В начале прошлого года петербургский телеканал «100ТВ» — вместе со всей «Балтийской медиа-группой», в которую он входил, — стал частью холдинга News Media Арама Габрелянова. В конце июня телекомпания попрощалась со зрителями. Произошёл ребрендинг телеканала, его новое название — Life78. В августе на сайте телеканала в тестовом режиме начали выходить новостные сюжеты. 5 октября Life78 запустили. За первые полгода работы на канале несколько раз успело смениться оперативное руководство, а лидером петербургского информационного рынка, вопреки прогнозам создателей, он так и не стал. Вчера стало известно, что в редакции Life78 прошли очередные большие кадровые перестановки.

Бывший сотрудник «Лайфа» анонимно рассказал The Village про особенности кадрового отбора телеканала, про любимые журналистские байки руководства, про чат в «Телеграмме» и про молоко за вредность.

Иллюстрации

дарья кошкина

Про кадры, зарплаты и штрафы

Работать на Life78 приезжают люди со всей России, которые часто совсем не знают город и плохо в нем ориентируются: бывали случаи, когда приходилось рассказывать, как добраться до Дворцовой площади.

Неместным корреспондентам снимают квартиры на Петроградской стороне, причём с отличным ремонтом. Они там живут по одному-вдвоём в комнате. Приезжие продюсеры и редакторы жильё снимают сами.

Студентов, которые никогда не видели больше 20 тысяч в месяц, естественно, всё это привлекает.  Тем, кто постарше, нужен нормальный рабочий процесс — а с ним сложнее. Условия, в которых приходилось поначалу работать, удручали. Душные коридоры, где во время ремонта в пыли, чаду все сидели друг у друга на головах. К сентябрю полетела система кондиционирования — люди работали при температуре от силы 16 градусов.  Интересно, что молоко выдавали — как будто мы на вредном производстве. Потом уже отстроили большой офис.

Сначала сотрудников звали на хорошие для Петербурга зарплаты. Шеф-редактор получал сотку, выпускающий — 80 тысяч, райтер — 60 тысяч, корреспондент — 50 тысяч (минус подоходный налог). Теперь шеф-редакторов берут на 80 тысяч, выпускающих — на 55 тысяч, корреспонденты получают 40 тысяч. Меньше всех зарабатывают титровальщики — чуть ли не 15 тысяч, притом что требуют от них не меньше, чем от остальных.

В то же время простой райтер может за один день стать выпускающим редактором. Просто потому что некого посадить в эфир.

В редакции действует строгая система штрафов. А поощрений почти нет. Разве что на Новый год устроили конкурс: нужно было проголосовать за лучшего шеф-редактора, ведущего и так далее. Сотрудники выбрали лучшим ведущим одного — а премию в итоге, кажется, получил другой.

Ещё есть так называемые «фруктовые пятницы», когда в редакцию коробками свозят яблоки, апельсины и прочее.

Про уроки качественной работы

Габрелянов приезжал к нам с семинарами. В отличие от известной планёрки, на нас не орал, потому что не был знаком. Но говорил только матом. Тут, кстати, многие обожают, когда шеф разговаривает матом, записывают за ним афоризмы. Любимые выражения: «ты ранишь меня в самое сердце, мудак», «я буду *** [бить] вас физически», «здесь вам не санаторий имени Арама Ашотовича». Последняя фраза объясняет, почему все работают по 24 часа в сутки.

На семинарах приводили примеры, как надо работать. Одна из историй — про одну очень популярную в России поп-звезду. Тот якобы продал одному из изданий (не нам) эксклюзивное право снимать крещение его детей. Но наши, если верить этой версии, оказались хитрее: отправили в церковь, где должно было пройти крещение, корреспондентку, та устроилась уборщицей, два или три дня проработала. Тем временем ещё двое сотрудников наведались туда и прикрепили чуть ли не к иконе камеры GoPro, для маскировки покрашенные сусальным золотом. В результате обряд транслировался в офис Life News, видео монтировали и тут же выкладывали на сайт. В итоге кто-то звонит звезде и рассказывает о трансляции. Он бегает по церкви, находит камеры и чуть ли не разбивает их.

