В субботу, 22 апреля, в московском клубе «Дич» пройдет последняя вечеринка, на которой выступят Сергей Сабуров, группы «Пасош», Jars, «Спасибо» и многие другие. После этого клуб закроется, а его команда займется новым проектом, подробностей о котором пока нет. За неполные три года своего существования «Дич» стал, по определению профильного издания Sadwave, «московским эпицентром экспериментальной, гитарной и стремной музыки». The Village поговорил с музыкантами, промоутерами и посетителями клуба о формате, музыкальном разнообразии и о том, что это место значило для Москвы.


Сергей Сабуров

диджей, совладелец лейбла Hyperboloid Records

Мы начали организовывать вечеринки в «Диче» не очень давно, но я участвовал там во многих мероприятиях, диджеил, помогал в организации. Вокруг места сложился таинственный ореол: с одной стороны — это панковский андерграунд, с другой — авангардная и экспериментальная музыка. Такая свобода от сложившихся в городе форматов, свое слово поперек. Многие известные сейчас вечеринки и музыканты начинали именно там — так принято говорить про клубы-институции, существующие десятилетиями, но по нашим меркам два-три года для клуба — это уже долгожительство.

Мы как представители не-хаус и не-техно сцены, скажем так, подобные места чувствуем. В них куда больше творческой свободы, но при этом там бывают проблемы с технической частью: звук, освещение, а в «Диче» с этим становилось только лучше. В нем работают увлеченные музыкой люди, которые в курсе всего происходящего. Они не замыкаются на консервативных форматах — большую часть новой актуальной электронной музыки за последнее время я услышал именно там. Наверняка сложно содержать такую разноплановую систему, но мои любимые клубы в России и в мире не те, в которых играет только техно или хаус, а те, которые больше работают как творческие мастерские с дружественными условиями для небогатых промоутеров.

Я помню, когда открывался Powerhouse, мы радовались тому, что формируется клубный кластер — была «Солянка», «Дич», потом открылась «Смена» еще, но своей Конюшенной, как в Питере, не получилось.

Сложно сказать (почему почти все эти клубы закрылись. — Прим. ред.), у каждого свои проблемы, закрытия «Солянки» никто не ожидал, у «Смены» тоже дела неплохо шли. Клубы закрываются, клубы открываются. Экономически все очень непросто. Отчасти влияет стремление публики переезжать из клуба в клуб, сезонность хайпа и очень незначительная численность своего народа у каждого клуба.

Те же самые люди переезжают с места на место, потому что «уже не то», но некоторые клубы с этими волнами справляются и серфят по ним. Если заведение составляет программу, следит за развитием новых музыкантов, групп и промогрупп, получается очень хорошо, но это ежедневная и непростая работа.


надежда самодурова

группа Lucidvox, зин «Сторона»

«Дич» был реально диким местом. В том смысле, что ты приходил туда в восемь вечера на гаражный рок, а потом он мог смениться эмбиентом, драм-н-бейсом, хардкором и черт еще знает чем. Это круто, другого такого клуба в Москве нет. У всех есть свой формат, и у «Дича», конечно, тоже, но он выглядит примерно так: «Чувак, делай интересное, искреннее музло и умей играть», как мне думается.

Когда среди моих друзей кому-то было дико грустно, он ехал в «Дич» просто выпить и, возможно, найти там что-то интересное либо просто пореветь в дальнем углу. Когда весело — все тоже ехали в «Дич», и каждый раз что-то приключалось. Степа Казарьян (промоутер, организатор фестиваля «Боль». — Прим. ред.) часто говорил после тусовок там: «Страшное место, я больше туда не пойду», но каждый раз шел.

Наверное, потому что больше нигде не чувствуется такой дружественной обстановки: ты мог раскрепоститься и чувствовать себя своим, даже когда рядом нет твоих друзей. Я знаю людей, которые приходили туда просто провести время, не зная, какой сегодня концерт или кинопоказ. Мне будет его сильно не хватать, не говоря уже о музыкантах, которые наверняка не знают, куда себя деть даже в тот, как я надеюсь, небольшой период, пока команда клуба будет открывать новое место.


михаил холопцев

группа «***** (Врежь) ему, Донателло!»

Хорошее место. Впервые побывал там осенью 2015 года, когда мы первые концерты только начинали играть. Собственно, Расел позвал нас на еще только зарождавшееся «Атмосферное давление». Потом мы начали делать там уже собственные концерты.

Поражала простота общения с арт-директором и прочие организаторские вещи. Когда-то давно я играл в очень непопулярной, никому не нужной группе — в клубах нас постоянно просили выкупать билеты (за счет группы, для дальнейший перепродажи ее силами. — Прим. ред.), приводить друзей, делать флаеры, играть на фестивалях с несочетаемыми группами и подобной шляпой.

