В середине мая в Петербурге вышел второй номер Meow Magazine — независимого журнала про секс, моду и красоту, который выпускается небольшим тиражом без привлечения спонсоров и рекламы. Занимается им один человек — фотограф Иван Перец. The Village узнал у него, зачем ему вообще это нужно, как выстраивать работу с авторами, типографиями и точками продаж и какие перспективы могут быть у такого рода проекта. 

 я экономист в небольшой фирме, которая занимается консалтингом, и этим зарабатываю на жизнь. Параллельно увлекаюсь фотографией: снимал для «Афиши», L'Officiel, The Rolling Stone, полураздетых девушек для Furfur. Когда у меня начал формироваться собственный стиль, я понял, что больше не схожусь во многих вопросах с теми изданиями, с которыми работаю. А так как это не приносило особых денег, я перестал снимать для других и начал мечтать о собственном журнале.

Журнал, конечно, мне тоже не приносит ничего. За печать первого номера я просто расплатился кредиткой — на него ушло около 70 тысяч рублей. По большей части я его раздал, ну и что-то продал. С помощью первого выпуска я надеялся найти спонсоров, но, как раз когда я стал искать деньги, грянул кризис. Второй номер, который вышел 15 мая, стоил 300 тысяч рублей — за тысячу экземпляров. Главное сейчас — это понять, нужен ли мой журнал целой тысяче человек. Продав этот тираж, я хочу только вернуть потраченные средства, так как в этот раз я взял их в долг. Поэтому сейчас я езжу по разным точкам и предлагаю им продавать Meow Magazine. Номер стоит от 450 рублей — кто-то говорит, что это нормальная цена для независимого журнала, а кто-то не понимает, что вообще такое независимый журнал, и впадает в шок. 

Иван Перец

фотограф, художник, создатель Meow Magazine

Как создать независимый журнал об искусстве и эротике . Изображение № 1. 

 

Поиск стиля и работа с авторами 

В России у нас ничего подобного не выпускают. Журналы, на которые я ориентируюсь, делают за рубежом. Это, например, Tissue или S Magazine — фешн-издания с эротическим уклоном и интернациональной командой. Ещё есть OE — очень красивый журнал с кучей фотографий, отпечатанный в виде тетрадочек из разных видов бумаги, над каждой из которых работал отдельный фотограф и дизайнер. 

В момент выпуска первого номера я называл Meow Magazine эротическим журналом, но сейчас отошёл от такой интерпретации. Эротика — это не главное, красота тела играет здесь большую роль, но не центральную. Так же как и S Magazine — это тоже не журнал для взрослых, просто такой стиль. Даже в Vogue можно найти что-то подобное: женское тело очень красиво и фотографы его любят. Второй номер Meow Magazine получился совсем не таким, как первый: бумага другая и двух видов, переплёт другой, и вообще всё стало меньше походить на зин. 

В основном в журнале публикуются фотографии, текста очень мало, хотя он есть. Я работаю над номером как любой другой редактор: просто сижу и выбираю, что мне нравится, а что — нет. Каких-то авторов мне советуют друзья, про каких-то я узнаю сам, кого-то целенаправленно ищу в интернете, затем связываюсь с человеком и выбираю подходящие среди его работ. Некоторые фотографы — например, Евгений Дюжакин и Макс Морев — сами предложили сделать для меня съёмки, и я в них уверен, так как точно знаю, что они попадают в точку по стилю. Если это фотосессия, то я стараюсь рассказать какую-то историю. Если это выборка фотографий одного автора, то я могу перерыть весь Flickr и отобрать десять работ, которые хорошо сочетаются друг с другом, даже если они сняты с разницей в два года. За это я люблю процесс создания журнала: из разрозненных кусков ты создаёшь нечто цельное. Моих работ в первом номере было процентов 15 — не больше, чем у любого другого автора, во втором номере — совсем мало.

 

 

С фотографами я сотрудничаю на некоммерческой основе: все, кто предоставили свои работы, сделали это ради красоты. Кто-то сочувствует проекту и хочет поддержать его, кто-то просто хочет публикаций — мне бы тоже было бы приятно, если какой-то европейский журнал типа Tissue опубликовал мои работы. Журнал ведь для чего создан? Чтобы все вылезали из интернета и выход не был сиюсекундным, чтобы потом можно было взять журнал с полки и показать его внуку. 

Сам я снимаю только на плёнку, и в журнале она преобладает. Мне нравится её стиль, глубина и живой рисунок

 

Сам я снимаю только на плёнку, и в журнале она преобладает. Мне нравится её стиль, глубина и живой рисунок. Ещё мне нравится видеть на фотографиях живых настоящих людей без всякой ретуши — подправленных поп и зауженной талии. Сейчас мода на это только появляется, и фешн-журналы начинают втыкать, что настоящие люди красивее, чем вылизанная картинка. 

