Игорь Гаврюшкин 14 лет проводил карнавальные шествия в Петербурге и Пушкине в рамках Дней города. Временно он переключился на подготовку празднования 1 150-летия Изборска, однако сейчас его фонд «Царскосельский карнавал» после трёхлетней паузы вновь возвращается к организации массовых событий, от дня рождения Петербурга до Дня семьи, любви и верности. Гаврюшкин рассказал The Village, кто придумывает городские праздники и решает, чего хотят жители, почему некоторые мероприятия никогда не приживутся и как уже существующие влияют на имидж города.

 

Интервью: Организатор петербургского карнавала — о Дне города и идеологии массовых мероприятий. Изображение № 1.Интервью: Директор ДК ЗИЛ Елена Зеленцова

 

Как вообще началась эта история с карнавалами? Это случайность?

Случайностей тут нет. В начале 90-х ушли старые праздники, майская и ноябрьская демонстрации. И что бы про них ни говорили, демонстрации были традиционными для сознания людей. Их отменили, и образовался вакуум. Не появилось общероссийских праздников, которыми можно было бы его заполнить. Мы, наверное, лучше осведомлены о Дне святого Валентина от продавцов открыток и шоколадок, чем о собственных торжественных датах. Тогда и осознали потребность в празднике нового формата. Мы попытались сделать это в 1995 году в Царском Селе — провели там карнавал силами горожан. Получилось интересно, традицию начали развивать. 

 

И пришли к идее петербургского карнавала.

В конце 90-х я читал в газетах про День города в Петербурге и думал: «Как же так, красивый город, с мощными культурными традициями, и не имеет своего праздничного лица». Тогда праздник организовывался как попало: сценическая площадка, кто-то там выступает из самодеятельности, пиво, шашлыки, мороженое. Всё было очень некрасиво.



 В начале 90-х ушли старые праздники — майская и ноябрьская демонстрации — и образовался вакуум. 


 

А тем временем наш карнавал в Пушкине развивался, и мы начали вести диалог с губернатором Яковлевым на предмет организации такого же в Петербурге. Это длилось почти три года. Я понимал, что это единственная форма, которая соответствует духу времени. Шествия — опробованный во всех крупных городах мира формат. Это удобно ещё и потому, что самая большая площадь города, Дворцовая, вмещает 80 000 человек, а по Невскому запросто пройдут 1,5 миллиона. В 2001-м был организован первый петербургский карнавал. Конечно, он смахивал на советскую демонстрацию, хотя там и не было портретов вождей и советской идеологии. Но мы подключали ресурсы городских дворцов, ДК и небольшой группы художников и активистов. Так что это действительно напоминало Советский Союз. Помню, газеты писали: Гаврюшкин провёл по Невскому демонстрацию и обозвал это карнавалом.

 

Интервью: Организатор петербургского карнавала — о Дне города и идеологии массовых мероприятий. Изображение № 2.Под «Алыми парусами»: Сотрудники центральных баров о ночи выпускников


Тем не менее карнавал жил и развивался достаточно успешно, и в него включалось всё больше горожан. До 2007 года он не получал государственной финансовой поддержки, за исключением косвенных затрат — охрана и уборка мусора. Мы организовывали праздник на спонсорские деньги. Думаю, в 2008 году уже можно было остановить любого на улице, и 8 из 10 сказали бы, что День города — это карнавал. Непосредственно в шествии принимали участие до 30 000 человек, и ещё около двух миллионов приходили в качестве зрителей. Конечно же, этот ресурс стал превращаться в экономический, возникли трения с появившимся Международным центром фестивалей и праздников, эта структура имела поддержку Смольного, и мы борьбу проиграли.

 


Власти города не заинтересованы 
в возвращении карнавала,
потому что в мегаполисах
стали проходить «контрольные прогулки».
И были опасения, что праздник мог
превратиться в такое же шествие.



Я знаю, что фонд «Царскосельский карнавал» хотел в этом году карнавал вернуть.

Да, но стало понятно, что трёхлетняя пауза — это достаточно большой период. Для того, чтобы провести его качественнее, чем в 2008-м, не хватало времени. Кроме этого, было ощущение, что власти города не заинтересованы в возвращении карнавала, потому что в мегаполисах стали проходить всякие «контрольные прогулки». И были опасения, что карнавал мог бы превратиться в такое же шествие. Поэтому власти осторожно подошли к теме. 

Но праздник города — это игра, которую каждый должен считать своей, в которой каждый может участвовать. Если мы приглашаем людей просто поглазеть, отводим им пассивную роль — то это не будет радовать.

 Интервью: Организатор петербургского карнавала — о Дне города и идеологии массовых мероприятий. Изображение № 3.

 

Опишите процесс подготовки к празднику.