И тут вдруг мы натыкаемся на место, где абсолютно бесплатно, без каких-либо условий и практически на любую дату можно застолбить концерт, причем процесс переговоров с арт-директором, тогда еще Никитой Оганяном, укладывался в 10 минут. Класс!

Да, звук там не на высоте, само помещение маленькое, часто бывали конфликты между охраной и публикой. Но это все равно был маленький андерграундный центр: там постоянно проходили концерты, открывались и взлетали новые группы, заводились знакомства, лилось вино на том пешеходном мостике неподалеку и вот все это. В какой-то момент «Дич» поселился в голове образом дома твоего друга, куда приятно приходить на очередную вписку.

Знаю, что это не конец, а, наоборот, только начало, что ребята дальше собираются делать что-то куда более грандиозное, и я очень надеюсь, у них что все получится. Но вот подвал на Яузской навсегда останется где-то в уголке моего сердца.


настя завьялова

постоянный посетитель

C «Дича» для меня начались Москва, разная музыка и знакомства с прорвой крутых и не очень людей. На одном из моих первых концертов охранник в слеме поймал меня за нос — и это, наверное, одно из моих первых ярких воспоминаний оттуда. Я тогда очень злилась на весь персонал «Дича» вообще и даже немного ненавидела этот подвал.

Но как-то раз моя подруга Вася решила, что надо социализироваться, и завязала разговор с Темой (бессменным охранником клуба. — Прим. ред.). Вот в тот момент все и завертелось. Тогда нам все стали говорить о том, что видят нас чаще, чем себя в зеркале.

Там было очень много всего на самом деле: неудачные попытки провести несовершеннолетних, какие-то мутные кинопоказы, регулярный выигрыш пива в кикер, обмороки на танцполе, однажды я даже прокалывала одному челу нос на скамейке у входа. Есть и самое теплое воспоминание: когда у меня умерла бабушка, в клубе играли «Спасибо», которые перед каждым исполнением своей песни «Румба» рассказывают о том, как важно любить своих бабушек и дедушек. Так было и в тот вечер — и для меня это было важнее всего.


кирилл городний

группа «Пасош»

Почти два года назад мы сыграли в «Диче» свой первый концерт, и за это время клубу удалось то, чего в Москве давно не удавалось ни одному заведению, регулярно проводящему живые концерты, — по-настоящему объединить вокруг себя людей.

На моих глазах перезнакомились почти все музыканты, которые регулярно там играли; группы, выступавшие на сборных солянках, обзавелись собственной аудиторией и начали там же проводить сольные концерты; арт-директором клуба стал человек (Расел Рахман, гитарист группы «Спасибо» и организатор фестиваля «Атмосферное давление». — Прим. ред.), эти сборные солянки проводивший. Наконец, у входа в «Дич» я познакомился со своей девушкой.

В какой-то момент мы с ребятами ходили туда просто так — в надежде услышать что-нибудь, что нам понравится и запомнится, и зачастую это удавалось. Причины, по которым владельцы планируют открыть клуб в пространстве побольше, кажутся мне довольно очевидными — в последнее время на концертах и вечеринках в «Дичи» часто просто не помещались люди. Приток новой публики я тоже рассматриваю как их — владельцев, администрации и промоутеров — достижение.


антон образина

группа Jars

Для меня «Дич» — это личная история. Я, наверное, не смогу назвать больше ни одного места, где дружил бы абсолютно со всей командой и чувствовал себя так же душевно. В «Дич» я ходил скорее в гости, чем на мероприятия. Пару раз ребята меня реально спасали: в период тяжелого увлечения алкоголем я пару раз просыпался там в подсобке целым и невредимым.

Как музыканту весь последний год в клубе мне было превосходно. Jars и «Дич» так тесно сотрудничали, что на местном звукорежиссерском пульте появились сохраненные специально под нас настройки. Приходишь и играешь — выходит идеально. Плюс небольшой зал — это спасение для небольших групп. Почти не важно, сколько пришло народу — перед сценой в любом случае будет жарко. А если пришло много — получается и вовсе феерия и праздник.

Что касается влияния на московскую сцену — не могу сейчас назвать более подходящих мест для небольших и совсем маленьких команд панковского, экспериментального и всякого иного дикого духа. Хотя это опять же личная история, связанная с тем, что я ходил туда как к себе домой. Есть «Шаги», есть Model T, есть еще куча мест — просто я к ним не так привык. Будет куда деться, но так круто уже не будет.



Обложка: Pechkin/Клуб «Дич»