Каждый день мы едим, говорим о еде, ругаемся из-за неё, поём о едепишем о ней и снимаем её на фото и видео. Вкусная еда доставляет нам удовольствие, ей хочется делиться, она объединяет друзей и семью за одним столом и нередко бывает поводом для создания новых связей. В новой рубрике мы хотели бы обратить внимание на один из перечисленных пунктов — еду, запечатлённую на видео, но не в рекламных роликах, а в большом кино.

По просьбе The Village журналист Алиса Таёжная раз в две недели рассказывает о фильмах, где еда и кухня занимают если не главное, то очень важное место. Это будут и редкие старые картины, и новые. Сегодня — «Одуванчик» Дзюдзо Итами 1985 года.

 

«Одуванчик»

Tampopo, 1985

РЕЖИССЁР: Дзюдзо Итами

В РОЛЯХ: Цутому Ямадзаки, Нобуко Миямото, 
Кен Ватанабэ, Кодзи Якусё, Рикия Ясуока, Исао Хасидзумэ

«Одуванчик»: История создания лучшей в мире японской лапшичной. Изображение № 1.

 

О чём этот фильм

Монструозный грузовик несётся под дождём по шоссе, а молодой дальнобойщик Гун зачитывает старшему товарищу Горо, жутко похожему на японского Клинта Иствуда, главы из опуса о хорошем отношении к лапше: Восток — дело тонкое, а правила трапезы — сложнее кодекса самурая. Хорошая лапша, так написано в великой книге, — это не только верное соотношение бульона и рамена в чашке, но ещё и местоположение тонких кусочков свинины и листка морских водорослей, правило об обязательных трёх глотках бульона и прочие неочевидные вещи в отношении еды.

«Одуванчик»: История создания лучшей в мире японской лапшичной. Изображение № 2.

Друзья Горо и Гун останавливаются в придорожном ресторанчике и пробуют еду в исполнении хозяйки кафе «Тампопо», молодой неунывающей вдовы с маленьким сыном. «Тампопо» по-японски означает «одуванчик», и как одуванчик, главная героиня — легка и прямодушна: после ужина она спрашивает у случайных гостей о своей еде. Подкованные только что прочитанной книгой и немало повидавшие за годы работы в Токио, Горо и Гун без стеснения говорят, что с лапшой в заведении «Тампопо» беда. Повариха догоняет их отъезжающий грузовик и умоляет гостей остаться и помочь ей создать лучшую лапшичную в городе, обязуясь бесконечно учиться, сдавать лапшичные нормативы и идти на прочие жертвы ради пользы дела. Воруя рецепты у конкурентов, приглашая рамен-гуру и делая лапшичный кроссфит у раскалённой плиты, «Тампопо» через тернии карабкается к кулинарным звёздам города в попытке заслужить доверие местных и обрести покой перфекциониста.

 

Что мы узнаём из него о еде и о нас

Двухчасовая японская комедия 1985 года была расхвалена критиками по всему миру и заслужила народную любовь ещё в эпоху видеопрокатов вместе с закадровым переводом с прищепкой на носу. Это уморительная сатира на японский идеализм, любовь к церемониям и одержимость плотскими удовольствиями. Прямолинейная история про отличницу Тампопо, которая не может спокойно жить без пятёрки по лапше, перебивается комедийными скетчами о японском образе жизни и представляет собой беспощадный стёб японского режиссёра Дзюзо Итами над экспортными японскими клише, местными правилами жизни, историей кино и пирамидой потребления земного и возвышенного.

