В субботу, 8 апреля, жители Екатеринбурга выстроились живой цепью вокруг городского пруда, чтобы высказаться против строительства храма в его акватории. По оценкам очевидцев и организаторов, к концу флешмоба пруд одновременно обнимало 1 380 горожан. Всего, по неофициальным подсчетам, свое мнение пришли выразить около 2 000 человек.

Пруд защищали культурные деятели, студенты, бизнесмены, верующие. The Village поговорил с участниками акции «Обними пруд» о том, зачем они взялись за руки в этот день.

Фотографии и видеосъемка

Сергей Потеряев

Пруд

Городской пруд был устроен в 1723 году одновременно с основанием Екатеринбургского завода и стал первым водохранилищем на реке Исеть. До середины прошлого века в пруд впадала река Мельковка с притоком Основинкой, сейчас — только река Ольховка.

С XVIII века берега пруда застраивали жилыми домами, фабриками и заводами. В начале 1930-х на левом берегу по проекту архитектора Вениамина Соколова построили конструктивистский спорткомплекс «Динамо», здание которого напоминает корабль. Набережные пруда соорудили в 1945 году по проекту петербургского архитектора Сигизмунда Домбровского, автора скверов у Пассажа и Оперного театра и четырех домов Горсовета. Окончательно береговой ансамбль сформировался с появлением Театра драмы в 1990-м, «белого дома» и квартала «Екатеринбург-Сити».

Городской пруд

Площадь  700 квадратных метров

Длина  3,3 километра

Ширина  300–400 метров

Средняя глубина  3 метра

Год основания  1723

Храм

Екатерининский собор соорудили в 1723 году на месте современной площади Труда. В 1930-м власти Свердловска приняли решение закрыть храм, взорвать и разобрать на строительные материалы. На месте собора разбили площадь и установили фонтан «Каменный цветок». О храме на площади напоминает небольшая каменная часовня.

В 2010 году жители Екатеринбурга протестовали против идеи полномасштабного восстановления храма на месте площади и фонтана. Спустя шесть лет епархия заявила о намерении построить собор святой Екатерины на Мельковской стрелке городского пруда. По задумке архитекторов, здание в русском стиле должно появиться в центре круглого насыпного острова, который соединят с набережной. Строительство храма планируют завершить в 2023 году.

Виктор Норкин

выпускник Екатеринбургской духовной семинарии

Я знаю ситуацию в наших храмах, поэтому вижу постройку здесь очевидно лишней. В Храме-на-Крови, Вознесенской церкви, в ближайшем «Большом Златоусте» наполняемость маленькая. Люди ходят в церкви по воскресеньям и на Пасху и не приходят в остальные дни. Раз в год они освящают яйца и куличи и уходят.

Я знаю, что многие верующие не поддерживают строительство этого храма. Здесь приятно гулять и смотреть на городские виды. Мне нравится определенная эстетика советской архитектуры: не хочется, чтобы здесь стояло что-то еще. Мест для строительства храмов у нас достаточно. На Ботанике, например, храма нет совсем.

Дмитрий Москвин

городской активист, организатор акции «Обними пруд»

Пруд — единственный уцелевший памятник моменту основания Екатеринбурга. Другие памятники XVIII века ограничиваются отдельными фрагментами и стенами, ни одного целого здания не сохранилось. Поэтому логично рассматривать архитектурный комплекс пруда с его исторической, символической и ценностной сторон.

Без дополнительных новых вкраплений городской пруд может попасть в список охраняемых ЮНЕСКО объектов. Иначе на Среднем Урале останется только один претендующий на международную охрану объект — Нижний Тагил.

Мы бьемся за свою идентичность, за то, чтобы решения о судьбе города принимали горожане, а не власть в единоличном порядке. Если храм появится, например, на пустыре за кинотеатром «Космос», это затронет только местных жителей, чьи окна туда выходят. А место на пруду затрагивает интересы всех горожан. Это пространство общего пользования, и никакие самосильные логики тут работать не могут.

Пустив одного девелопера, мы лишаемся аргументов против второго, третьего и четвертого, а дальше уже никак не объяснишь свою позицию. Логика у застройщиков будет простой: пруд же искусственный, не было его, вот и не будет. Нас прижали к стенке: мы тут собрались строить храм, а вы докажите, почему нельзя. Хотя доказывать, почему храм обязан быть именно здесь, должны именно они.

Игорь Янков

кандидат философских наук

Пруд — сердце любого уральского поселения, суть феномена горнозаводского города. С одной стороны, здесь памятники, которые создают лицо Екатеринбурга, например, Дом Севастьянова. С другой стороны, это история города, воплощенная в них.

Феномен города связан с горожанами, а горожане — это люди, свободно принимающие решения о своей жизни. Возможность влиять на то, что происходит с прудом, значима для горожан. Вторжение в городскую среду без обсуждения с горожанами является искажением истории и сердца города.

Эта акция стала поводом для самоопределения и проявления организации горожан. Проснулось спящее, не столь активное, но всегда присутствующее поле, которое призывает и объединяет жителей города в нужный момент.

Слава Солдатов

журналист, редактор портала It’s My City

К внешнему виду пруда можно придираться, его не назовешь идеальным. Однако сформировавшийся облик набережных, спусков к воде, ограждений — это такая ДНК Екатеринбурга. Тем более что пруд остался единственной достопримечательностью города, уцелевшей с его основания.

У нас не так много водоемов, чтобы засыпать их и строить там любые здания. Реакция горожан лежит не в противорелигиозной плоскости. Слишком много вопросов, касающихся жителей, решаются без их участия.

Такими прогулками на пруду люди заявляют: мы хотим высказать свое мнение, быть услышанными, хотим диалога. Не знаю, насколько действенными выйдут эта и последующие акции, но надеюсь, что стороны смогут договориться.

Наум Блик

поэт

Мне небезразличен пруд, и я пришел вместе со всеми защитить его от варварской застройки. Люблю здесь гулять и не хочу никаких заборов, не хочу пробок, не хочу грязи, которая сопровождает стройку. Пруд — это большое пространство, которого не хватает в городе. Летом здесь ходят на лодках и парусниках, можно покататься и погулять.

Строительство этого храма по сути — присвоение пруда. Инициаторы застройки хотят поставить свой остров и на нем установить свой храм, чтобы объявить пруд своей собственностью. Это демонстрация силы, власти, это прямая агрессия по отношению к городу и горожанам. Получается, что сегодняшняя акция — спокойный ответ на агрессию в наш адрес.

Светлана Усольцева

куратор Уральского филиала ГЦСИ

Я редко участвую в акциях, митингах, выборах по ряду причин, но не могла пройти мимо этой. Она касается непосредственно Екатеринбурга и горожан, а значит, и меня тоже. Мои первые знакомства с городом происходили именно здесь, на городском пруду. Ощущение простора сохранилось до сих пор.