Технологически всё начинается с идеи, концепции, дальше команда работает над интерактивными программами, привлекает творческие коллективы, занимается информационной, рекламной кампанией. По-хорошему, подготовка требует от четырех до шести месяцев. Карнавал был в этом плане всеяден — он мог вобрать всё. Мы обозначали тематику, и люди её осмысляли. В 2003-м у нас было 49 Петров I. В 2004-м мы посвятили карнавал Екатерине, потому что произошла смена власти и пришла Матвиенко. В 2007-м «Водоканал» предложил в честь их юбилея сделать основной тематикой воду. С 2006 года стали избираться короли карнавала. Деятели культуры, политики, бизнеса — все в игре находили нишу.


Кто формирует формат?

Город формирует основные параметры: какое количество горожан и туристов придёт, как сделать пребывание людей безопасным и интересным. В подготовку включаются не только Комитет по культуре, но и МЧС, МВД. Праздник — это всегда госзаказ от администрации города. Организация-подрядчик предлагает концепцию, техническое и творческое решение, стоимость и ожидаемый эффект. Комитет по культуре сверяет, совпали ли предложения с их ожиданиями. Крупных организаций, которые занимаются масштабными праздниками, около пяти. Здесь нужна хорошая школа взаимодействия со всеми структурами городского хозяйства.


Сколько человек делают День города?

Если говорить об административном аппарате, то это около 40–45 человек. Плюс ещё творческие силы — 2–3 тысячи человек, многие рассматривают праздник как возможность заработать. На карнавале основной силой была творческая энергия горожан. Всё можно превратить в игру. На  «контрольных прогулках» ленточки — это тоже игра. Можно для Петербурга выбрать цвет, звук, чтобы любой человек мог почувствовать себя частью праздника. На костюм для артиста нужно затратить очень много денег, а инициатива жителей не стоит ничего. В 2003-м к нам пришли байкеры, брутальные мужики, и предложили проехать по Невскому в рамках карнавала. Призом служили 100 литров мёда, по сути 3 000 рублей.

 

Интервью: Организатор петербургского карнавала — о Дне города и идеологии массовых мероприятий. Изображение № 8.День города: Народные гулянья, велопробег, парад такс и рок-концерт


Если человек говорит: «Мне ничего не понравилось на Дне города», — как можно повлиять на ситуацию?

В карнавальной форме это можно сделать.


 Или сделать праздник двора.

Абсолютно верно. Я помню стихийный праздник двора в Царском Селе: 1997 год, на столах снедь, окна открыты, музыка играет, всем весело. Этим людям не нужно было выходить на площадь.


Как вы относитесь к тому, что люди уезжают на День города?

Это нормально. Я, как президент российской секции Ассоциации европейских карнавальных городов, побывал на многих карнавалах мира. Самый топовый в Германии – кёльнский. Он идёт 11 часов, население города увеличивается с полутора до четырёх миллионов человек. И при этом во многих агентствах продаются туры, чтобы уехать на время праздника.



Если бы предложили в два часа ночи выходить,
брать за руку первого встречного 
и вокруг дерева водить хоровод — 
через пять лет вся страна водила бы хороводы.



А делает ли День города туристически привлекательным Петербург?

Привлекают традиции. Мы едем прикоснуться к культуре через праздник. Но нам не дали их развивать. Когда карнавал был на подъёме, Смольный спрашивал, сколько надо времени, чтобы наш карнавал конкурировал с европейскими. Я говорил, что нельзя от восьмилетнего ребёнка требовать того же, чего от аспиранта. Нужно, чтобы появилось новое поколение: многие законы начинают работать на уровне подсознания через 15 лет. Тогда бы карнавальный День города стал частью нашей жизни, туристически привлекательным событием. А когда его отменяют, начинают экспериментировать в другую сторону, ничего хорошего это не даёт.


Насколько мешает бюрократия?

Мешает. По-разному. Власть сейчас понимает всю полноту ответственности и не торопится с решениями, не подтверждёнными экспериментом. Радикальные идеи они не приветствуют. К примеру, в 2007-м я разрабатывал концепцию по заказу города Пушкина к 300-летию Царского Села. Основная идея была — придать празднованию цветовую идентификацию. Я выбрал розовый цвет, мы начали разрабатывать концепцию, придумали огромное количество проектов, но власть просто испугалась цвета. Люди на подсознательном уровне боялись, что все будет розовым. Я думаю, что если бы тогда всё удалось, сейчас розовый доминировал бы в туристической сфере Царского Села, частично даже Петербурга, — это могло бы способствовать значительному росту туриндустрии, изготовлению сувенирки, и косвенно даже формированию новых рабочих мест.


Почему новые праздники, которые сейчас появились, не прививаются и не приживаются?

Потому что мало доверия к творцам. И ещё одна проблема города — в нехватке идей. Люди не понимают, как праздновать День России. Например, если бы предложили в два часа ночи выходить, брать за руку первого встречного и вокруг первого дерева водить хороводы — через пять лет все водили бы хороводы, вся страна. Затрат — никаких. Очень жаль, что власти не уделяют этому внимания. Народно-праздничная культура — это мощный идеологический инструмент.