Foodi запищат от десяти дзен-заповедей о лапше, лучшие из которых предвосхищают современное фуд-порно: «Лапша — это субстанция сотрудничества», на лапшу в тарелке можно спокойно смотреть как на полотно Поллока — «сначала надо разгладить поверхность глазами, а потом разровнять её палочками», «У лапши начинает появляться полнота, но всё же ещё недостаёт содержательности», «Бульон оживляет лапшу». Сама героиня Тампопо — объектификация вместо женщины, которая, как героиня большинства японских фильмов для взрослых, готова на стопроцентную покорность и безграничные жертвы ради удовольствия мужчин из окрестностей. Главный герой Горо, воинственный и принципиальный, — пародийный симбиоз экранных ковбоев от героев Серджио Леоне до эксплуататорских амплуа Иствуда, именно поэтому «Одуванчик» в год выхода окрестили первым рамен-вестерном.

«Одуванчик»: История создания лучшей в мире японской лапшичной. Изображение № 7.

Рамен со свининой
и морскими водорослями

Свинина, морковь, лук, чеснок, красный перец, чёрный перец, 
м
ускатный орех, имбирь, соевый соус, лапша рамен, куриный бульон

Свинину промыть холодной водой и порезать
кусочками. Посыпать мясо специями (красный и чёрный перец, мускатный орех и имбирь). Добавить соевый
соус, продавленные зубчики чеснока, тёртую морковь
и лук и жарить в воке на растительном масле. Когда
овощи немного обжарятся, засыпать кусочки свинины
и продолжить обжаривать. Куриный бульон смешать с соевым соусом. Лапшу рамен отварить в кипящей воде. Когда все ингредиенты будут готовы, соединить их в нужной последовательности. Сначала выложить лапшу, потом обжаренную свинину с луком и морковью.
Залить блюдо куриным бульоном и посыпать зелёным луком, добавить морские водоросли, бамбук и соевые ростки по желанию.

Другой герой фильма — бандит в белом костюме с интонациями Безумного Пьеро, который говорит со зрителями в первых кадрах и переживает тонну гастроэротических приключений, виртуозно издевающихся над «Империей чувств» и наследием вычурной японской эротики 70-х.

В этой слегка шокирующей Азии будет и поцелуй с участием яичного желтка, и губы, порезанные до крови устричной раковиной, и креветки, плещущиеся на обнажённом животе любовницы в мисо-бульоне, и даже посоленный сосок.
В сатирических перебивках замечена отчаянная японская домохозяйка, которая готовит идеальный семейный ужин перед смертью — под чавканье детей и мужа она упадёт без сил в канонически крошечной японской квартире. На курсах по правильному поеданию спагетти в местном институте благородных японских девиц воспитательница с интонациями школьного завуча объяснит, что главное — это есть бесшумно и не доставлять неудобство окружающим. Бабушка с тайными фантазиями будет мять сыр и остальные продукты под присмотром вуайериста-продавца в супермаркете. А во время корпоративного ужина в ресторане 25-летний практикант будет обсуждать французскую кухню в деталях, о которых и не мечталось его высокопоставленным начальникам — японская кастовость такого не прощает.

«Одуванчик»: История создания лучшей в мире японской лапшичной. Изображение № 8.

Режиссёр Итами рисует Японию, в которой даже самая простая еда, рамен, — не то, чем он кажется. А после двух часов мастерского издевательства над стереотипами о развратной и гедонистической Японии ни одно даже самое банальное японское блюдо уже не будет выглядеть прежним. Как только Тампопо угощает мужчин первой правильно сделанной лапшой в заведении имени себя, в титрах появляется идиллическая мать, кормящая грудью. Взяв по зёрнышку у всех — от французской «новой волны» и Куросавы до фильма «Рэмбо» и фотосессий Нобуёси Араки, — Итами не совсем всерьёз, но и не только в шутку деконструирует природу желаний: гастрономических, сексуальных и социальных. Банальная мысль о том, что мы есть то, что мы едим и то, с кем мы едим, превращается в «Одуванчике» в череду язвительных и точных аллегорий: наши страхи, чувство вины, желания и фантазии имеют ту же природу, что тоска по дружескому плечу или невозможность уступить запаху жареного мяса.