инцидента со мной связались жители дома и рассказали, что он действительно какое-то время был председателем ТСЖ. Однако есть судебное решение от 5 июня о ликвидации этого ТСЖ.

Полицейским мужчина сказал, что мы пили алкоголь (это неправда) и у него есть запись — оказалось, что ее нет. Наряд нас в итоге и освободил: в какой-то момент у мужчины закончились претензии к нам, он ушел вглубь подъезда. А я поехала в полицию писать заявление. Сняла побои в травме: выяснилось, что у меня перелом правой руки и сотрясение мозга.

В 51-м отделе полиции Московского района мне сказали ждать 10 дней. Срок вышел, и по телефону мне сообщили, что в возбуждении уголовного дела отказано, так что я могу забрать официальный отказ. В отказе со слов мужчины написано, что он затруднился определить наш пол — и чуть ли не поэтому ударил. Это очень странно. У меня выбриты виски, выгляжу достаточно альтернативно, но я была сильно накрашена — по моему внешнему виду очевидно, что я женщина. А у моего мужа есть борода, поэтому нетрудно понять, что он мужчина.

Я написала жалобу в прокуратуру. Мой адвокат говорит, что ничего страшного не происходит: 51-й отдел тоже направил свой отказ в прокуратуру, чтобы там оценили, законен ли он.

Я до сих пор в гипсе. Позавчера ходила в травму и мне сказали, что пока рано его снимать — все оказалось хуже, чем выглядело на первый взгляд. Из-за гипса я на две недели почти выпала из рабочего процесса, да и приготовить еду одной рукой практически невозможно: хорошо, что муж помогает. Из-за легкого сотрясения мозга (официально это называется «закрытая черепно-мозговая травма») кружилась голова, случаются провалы в памяти. В общем, это не тот опыт, который я бы хотела повторить.

А мужчина из дома на Московском, как мне рассказали местные активисты, пытающиеся с ним бороться, — рецидивист: в этом году он на общем собрании жильцов напал на пенсионерку — ему присудили общественные работы. До этого якобы проломил голову соседу по другому адресу.

Я не понимаю, почему кто-то считает вправе так себя вести — просто потому, что ему не понравилось, как мы выглядим? И ведь этот мужчина на полном серьезе думает, что он прав. Мне бы хотелось, чтобы это дело дошло до суда и человеку объяснили, что его поведение не просто не полезно для общества, а противозаконно. У нас странно устроено правоприменение: кого-то сажают из-за ерунды, а кто-то бьет других и гуляет на свободе. Такая ситуация мне не нравится.


Из постановления об отказе в возбуждении уголовного дела (орфография и пунктуация сохранены)

Опрошенный по существу проверки гр. Чижиков А. С. пояснил, что 25.06.2017 находился по месту жительства. Около 22 часов 30 минут ему позвонила консьерж дома и сообщила о группе молодых людей из пяти человек, пол которых она назвать затруднилась, которые миновав ее замечания, проникли на территорию дома, после чего поднялись на лифте на 22ой этаж. Данный дом находится в зоне проезда лиц подлежащих государственной защите, находится на контроле у органов государственной охраны. В виду чего от председателя ТСН требуется принятие мер антитеррористической защиты. Поднявшись на этаж гр. Чижиков А.С. обнаружил гр. Любичеву М. С. и ее приятелей, где между ними произошла конфликтная ситуация. Со слов председателя дома компания молодых людей вела себя агрессивно. От молодых людей исходил резкий запах спиртного. На просьбы покинуть территорию дома молодые люди ответили отказом. Произошла конфликтная ситуация. При этом со слов гр. Чижикова А. С. умысла причинить телесные повреждения, кому либо из молодых людей он не имел. Сослался на действия в состоянии крайней необходимости, т.к. действовал для устранения опасности, поскольку все участники находились на балконе последнего этажа дома. Также Чижиков А.С. пояснил, что один из группы молодых людей упал на пол перед лифтом, мешал работе автоматических дверей, нанес несколько ударов ногой в пах, кусал его за ногу и называл «фашистом».

Обложка: Дима Цыренщиков