Модерновые доходные дома, сталинские высотки, дома-коммуны и многоэтажки 1970-х годов — не просто жилые здания, а настоящие городские символы. В рубрике «Где ты живёшь» The Village рассказывает о самых известных и необычных домах двух столиц и их обитателях.

 

Как живётся в самых необычных домах Москвы и Петербурга. Изображение № 1.

Москва

Я живу на Новом Арбате  

Проспект Калинина — советский Манхэттен и запоздалый отзвук эпохи оттепели: именно здесь бывали герои фильмов «Я шагаю по Москве» и «Три тополя на Плющихе». К 1968 году на месте исторических Собачьей площадки и Кречетниковского переулка пробили широкий проспект, на обеих сторонах которого появились высотки: по чётной стороне — жилые башни , по нечётной — административные книжки. Автором ансамбля стал главный архитектор Москвы Михаил Посохин. Впоследствии радикальный проект не раз критиковали, а писатель Юрий Нагибин и вовсе назвал Новый Арбат «вставной челюстью Москвы».

 читать

Петербург

Я живу в доме «на курьих ножках» на «Приморской»

«Дома на ножках» на Новосмоленской набережной — часть большого советского градостроительного проекта по развитию Васильевского острова. Необычные для Ленинграда дома возвели во второй половине 1980-х годов. Они имеют монолитный остов сложной многоугольной геометрии, а их внешний облик отсылает к «Жилой единице» Корбюзье. 

 читать

Как живётся в самых необычных домах Москвы и Петербурга. Изображение № 2.

Как живётся в самых необычных домах Москвы и Петербурга. Изображение № 3.

Москва

Я живу в «Доме атомщиков» на «Тульской»

В протянувшемся на полкилометра доме на Большой Тульской улице почти тысяча квартир. Необычный вид дома, за который местные жители прозвали его кораблём, породил целую череду легенд. Согласно одной из них, здание возводилось по финскому проекту, а главный прораб до этого строил лишь атомные реакторы, поэтому железобетонный гигант получился настолько массивным и основательным. Мы узнали, каково жить в двухэтажной квартире в бруталистском доме, который часто называют одним из самых некрасивых зданий Москвы.

 читать

Петербург

Я живу в «Слезе социализма»

«От дома-крепости к дому коммуне» — так называлась статья, которая появилась в «Бытовой газете» в декабре 1929 года и которая возвестила о том, что в Ленинграде, на углу Троицкой улицы и Пролетарского переулка (ныне – улица Рубинштейна, 7), начинается строительство дома-коммуны — конструктивистской «Слезы социализма». С этого момента идёт отсчёт истории дома, ставшего впоследствии литературно-инженерной коммуной, — дома, которому посвящали строки знаменитые писатели 1920–1930-х годов.

 читать

Как живётся в самых необычных домах Москвы и Петербурга. Изображение № 4.

Как живётся в самых необычных домах Москвы и Петербурга. Изображение № 5.

Москва

Я живу в высотке
на Красных Воротах

Высотное здание на площади Красные Ворота расположено на одной из самых высоких точек Садового кольца. Построено оно к 1951 году по проекту архитекторов Алексея Душкина и Бориса Мезенцева и конструктора Виктора Абрамова. Это здание фактически является главным сооружением площади, а весь комплекс высотки имеет П-образную форму и состоит из 24-этажной 138-метровой высотной части, которая предназначалась для Министерства транспортного машиностроения СССР, и 11-этажных жилых корпусов по краям от неё.

 читать

Петербург

Я живу в доходном доме Лидваль

Для своего времени модерн был передовым направлением. В этом смысле дом Лидваль — удачный городской пример. Он нарушает каноны, к которым привык обыватель конца XIX — начала ХХ века. Например, не стоит на «красной линии»: бытовало заблуждение, что дома должны стоять чётко по линии, образуя ровный фронт улицы. В большинстве случаев так и было, но дом Лидваль — одно из исключений: он как бы уходит вглубь Каменноостровского проспекта, и само здание предваряет открытый просторный двор. В какой-то мере дом Лидваль поддерживает имидж Петроградской стороны как ближнего пригорода Петербурга конца XIX века.

 читать

Как живётся в самых необычных домах Москвы и Петербурга. Изображение № 6.

Как живётся в самых необычных домах Москвы и Петербурга. Изображение № 7.

Москва

Я живу в доме-коммуне
на улице Орджоникидзе

Общежитие аспирантов МИСиС на улице Орджоникидзе — один из самых ярких примеров московского конструктивизма. В конце 1920-х годов архитектору и инженеру Ивану Николаеву был заказан проект здания общежития Текстильного института. В ходе работы Николаев предложил утопическое решение здания-коммуны как «машины для жилья», создающей человека нового времени. По замыслу архитектора, внутри постройки протекала вся студенческая жизнь — сон, учёба, развлечения, и спустя три года обучения институт покидали не просто технические специалисты, но новые горожане, лишённые деревенских представлений о быте. 

 читать

Петербург

Я живу в доме Ленсовета
на Карповке

Дом Ленсовета был построен в начале 1930-х годов в излучине Карповки. Это индивидуальный проект, который создали архитекторы Евгений Левинсон и Игорь Фомин. Более таких домов нет: он так же уникален, как и большинство зданий в исторической части Петербурга. Если мысленно разделить Петербург на архитектурные фрагменты — эпоху петровского и елизаветинского барокко, классицизм, ампир, эклектику и так далее — то окажется, что первый жилой дом Ленсовета — самый красивый в городе из числа послевоенных построек.

 читать

Как живётся в самых необычных домах Москвы и Петербурга. Изображение № 8.

   

фотографии: обложка, 1, 3 – Денис Есаков, 2, 4, 6, 8 – Дима Цыренщиков, 5 – Яся Фогельгардт, 7 – Катя Закливенец