Про астролога и крановщицу

Многие спикеры, которые раньше охотно давали комментарии журналистам «100ТВ», принципиально отказываются общаться с Life78. И их можно понять. Приходит в эфир женщина-астрофизик, академик РАН. С ней общается ведущий, выписанный к нам из дружественной республики — и, прощаясь, говорит: «Спасибо, у нас в эфире была астролог...»

Или тот же ведущий спрашивает у корреспондентов:

— Кто писал текст?

— Что с ним не так?

— БДТ. Расшифровывайте, пожалуйста, когда пишете свои аббревиатуры. Кто знает, что такое БДТ?

Или взять историю с разбившимся самолётом (имеется в виду авиакатастрофа в октябре 2015 года. — Прим. ред.). Рейтинги телеканала тогда подскочили, но я не понимаю, за счёт чего. Ведущая сидит в прямом эфире и говорит: «МЧС ещё не подтвердило, что самолёт упал, но вот списки погибших...» Потом в эфир приходит девушка, к которой в этом самолёте кто-то летел. Уже известно, что самолёт разбился и никто не выжил. Ведущая: «Но мы будем надеяться на лучшее…».

Самые воспитанные спикеры в итоге нам говорили: «Простите, я не разделяю политику вашего канала». Другие — выливали ушат говна.

При этом доставалось всем за какие-то мелочи, случайности. Помните, в январе была история с крановщицей, которая спасла из пожара на ЗСД рабочих? Life78 упустил тему: ребята начали звонить этой женщине в обед, когда она уже дала интервью другим СМИ. Несколько человек позвонили — она всем отказала, потому что устала от внимания. Корреспондентам после этого устроили разнос: проводили совещание, поднимали все звонки — слушали и разбирали, кто как разговаривал.

Про контроль, стоп-листы и критику городских властей

Рабочий чат у нас был в «Телеграмме». При этом по редакции постоянно ходили слухи, что всю переписку в других мессенджерах («ВКонтакте» и Facebook) активно читает руководство. Общая атмосфера, соответственно, была, по ощущениям, напряженная: мне кажется, жалобы и кляузничество, скорее, поощрялись. Все в результате, конечно, старались быть очень осторожными в высказываниях и какие-то вещи на публику не выносить.

Например, про стоп-листы. Сначала на канале был стоп-лист, в нём значилось всего несколько фамилий: депутаты ЗакСа Марина Шишкина, Максим Резник и Борис Вишневский — те, кто выступали за возврат «100ТВ». Потом «их простили», да они и сами начали с нами общаться: им же нужен пиар. На принцип пошёл только депутат-коммунист Коровин после того, как Life78 опубликовал видео, в котором он мутузит пенсионера. Раньше Коровин к нам часто ходил, а после этой истории начал посылать.

В какой-то момент руководство решило, что не надо постоянно приглашать в эфир депутатов и пиарить их за наш счёт. Возникла проблема со спикерами. Даже каким-нибудь зоозащитникам звонишь, а они: «Извините, мы не разделяем политику вашего канала».

В стоп-лист могут попасть самые неожиданные местные персонажи. Например, Александр Холодов (председатель Санкт-Петербургского отделения Межрегионального общественного движения «Комитет защиты прав автомобилистов». — Прим. ред.) — за то, что троллил канал в соцсетях.

Руководство постоянно говорит о московском и петербургском подходах к работе. Они считают, что мы тут спим, не бьёмся за новости. Не раз говорилось, что у нас тут низкая энергетика. Понятно, что федералы привыкли к другому: они ориентируются на одного человека, ну и ещё на владельцев. У них мощная опора за спиной.

Интересно, что для города как таковых запретных тем нет. Габрелянов говорил: «Если есть за что ругать Полтавченко — ругайте». Об этом же он говорил и в нескольких интервью. Регионов не боятся. Но, конечно, все учитывают, что здесь есть свои правила: будешь выпендриваться, как «ТВ2» в Томске, тебя быстро закроют.


