13 апреля открывается пространство «Смена 2.0». В прошлом это был клуб в Солянском тупике, теперь — (потенциально, так как на данный момент пространство все еще находится на стадии ремонта) целый культурный кластер в 15 минутах ходьбы от метро «Таганская». В новой «Смене», которая занимает три этажа бывшей ткацкой фабрики в Товарищеском переулке, уже прошло мероприятие Art.Who.Dark, объединившее в себе выставку «в полной темноте» и сеты исполнительницы «На лицо» и Кедра Ливанского.

На фоне закрытия основных московских клубов новый проект вызывает особый интерес. В планах команды новой «Смены» — создание культурного центра со своей студией, выставочным пространством, фуд-кортом и даже барбершопом. The Village отправился на разведку еще не открытого пространства клуба.

Основной проход через ворота пока закрыт — приходится пробиваться через обитый линолеумом коридор с каморкой охранника. «Фамилии назовите, — ворчит охранник. — Нету вас тут».

Нас встречает Сергей Дрюков — улыбчивый парень в кепке и белых «аирмаксах», один из представителей команды промоутеров, занимающейся «Сменой». «Всего нас восемь. Я человек не публичный, для меня все это непривычно», — предупреждает он. Сергей проводит нас по этажам, усыпанным строительной пылью и поколотой плиткой, параллельно рассказывая об отделке клуба: на первом будет фуд-корт и крафтовый бар, на втором — основная сцена, барбершоп и корнер с одеждой. «Мы топим за российские бренды», — бьет себя в грудь Дрюков. Последний этаж занимает выставочное пространство — по комнате разбросаны телевизоры (часть декораций), колонны обставлены зеркалами, а замутненные окна, выстроенные вдоль стены, будут завешивать огромным экраном — на него будут проецировать визуальные эффекты.

Дрюков также показывает ход на крышу. «Дай бог, откроем этим летом или, может, следующим», — рассказывает он и тут же замечает, что всегда старается не загадывать наперед: «Вообще, я люблю говорить „мы сделали“, а не „мы сделаем“».

Также в планах: собственная студия, которая будет «поддерживать и продвигать» резидентов «Смены», — в основном это диджеи, играющие бейслайн, грайм, «хип-хоп новой волны» и «жесткое техно». Сергей называет их «костяком» «Смены», сформировавшимся во времена, когда клуб находился в небольшом двухэтажном здании на «Китай-городе», в паре десятков шагов от круглосуточного магазина, который прославился вольной трактовкой закона о продаже алкоголя после 23:00. В конце 2016 года «Смену» пришлось закрыть. «Назовем это административной проблемой», — сдержанно улыбается Дрюков на вопрос о причинах закрытия.

— Когда появилась идея восстановить клуб в новом облике?

— Я увидел в одном телеграм-канале пост: «Эх, сейчас бы в „Смену“ на „Китай-город“». И мы сделали разовую вечеринку в «Агломерате», которая прошла в сентябре — ее посетили больше 5 тысяч человек.

— Какие музыкальные стили можно будет встретить в новой «Смене»?

— Мы двигаем разные музыкальные стили, мы вообще за молодежные культуры и таланты. Внутри у нас концертная площадка на 250–300 человек. Мы не хотели бы видеть там тяжелый метал, нам это не нравится. Не хотелось бы и грязных стилей типа «колхозного панка». У нас будет поопрятнее: мы за хип-хоп, за панк-рок. Короче, за то, чтобы не было ничего маргинального. Если говорить конкретно про вечеринки, то это — бейслайн, грайм, гэридж, новая волна хип-хопа и достаточно жесткое техно, индастриал.

— Рейвы будут?

— О суточных рейвах речь не идет. Вечеринки будут продолжаться максимум 12 часов — дольше нам тяжело.

— Что запланировано на открытие?

— Четыре танцпола. Во-первых, будет main stage, на котором выступят, например, Zuluwarrior с бейслайном и граймом, а к утру все уйдет в техно и индастриал. На втором танцполе будет только техно. На третьем — атмосферная музыка, например ребят с лейбла Hyperboloid. Наконец, на ВИП-танцполе будет играть хаус и техно формата радио Megapolis Fm. Еще будет привоз: мы позвали играть Krissy B, это пионер электронной музыки. В Москве сейчас в принципе бейслайн никто не привозит, кроме нас.

— Какие планы после открытия?

— Сама «Смена» будет располагаться на втором этаже. Это будет концертная площадка, на которой мы планируем концерты с четверга по воскресенье. По выходным в ночное время там будут вечеринки. На остальных этажах расположатся фуд-корт, барбершоп, тату-салон, крафтовый бар, магазин одежды и выставочное пространство. Еще мы основали лейбл, студия которого тоже тут будет располагаться. Ненавижу говорить «продюсерский центр», но по факту будем помогать и продвигать молодых и талантливых. Мы будем постепенно открывать новые границы — думаю, все будет готово к сентябрю.

— Какая у вас целевая аудитория?

— Основная аудитория — это молодежь. Поклонники «Смены» сейчас подросли на два года, им уже не 18, а 20 лет. Так что она изменится, но вообще мы не отходим от молодежи. Была такая ассоциация, что у нас тусуются школьники. На самом деле мы всегда и у каждого проверяем паспорт. В вечернее время вход будет для любых возрастов, но после 23:00 — строго 18+. У нас будет работать официальный ЧОП.

— Насколько велика вероятность, что «административные нарушения», из-за которых закрылась первая «Смена», случатся здесь?

— Не случатся. Теперь у нас все по договору и официально. Два раза на одни и те же грабли наступать не собираемся.

— Не смущает, что рядом со зданием детский сад и церковь?

— Рядом нет детского сада. У нас же закрытая территория, нет проблем.

Около той «Смены» вообще было три министерства и две церкви напротив. Мы на самом деле вели себя менее скромно, чем тут собираемся себя вести. Там мы могли вытаскивать колонки во двор и делать танцпол на улице. Кстати, у нас тут тоже есть двор сбоку, мы в нем собираемся проводить концерты на большое количество людей, где-то на 1 000–1 500 человек.

— Ты говорил, в твоей команде работают около восьми человек. Это вы все скинулись на аренду?

— Нет. У нас есть инвестор. Имя не могу сказать, он человек непубличный. На самом деле я и сам не люблю публичность, просто сейчас такой момент — решили, что говорить с прессой должен именно я.

— Если говорить о ночной жизни в Москве, что ты думаешь о закрытии основных клубов (помимо «смены», за последние два года закрылись «Рабица», конструктор и «дич»)?

— Когда нас закрывали, я рассказал о своих проблемах коллегам из клуба «16 тонн», где я раньше работал. Они очень правильную вещь сказали: если бы не было за что, то не закрывали бы. И мы собираемся делать все четко.

— Куда ходили все эти ребята, когда «Смена» закрылась?

— Есть подозрения, но я не буду говорить название клуба. (Смеется.) Мы отдельное молодежное движение — мы не против других, только за, посещаем другие мероприятия и смотрим, у кого что, но ни с кем не пересекаемся. Мы — отдельная субкультура.

— Субкультура даже?

— Думаю, да, потому что наша публика, кроме как к нам, больше почти никуда не ходит. Когда мы делали вечеринку в сентябре, больше 30 человек на ней набили татуировки «Смена». И у многих в нашей команде татуировки такие. Мы — объединение.