В прошлом декабре на Чистых прудах открылся филиал питерского ресторана «Счастье» — с этим проектом на московский рынок вышла группа компаний Global Point Family, управляющая в Санкт-Петербурге ресторанами «Счастье», «22.13», Barbaresco и Soho Lounge. Два месяца назад в Москве заработало еще одно их место — Barry Bar , а в сентябре начнут открываться небольшие кондитерские под вывеской «Счастье». The Village поговорил с основателем компании Игорем Белявским о проделанной работе и дальнейших планах: ресторане в Нью-Йорке и устройстве самостоятельного кластера в Петербурге.

 

Интервью: Игорь Белявский, создатель Global Point Family. Изображение № 1.

 
Игорь Белявский — управляющий партнер и идейный вдохновитель группы компаний Global Point Family. В 1998 году вместе с партнерами создал event-booking агентство Boomerang Promotion, из которого в 2001-м выросла промоутерская компания Dance Planet, а еще спустя два года — коммуникационное агентство Global Point, которое теперь является одним из крупнейших игроков на рынке и имеет офисы в Санкт-Петербурге, Москве, Нью-Йорке и Гамбурге. В 2008 году компания расширила сферу деятельности, открыв свой первый ресторан в Петербурге — «Счастье» на улице Рубинштейна. За ним последовали еще три заведения, а в прошлом году Global Point Family вышли и на московский рынок.


ПЕРВЫЙ РЕСТОРАН

— Вы много лет занимались организацией событий и рекламой, а теперь у вас рестораны. Решили, что можно денег заработать, или это какая-то личная история, мечта?

— В глубине души открыть ресторан, в котором мне было бы приятно самому и который отражал бы мой внутренний мир, мне хотелось еще в начале 2000-х годов. Но в то время я не понимал, как именно всё должно быть. В 2008 году агентство прошло период становления, из компании в 10 человек мы выросли в компанию из 150 человек. Тогда мне захотелось какую-то отдушину, и я снова вспомнил о мечте. Мы нашли помещение на Рубинштейна — так появилось «Счастье», концепцию которого мы придумывали по ходу строительства. Причем дизайнер у нас слетел в последний момент, и мне пришлось делать всё самому, абсолютно без опыта. Светлый цвет и ангелы — для меня это символ добра — да, я довольно прямолинеен, не очень концептуальный человек.



«И у нас всё пошло кувырком. Гости приходили, когда мы только открылись, и могли прождать горячее, например, два часа»



— Но, кроме ангелов, в «Счастье» кто-то должен был заниматься остальными вещами. Всё-таки в ресторане важна еда.

— Мы смотрели разных шефов, приходящих даже из каких-то рок-клубов и столовых. Толку от этого не было, и мы начали искать по друзьям, просто спрашивали всех подряд. Так и познакомились с Димой (Дмитрий Решетников — бренд-шеф всех ресторанов Global Point. — Прим. ред.). Он нас зацепил своим подходом, идеями, а еще он сказал, что поставил на ноги три ресторана, и мы на это купились. Потом, когда мы привели его в «Счастье» еще в момент строительства — нужно было заказывать оборудование, подбирать команду, — оказалось, что он никогда и нигде не был шеф-поваром. И у нас всё пошло кувырком. Гости приходили, когда мы только открылись, и могли прождать горячее, например, два часа. Не все, конечно, но, может, двое из десяти. Несмотря на это, люди всё равно шли к нам, я не знаю, почему. «Счастье» начиналось именно так, но уже через год всё стало шоколадно.

Московский ресторан Global Point — «Счастье» . Изображение № 2.Московский ресторан Global Point — «Счастье»


ЭКСПАНСИЯ В ДРУГИЕ ГОРОДА

— Вы специально не поменяли в меню московского «Счастья» слово «греча»?

— Вот видите, все же говорят об этом: «Пойдем в „Счастье“ есть гречу» — хороший пиар!

— Но при этом здесь совсем по-другому обошлись с напитками: наняли молодого энергичного бар-менеджера, добавили в меню кучу коктейлей.

