Текст

Лиза Биргер

The Village продолжает рассказывать о весенних новинках: разобравшись с теле- и кинопремьерами, играми, альбомами и выставками, мы переходим к новым книгам.

Владимир Сорокин. «Манарага»

М.: Corpus

Главный роман весны — новая фантазия Владимира Сорокина. В романе о том, как подпольные шеф-повара будущего жарят баранину на «Дон Кихоте» и запекают кальмаров на «Чевенгуре», легко угадывается отсылка к книжным пожарам прошлого: книгам, сожженным нацистами у Берлинской оперы, книгам самого Сорокина, сожженным нашистами у Большого театра. Вчерашний кошмар превращается в завтрашний гламур, но зря главного русского писателя обвиняют в попсовости: он просто слишком хорошо чувствует время, и его роман, занимательный во всех отношениях, слишком хорошо отражает этого времени бессодержательность.

Маргарита Хемлин. «Искальщик»

М.: Corpus

В октябре 2015 года не стало Маргариты Хемлин, и это ужасно нелепая и обидная смерть — остановка сердца в 55 лет у писательницы, которая, казалось, вот-вот станет для нас одной из главных, вырвется в плеяду великих. «Искальщик» —ее последний роман, который она все-таки, видимо, успела закончить — написанная на дивном суржике история мальчишки из еврейского местечка времен Гражданской войны, решившего во что бы то ни стало выжить. Хотя история здесь завершена довольно органично, к большим масштабам роман не стремится: это все еще очаровательная в своей ювелирности и точности виньетка диких нравов и причудливых судеб прошлого.

Энн Тайлер. «Случайный турист»

М.: «Фантом-пресс»

Перевод с английского Александра Сафронова

Один из лучших романов американского классика — он был довольно обаятельно экранизирован в 80-х с Уильямом Хёртом и Джиной Дэвис с главных ролях. Главный герой — Мейкон Лири, автор путеводителей, ненавидящий путешествия. Его жизнь полностью разладилась после смерти ребенка и ухода жены, но все изменит появление в ней не совсем обычного персонажа. В пересказе книги Энн Тайлер могут звучать как любовные романы, на деле же они совсем не об этом — точнее, не совсем об этом: скорее о том, что все люди в мире очень странные, совсем потерянные, но именно это их и объединяет.

Лев Данилкин. «Ленин»

М.: «Молодая гвардия»

Отсутствие Льва Данилкина прямо-таки слышно в современной литературной критике, ведь кто, как не он, умеет идти против мейнстрима, выискивать всякое необычное и воспевать всякое странное; кому еще удалось сохранить в себе необходимую злость, чтобы все еще огрызаться на литпроцесс? Но именно эти сверхспособности — никогда не петь ни с кем в унисон, всегда идти собственной дорогой, нарочно ни с кем не соглашаться и высматривать героев викторианского шоу уродцев в повседневной жизни — делают его таким замечательным биографом. «Мне нравится выискивать такие существа, по которым все понятно про эту географию», — говорит Данилкин в интервью, и мы сразу понимаем главное про его будущую книжку: что Ленин странный, но насколько странный, мы не можем себе и представить, а вот когда представим, тогда, возможно, и про себя что-нибудь поймем.

Антония Сьюзен Байетт. «Чудеса и фантазии»

СПб.: «Азбука-классика»

Каждому (даже самому преданному) читателю Антонии Байетт знакомо это ощущение: когда хочется, чтобы философия с историей отошли куда-нибудь на второй план и осталась только сказка. И вот они, наконец, — только сказочки, первый том из обещанного полного собрания короткой прозы. Но это, конечно, сказочки в духе Байетт: очень взрослые, не знающие запретных тем, приоткрывающие самые темные уголки сознания истории о современном человеке, запеченном, словно начинка в пироге, в щедрое тесто фольклора.

Элизабет Гилберт. «Большое волшебство»

М.: «Рипол Классик»

Перевод с английского Елены Мигуновой

Уникально, конечно, способный к бестселлерам автор — под волшебным прикосновением Элизабет Гилберт любая книга о поисках себя, в кулинарии или в путешествиях, моментально покоряет список бестселлеров The New York Times. «Большое волшебство» — книга о поисках себя в творчестве. Вопреки любым ожиданиям, она довольно честная и увесистая — немаленький томик мелким шрифтом о том, что все мы можем стать творцами, если сумеем преодолеть страх, с обязательными элементами автобиографии. В конце концов, читателю вовсе не обязательно интересно использовать соображения Гилберт как учебник, наверняка ему просто захочется вдохновиться ее успехом: написать книгу, заработать миллион, вот это все.