Руководство постоянно говорит о московском и петербургском подходах к работе. Они считают, что мы тут спим, не бьёмся за новости. Не раз говорилось, что у нас тут низкая энергетика

Про аудиторию и лабутены

На нас время от времени жалуются и в соцсетях: «Научите разговаривать ваших корреспондентов» (а то канал уже называют «ГоворТВ»). Между собой сотрудники это обсуждают так: «Питерцы — такие питерцы, хотят видеть отстойное кондовое телевидение. А мы разговариваем на одном языке со зрителем».

При этом самая большая проблема телеканала — много ляпов в эфире. Один ведущий сказал «на проспекте ТОреза», а когда его поправили — парировал: «В моём городе такой улицы не было». Ведущего в итоге забрали в Москву.

Аудиторию на Life78 видят такой: люди в возрасте от 16 до 45 лет, довольно расплывчато. При этом на канале были проблемы с темами и эксклюзивами. Если посмотреть в календарь съёмок, то, помимо «обыкновенных скучных» тем из объездов вице-губернатора Албина, можно было увидеть нечто с пометкой «гениальные!». Например, считается, что то, как будет проходить «опознание похитителя макбука», интересует весь город.

В корпоративном чате главред хвастается, мол, поглядите, что собирает тысячи просмотров на сайте: обморок Лазарева, лабутены и убийство таксиста. И подытоживает: «Когда такая маза идёт, надо работать на опережение». А все петербуржцы, которые хотят других новостей, «просто ортодоксальные зрители, которые ждут чопорного телевидения».

Про дневник бабушки-маньяка из Купчина и знание материала

У Габрелянова изначально была идея платить деньги за эксклюзив. И тут показательна история с бабушкой-потрошительницей из Купчина. «Фонтанка» написала, что она вела дневник. Наши решили его выкупить то ли за 200, то ли за 300 тысяч рублей. Открывают этот «дневник» — а там пара стихов на двух страницах. Не было никакого дневника.

Причём за несколько месяцев до этого была новость о том, что холдинг Габрелянова перестаёт платить информаторам, а журналистам запретили представляться именами сотрудников других организаций. Но все равно выкручивались, как могли. Часто представляются кем угодно: родственниками, друзьями. Если одного корреспондента послали, поняв, что он не тот, за кого себя выдаёт, — ничего страшного, позвонит следующий, с другого номера.

Есть светский отдел, который любит подсматривать-подслушивать. Умер актёр Светин. Проходишь мимо этого отдела и слышишь: «Здравствуйте, театр Акимова? Вы, наверное, слышали, что у вас сегодня погиб Михаил Светин...»

Или проходит совещание, обсуждаем, что надо снять Даниила Гранина: ему исполнилось 97 лет. Одна высказывается: «Кто такой Гранин? И что он сделал для Петербурга? Зачем нам его снимать?».

Про бывших сотрудников «100ТВ»

Со «100ТВ» на Life78 остались единицы. Сложно их осуждать, работы в городе мало. Но есть те, кого не понимаю: мне кажется, их бы с радостью взяли на другие каналы. Хотя я знаю, что у некоторых каналов — например, «Санкт-Петербурга» и «Пятого канала» — сейчас табу на тех, кто работал на «Лайфе».

Несколько ведущих, остававшихся на Life78 после закрытия «100ТВ», перешли на радио «Балтика» (тоже входит в медиахолдинг News SPb. — Прим. ред.). Показательна история с одним из них — профессионалом, пофигистом и настоящим петербургским интеллигентом. Как-то он впервые пришёл на совещание. На тот момент у нас только-только назначили главного редактора. Он бегает, орёт, суетится, кроет всех матом. Ведущий сидит нога на ногу:

— Простите, а вы кто?

— Что?! Я — главный редактор!

— Ну хорошо, а почему вы разговариваете матом в присутствии дам? У нас в городе это не принято.

Это было его последнее совещание на Life78. На следующий день во время эфира ему сообщили, что он старый, что он плохо говорит. Он подумал и ушёл.

Вообще Габрелянов заточен на то, чтобы сделать интернет-издание: ему эта телевизионная частота не очень-то и нужна. Сейчас идёт оптимизация, и, мне кажется, всё может сложиться так, что телеканала не будет.