Так как я занимаюсь журналом в свободное от основной работы время, нельзя сказать, сколько точно требует подготовка номера. Каждый день я думаю о нём как о своём проекте и делаю маленькие шажочки к его осуществлению, с кем-то переписываюсь, нахожу авторов. Грубо говоря, на общение с ними у меня есть три месяца, а потом я ставлю себе дедлайн: сразу планирую мероприятие-презентацию, за две недели отдаю журнал в типографию, и остаётся месяц на то, чтобы в тихой панике делать журнал. Вёрсткой я до сих пор в основном занимаюсь сам, в первый раз мне помогал мой друг Костя Котов, во второй — Роман Манихин, который сам написал мне после выхода пилотного номера. Весь апрель и конец марта я вообще не выходил из дома.

  

Фото: Евгений Дюжакин, Анна Данилова. Изображение № 2.Фото: Евгений Дюжакин, Анна Данилова

 

Типографии 

Пока я не удовлетворён ни одной типографией, в которой что-либо делал. У нас в Петербурге это всё либо устаревший подход, либо какие-то сочувствующие, читай понимающие, люди из креативных кластеров, которые любят дизайн и печатают красивые приглашения на мероприятия, но не способны сделать серьёзный проект из-за разгильдяйского отношения. Они говорят: «Да, у тебя классный проект, давай вместе его делать», — а потом кормят завтраками. В итоге я начал ездить в обычные типографии, где сидят тётушки-менеджеры под 50 лет, которые меня убеждают, например, что конгрев и тиснение — это разные вещи. 

Точки распространения

В первую очередь мой журнал начал продаваться в Lebigmag Кости Котова. В остальных случаях я либо пользуюсь дружескими отношениями — как было, например, в случае с баром «Пиф-Паф», — либо просто захожу с улицы и спрашиваю, можно ли здесь продаваться, как было с Новым музеем: я зашёл к ним на выставку и случайно увидел, что у них есть маленький магазин, сразу же выцепил директора музея, который меня отправил к заведующей магазином, и за 15 минут всё разрешилось. В некоторых магазинах типа «Книги-Подарки», где вроде бы есть всё, от кусочков мыла и магнитов до хороших книг, говорят, что им нужно подумать. Большинство людей, которые работают с печатной продукцией, делают наценку в 50 %, но бывает стопроцентная — обычно это магазины, работающие с подарками или дизайнерскими вещами. Наценки в 70 % почему-то не существует, все делают только 50 и 100 %.

Я бы хотел, чтобы журнал продавался не только в хороших книжных магазинах, но и в магазинах красивых шмоток: «День и Ночь», допустим, или «ДЛТ», там же дико скучно, надо немного разбавлять всё странным журналом с сиськами. Но над этим ещё надо работать. Уже можно купить Meow Magazine в 8-store в Петербурге и Brandshop в Москве. С регионами я пока не сотрудничаю: я занимаюсь журналом один и у меня нет какой-то огромной команды людей, которая отвечала бы за продажу. 7 июня я поеду в Москву и буду презентовать Meow Magazine на корабле «Брюсов», где он потом тоже будет продаваться — там у меня друзья. Жители регионов могут заказать его с доставкой через Lebigmag.

 

Как создать независимый журнал об искусстве и эротике . Изображение № 3.

 

Будущее журнала 

Я хочу выпускать Meow Magazine раз в полгода и сейчас жду каких-то заинтересованных людей, спонсоров и рекламу. Вряд ли куча фешн-брендов купит у меня разворот, но есть люди, которым интересен сам проект. Также пытаюсь выйти в Европу, продавать журнал там и, может, заполучить рекламу, например, Saint Laurent, которые заинтересовались проектом. Эта марка часто поддерживает подобные молодые, независимые и красивые проекты: так, на задней обложке Tissue есть их реклама, скорее всего это им окупает тираж.

Продажи второго номера только начались, посмотрим, как будут они продолжаться дальше. Есть психологическая отдача — от людей, которые пишут тебе, что это классный проект, или предлагают помочь. Павел Пепперштейн, например, прислал кусок из неизданного романа и несколько своих фотографий, нарисовал для презентации несколько картин, московский фотограф Даша Ястребова хочет сделать красивую съёмку с парнями для следующего номера (а то многие жалуются, что у нас одни девушки). Эта поддержка, казалось бы, подпитывает больше, чем какие-то продажи, но если никто не будет покупать журнал, то будет просто непонятно, для кого я это делаю. Может быть, это останется проектом для себя с тиражом в сто экземпляров, но мне этого бы не хотелось.  

Запуск магазина

Так как я общаюсь с очень многими авторами, кто-то не влезает в журнал просто физически: не хватает страниц, или съёмка не попадает в общий контекст номера. Мне кажется, что, если у журнала появится какое-то узнаваемое имя, будет здорово открыть на его основе сначала интернет-магазин, а потом офлайн-магазин в Петербурге с принтами и фотографиями, отпечатанными на хорошей бумаге музейного качества, но при этом доступными. У нас есть, например, Yellow Korner, где почти всё интерьерное, а большие красивые работы стоят заоблачных денег. У многих дома белые стены, на которые надо что-то повесить. А молодые авторы чувствуют удовлетворение от того, что их покупают. Поэтому моя глобальная цель — попытаться продвинуть доступное искусство. К счастью, наработки уже огромные, и многие люди о нас знают.

 

ФОТОГРАФИИ: Дима Цыренщиков