Саймон Кричли. «Боуи»

М.: Ad Marginem

Перевод с английского Татьяны Лукониной

Трудно представить себе автора, который был бы более настроен «против интерпретации», чем Дэвид Боуи: он буквально ненавидел, когда разбирали его песни, и сам говорил, что сочиняет практически интуитивно, из воздуха, сам иногда до конца не понимая, что имел в виду, — очень часто смысл его собственных песен приходил к артисту гораздо позже того, как они были написаны и записаны. С этой точки зрения разбор песен Дэвида Боуи, устроенный философом Саймоном Кричли, можно было бы счесть занятием довольно бессмысленным, но все же задача тут немного другая — через песни музыканта понять его время и, главное, самого себя.

Эндрю Майкл Харли. «Глушь»

М.: «Рипол Классик»

Перевод с английского Екатерины Богдановой

Триллер в жанре северной готики, собравший почти все награды 2016 года: от премии Costa за лучший дебют до устного признания самим Стивеном Кингом. Жанр «странная семейка приезжает в странное место, и там начинается ужасное» доведен Харли практически до совершенства: герои этой книги, ясновидящий мальчик-рассказчик, его немой брат и католики-родители, которых рассказчик называет не иначе как Мать и Родитель, раз в год отправляются на неделю покаяния и молитвы в самое странное место на свете, название которого так и переводится — «глушь», Лоуни. Самое сильное в романе Харли — что в нем нет перехода из обычного в странное: необычность, какая-то странная дичь, существует здесь с первых страниц. Здесь не было начала, точки входа, и, соответственно, невозможна и точка выхода.

Дональд Рейфилд. «Грузия. Перекресток империй. История длиной в три тысячи лет»

М.: «КоЛибри»

Перевод автора

Потрясает сама по себе история Дональда Рейфилда — английского слависта, изучавшего Чехова и Мандельштама, в совершенстве выучившего грузинский, чтобы читать переписку русских и грузинских поэтов, и в итоге ставшего главным специалистом по Грузии в Англии, автором англо-грузинского словаря. Если вы не читали его биографию Чехова, давно уже переведенную на русский язык и выдержавшую несколько переизданий, то начать стоило бы и с нее: серьезное, обстоятельное, вдохновляющее чтение, как по-русски не умеют. «Грузия» — из той же серии обстоятельного и серьезного, где автор умеет оставаться сочувственным, не принимая сторон, а просто рассказывая историю.

Крэйг Томпсон. «Одеяла»

СПб.: «Бумкнига»

Перевод с английского Василия Шевченко

C 2003 года, когда графическая автобиография Крэйга Томпсона вышла на английском языке, она превратилась в абсолютную классику, породив очередной бум комиксовых биографий. Помимо всех очевидных художественных достоинств «Одеял», Томпсон был тем, кто окончательно утвердил возможность рассказывать в картинках историю взросления: от отношений с братом до отношений с Богом, от пережитого в детстве первого сексуального насилия до пережитого в подростковом возрасте первого сексуального чувства и, главное, о возможности примирения и смирения с тем, что было.

Андрей Рубанов. «Патриот»

М.: «АСТ», «Редакция Елены Шубиной»

У Андрея Рубанова, бывшего бизнесмена, достаточно давно переметнувшегося в стан литераторов, очень узнаваемый слог и стиль: он не любит выкрутасов, словесных номеров и пишет, словно поленницу на зиму сколачивает — рубит, рубит и рубит. Иногда этот стиль может оказаться освежающим, но самое освежающее в Рубанове — это его способность ловить цайтгайст. Цайтгайсты, как известно, бывают разные, и сорокинский рубановского не разумеет, но Рубанов говорит не с интеллектуальной элитой, живущей своей параллельной жизнью, а с людьми, иногда включающими телевизор и отчаянно рвущимися повторить все увиденные в нем фокусы, стать такими, какими их хочет видеть родина. «Патриот» — роман о том, почему это невозможно.

Хелен Макдональд. «„Я“ значит „ястреб“»

М.: «АСТ»

Перевод с английского Н. М. Жутовской

Одна из самых ожидаемых книг на русском: роман 2014 года, получивший все мыслимые и немыслимые премии и уже на какой только язык не переведенный. Это рассказ о женщине, потерявшей отца и нашедшей утешение в странной дружбе с ястребом-тетеревятником по имени Мейбл. История главной героини Хелен тут неразрывно связана с реальной биографией Теренса Хэнбери Уайта, автора книги о короле Артуре «Король былого и грядущего», недавно вновь переведенной на русский: стоит прочитать ее, чтобы отправиться в это странное и преображающее путешествие подготовленным.

Чак Паланик. «Приманка»

М.: «АСТ»

Чак Паланик тоже, знаете ли, писатель со сверхспособностями — он как никто другой умеет превращать радикальное переживание в аттракцион. «Приманка» — это серия коротких рассказов с подзаголовком «Бесцветные истории». Каждая из этих историй сопровождается причудливыми черно-белыми рисунками, которые читателю предлагается раскрасить. Истории, надо сказать, тоже довольно бесцветные, но на это и расчет: страшно, неуютно и тревожно читателю, очевидно, должно стать в процессе.