— Да, всё так, и сейчас питерское «Счастье» будет меняться под эту московскую концепцию. Это связано скорее не с Москвой, а с нашим опытом. Мы просто сами выросли, многое поняли и интегрируем теперь этот опыт в свои заведения. Смотреть на других и делать что-то похожее или даже отличное, теряя при этом свою индивидуальность, — это отчасти зло. Можно сделать абсолютно такое же меню, как в других ресторанах, но при этом оставаться уникальными, и это будет притягивать людей. Гостю может нравиться, как официант с тобой здоровается или как он падает на подиуме при входе... Я утрирую, конечно, но это правда: часто бывает что-то неуловимое. Еще раз скажу: я не люблю анализировать.

— А почему Barry Bar вы открыли именно в Москве?

— Barry Bar не похож ни на одно наше питерское заведение. Немного похож по атмосфере на «22.13», но по площади раз в десять меньше. Этот проект изначально придуман под Москву, в составе его учредителей есть человек, который хотел сделать место именно в этом городе, этим всё и объясняется.

Московский бар Global Point — Barry Bar. Изображение № 16.Московский бар Global Point — Barry Bar

— Почему первый ресторан за пределами России вы открываете в Нью-Йорке?

— В Европе сложнее переключить людей на новые рестораны, которые пришли извне. Если Нью-Йорк открыт к этому, то в Барселоне, например, до последнего будут узнавать — а кто открыл, Хуан или не Хуан? Пока планов идти в Европу нет.

— А откуда уверенность, что «Счастье» приживется в Нью-Йорке, почти гастрономической столице мира, где есть уже всё?

— Концепция «Счастья» не должна сильно пострадать, а значит всё останется простым, домашним, без каких-либо претензий на гастрономические изыски. «Счастье» — это место для общения, где можно вкусно поесть домашней простой еды. В Америке будет то же самое. И, кроме людей избалованных и видавших всё, там есть обычные люди, тянущиеся к простоте. Немного скептически смотрите на меня сейчас, да?



«Если ты открываешь ресторан с мыслью „поеду в Нью-Йорк, там куча бабла“ — ничего не выйдет»



— Ну возьмем Айзека Корреа, переросшего недавно из шеф-повара в ресторатора. Он думает над идеей создания ресторана в Америке, но даже он говорит, что это дело очень серьезное. А он там вырос, знает все углы.

— Время покажет. Я думаю, что абсолютно не важно, где ты открываешь ресторан. Если ты хочешь это сделать и у тебя есть идея и миссия, которую ты несешь, всё будет круто. А если ты открываешь ресторан с мыслью «поеду в Нью-Йорк, там куча бабла, заработаю денег», тогда ничего не выйдет.

Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13». Изображение № 26.Ресторан-бар Global Point в Санкт-Петербурге — «22:13»

 

НЕ ТОЛЬКО БИЗНЕС

— Вы всерьез планируете развивать территорию на Конюшенной площади в Петербурге наподобие кластера?

— Планы у нас серьезные, да. Правда, сейчас сталкиваемся с тем, что там находится городская парковка и мэрия неохотно идет на то, чтобы заменить ее нашим проектом с зимним катком, летним кинотеатром и концертно-парковой площадкой. Но процесс идет. Это дорогостоящая история, но мы ей очень активно занимаемся и надеемся, что сможем выступить хорошим тандемом либо с администрацией города, либо с братьями Зингаревичами из Lotte Group, которые напротив нас строят элитный жилой комплекс.

 

Интервью: Игорь Белявский, создатель Global Point Family. Изображение № 43.В ближайшие годы в Петербурге может появиться несколько подземных парковок. 



«Если есть возможность сделать город лучше и при этом увеличить прибыль от своих ресторанов — нам это интереснее»



— А эта история — тоже мечта, как и с ресторанами?

