Художники из группы HoodGraff, известные по портретам Сергея Есенина и Виктора Цоя, Чака Норриса и Альберта Эйнштейна на трансформаторных будках в Петербурге, совершили необычный жест. Они сначала изобразили на Синопской набережной портрет Зинаиды Тракторенко из передачи «Осторожно, модерн!», снабдив его шутливым предвыборным лозунгом, а через сутки закрасили

Портрет Тракторенко был на месте изображения прапорщика Задова из той же передачи (оба персонажа сыграны Дмитрием Нагиевым) — оно исчезло после того, как на него пожаловался петербуржец Дмитрий Цветков. Сам активист пояснил свою позицию так: «Это картины невысокого мастерства, выполненные в мрачных серых тонах и являющиеся копиями снимков, сделанных кем-то другим, то есть неоригинальными задумками». 

В комментарии The Village руководитель проекта HoodGraff Артем Бурж пояснил, что именно хотели сказать художники, закрасив свою работу. А также рассказал, почему в свое время отказался рисовать портрет Путина на Майдане.


Артем Бурж

руководитель проекта HoodGraff

Портрет Зины Тракторенко — попытка обратить внимание на проблему. Есть безумное желание художников творить, есть такое понятие, как уличное искусство, и есть бесхозные стены, не имеющие исторической ценности. Проблема же в том, что из этих потенциальных холстов делают чуть ли не стратегически важный для города объект, который должен быть выкрашен в определенный цвет в соответствии с регламентом. Зачем? Непонятно.

Такое ощущение, будто художники ведут борьбу за какие-то там политические взгляды, а не просто просят выделить бесхозные стены. Мы хотим творить и делать город привлекательнее. Есть же масса вариантов, как власти могут контролировать контент картин на городских стенах. Например, сделать список запретных тем: наркотики, насилие, та же политика. А художники могли бы оставлять контакты для связи — в случае просьбы закрасить или дорисовать что-нибудь или изменить тематику рисунка.

К политике как к таковой мы никак мы не относимся. Чего нам только не предлагали нарисовать. Было дело, заказывали даже портрет Путина на Майдане. Кто предлагал — неважно, но обещали оплатить проезд, проживание, питание, краску, даже нескольких охранников. Но это попахивало маразмом, и мы отказались. Слишком уж много политики вокруг! Хотим разбавить настроение граждан интересными работами.

Пост Дмитрия Цветкова (горожанин, который добился от коммунальных служб закрашивания граффити с Павлом Дуровым и прапорщиком Задовым. — Прим. ред.) я читал. Самого Цветкова не знаю. Могу сказать одно: если бы он немного ознакомился с нашей философией, поменял бы свое мнение.

Задача наших работ — привлечь внимание, сделать искусство более доступным для понимания. Художники, которые выходят на улицу и рисуют что-то, что отражает их глубокий внутренний мир, обречены на критику. На улице нужно рисовать для людей — это у себя дома можно рисовать то, что тебе хочется.

Надеюсь, когда-нибудь судьба сведет меня с одним человеком из Смольного — Владимиром Лавленцевым (бывший вице-губернатор Петербурга, который занимался вопросом легализации граффити. — Прим. ред.). Это человек, который был заинтересован в наших работах и в облагораживании бесхозных стен, что в нем и подкупало. Было приятно работать.

Вообще же со стороны чиновников, прежде всего администрации Центрального района, было весьма высокомерно не вступить с нами в диалог — с учетом того, что я сам проявляю инициативу и пытаюсь обсудить вопрос с нашими работами. Хочется, чтобы город шагнул вперед. 


ОбложкаHoodGraff