— Нет, мы не филантропы. С одной стороны, хочется, чтобы город стал красивее, но с другой — делать это в оторванном от наших ресторанов месте тяжело, деньги мы берем в кредит, и их нужно возвращать. Если есть возможность сделать город лучше и при этом увеличить прибыль от своих ресторанов — нам это интереснее. Так что это скорее бизнес-модель. Мы бы, конечно, могли вложить деньги просто в рекламу и этим увеличить гостевой поток, но вложить в интересное для города место и таким образом увеличить этот поток — гораздо правильнее со всех сторон.

Так сейчас выглядит Конюшенная площадь в Санкт-Петербурге. На ней находится автомобильная стоянка.. Изображение № 44.Так сейчас выглядит Конюшенная площадь в Санкт-Петербурге. На ней находится автомобильная стоянка.


ЦЕНЫ И НИША

— Рестораны Global Point совсем не демократичны в плане цен, хотя атмосфера и сервис, так сказать, на короткой ноге. Словно вы хотите угодить сразу всем. Как на самом деле обстоят дела?

— А у нас дорого, да?

— Вот, например, рядом с вашим московским «Счастьем» есть «Пропаганда», постоянно забитая и неизменно популярная — там вкусно и цены честные. Есть Delicatessen, есть Ragout — там тоже дешевле, чем у вас.

— Может, мы где-то ошиблись в наших расчетах. В Петербурге «Счастье» растет, к нам ходят. Но аудитория сменилась, она повзрослела за эти три года. Если раньше это была модная молодая публика, то сейчас это люди ближе к 35, не такие уж модные, но стремящиеся к душевному равновесию, приятной атмосфере и чему-то простому. А вот «22.13», наоборот, как раз более молодежное место, для тусовки. «Барбареско» сразу было сделано для совсем взрослых, для таких гурманов-хулиганов, которые совсем не чопорные, но хорошо разбираются в еде. «Сохо» — симбиоз между «22.13» и «Барбареско». Все эти места развиваются одинаково хорошо.



«Для семейных ресторанов в Москве и Питере нужны смелые люди, которые не будут бояться того, что их точку разгромят»


 

— В Москве есть Новиков, «Гинза», «Ресторанный синдикат», много больших серьезных ресторанов и почти нечего есть на улице, жутко не хватает небольших приятных мест с едой. А вы зачем-то решили открывать теперь кондитерские.

— В наших кондитерских будут в том числе сэндвичи навынос, но основной акцент мы, конечно, сделаем на сладком: капкейки, пирожные, торты, шоколадные конфеты. Мы собираемся открыть в Москве 4 или 5 ресторанов и 10 кондитерских «Счастье». Сначала будем открывать в историческом центре, но, возможно, пойдем в торговые комплексы, например в «Цветной». Что касается маленьких точек по всему городу, проблема в том, что у людей нет доверия. Я по себе сужу: приезжаю в Нью-Йорк и с удовольствием ем сосиску на улице, приезжаю в Европу и покупаю сэндвич на улице. Но в Москве я не могу этого сделать, потому что тому же «Стардогсу» я не полностью доверяю.

 

Интервью: Игорь Белявский, создатель Global Point Family. Изображение № 47.Компания Global Point планирует открыть в 2012 году в Москве 10 кондитерских «Счастье». В меню будут в основном десерты, но также обещают немного быстрой еды. 

— Ну вот.

— Это придет когда-нибудь. Сейчас у людей здесь есть предубеждения, что тебя обманут, дадут несвежий продукт. А еще для семейных ресторанов в Москве и Питере нужны смелые люди. Вы бы, может, и хотели поставить свою палатку и продавать в ней что угодно: сосиски, пророщенные зерна. Но всегда есть вероятность, что пройдет какая-нибудь демонстрация и твою точку разгромят, либо нарисуют на ней граффити за ночь, или придут силовые структуры и попросят денег, — слишком много ограничений, которые мешают. И ты думаешь: лучше я спокойно буду работать в офисе у кого-нибудь. Вот поэтому не развивается мелкий и микробизнес. Мы этого всего тоже боялись и через всё это проходили, но теперь стали сильными и противостоим системе.