За последний год российская модная индустрия совершила рывок и поднялась до того уровня, который позволяет конкурировать с западными брендами. Причин тому несколько. Во-первых, резкое сокращение сегмента: за прошедшие шесть месяцев из России ушли британские River Island и New Look, а также недорогие American Eagle OutfittersSeppälä и Miss Selfridge. Во-вторых, закрытие магазинов и повышение цен такими гигантами, как Zara и Topshop.

 

Питер всех спасёт

Нет худа без добра: Как кризис взбодрил российских дизайнеров и молодые марки. Изображение № 1.

 

Если раньше за молодыми и талантливыми приходилось ехать в Санкт-Петербург или идти на ближайший «Ламбада-маркет», то сегодня петербуржцы «Уста к устам» уже сами открывают магазин в Москве, а местные сайты вроде Trends Brands или Click-Boutique на замену растущим в цене британским маркам ищут молодых российских дизайнеров. Нишу масс-маркета заняли Trends Brands, Oh, my и добрый десяток других российских марок поменьше.

Российский аналог Asos Trends Brands каждый месяц выпускает свою собственную коллекцию по сезону вдобавок к дюжине недорогих базовых моделей T&B Base, обуви и линейке аксессуаров. Собственные коллекции вкупе с другими недорогими российскими марками вытеснили некогда главенствовавшие на сайте American Apparel, Religion, Sister Jane: сейчас соотношение европейских и локальных марок примерно 30 к 70.

По словам Полины Гончар, PR-директора Trends Brands, до того, как подскочил курс валют, компания успела произвести в России несколько лимитированных коллекций — все они имели определённый успех. Поэтому, когда произошли экономические изменения, стало очевидно, что можно использовать наработанный опыт, создавая регулярные коллекции базовых вещей. Контроль качества в данном случае производить намного легче, а цены удаётся сохранить на прежнем уровне — от 1 190 до 4 990 рублей за вещь. Единственная сложность, с которой пришлось столкнуться, — слабо развитое в России текстильное производство. Сейчас компания продолжает расширять пул российских дизайнеров и развивать собственные линейки.

Основательнице Click-Boutique Евгении Федоровской в связи с резким падением рубля в этом году тоже пришлось сильно пересмотреть ассортимент шоу-рума. Компания отказалась от нескольких любимых европейских марок, которые стали неоправданно дорогими для российских покупателей. Это освободило место для новых русских брендов. С местными дизайнерами Click-Boutique работал всегда, но из-за ограниченной площади магазина раньше они могли продавать только пять-шесть марок одежды. Сегодня их больше 15, и с каждым сезоном появляется всё больше новых интересных брендов с адекватными ценами. Хорошая тенденция — поток новых марок из Санкт-Петербурга. Петербуржцы стараются и много работают, делают современный дизайн и адекватно оценивают свои работы.

 

Трудности роста 

Нет худа без добра: Как кризис взбодрил российских дизайнеров и молодые марки. Изображение № 2.

Нет худа без добра: Как кризис взбодрил российских дизайнеров и молодые марки. Изображение № 3.

 

Вопрос с тиражами все решают по-разному. Одни шьют почти единичные экземпляры, кто-то размещает заказы на фабриках в Азии или развивает своё небольшое, но гордое российское производство. Главная беда и боль наших дизайнеров, по мнению Федоровской, — ткани. Их производство в России не развито, качественных материалов мало — именно поэтому тиражи коллекции часто бывают короткими. Но для нишевого Click-Boutique российские дизайнеры оказались вполне способны конкурировать с западными, а небольшие коллекции с ограниченным количеством вещей только привлекают покупателей.

Владелица магазина украшений «Сахарок» Света Ефремова согласна с Федоровской: «Полгода назад стало очевидно: России есть что предложить в сфере дизайна. Появилось много новых хороших качественных марок, которые постепенно заняли свои, не всегда очевидные, ниши. Остаётся только надеяться, что ребята справятся с главной задачей — вырасти из классного проекта в настоящий бизнес. Это и есть самое сложное. Если говорить про „Сахарок“, сейчас у нас около 80 % русских дизайнеров, и на то есть причины. Во-первых, закупки в иностранной валюте делают конечную цену очень высокой, выходящей за рамки концепции магазина. Во-вторых, за последний год появилось много местных дизайнеров и марок украшений. Они делают интересные предметы, которые не стыдно представлять в магазине. Есть ощущение, что это только начало и что это связано с экономической ситуацией: острый денежный вопрос всех взбодрил».

Покупка украшений или аксессуаров вроде кожаных рюкзаков и сумок у начинающих российских дизайнеров — едва ли не главная альтернатива заказам с Asos или вездесущим клатчам из кожзама Zara. Первопроходец Ася Мальберштейн, основавшая одноимённую марку ранцев ещё в 2008 году, по-прежнему остаётся примером для подражания. Среди последователей — Kokosina, E. K. Goods и другие, специализирующиеся на рюкзаках и портфелях из кожи, замши или кожзама. Сумки в пределах 15 тысяч рублей делают молодые дизайнеры вроде Anna GolovinaNim Design или B for Bags. Кожу и другие материалы по-прежнему закупают в Италии, Испании и других европейских странах, ссылаясь на то, что в России хороших материалов не найти. Производства базируются в Подмосковье или под Санкт-Петербургом — это позволяет снизить затраты на транспортировку.

 

Знай наших 

Нет худа без добра: Как кризис взбодрил российских дизайнеров и молодые марки. Изображение № 4.

Нет худа без добра: Как кризис взбодрил российских дизайнеров и молодые марки. Изображение № 5.

 

Самая незанятая ниша, обувное дело, тоже переживает период подъёма. Российская марка AFOUR совместно с петербургским магазином Nevalenki Concept Store в середине лета выпустила капсульную коллекцию ботинок на платформе. Кроме лимитированных брогов, названных в честь рок-звёзд (розовые — Pink Floyd, синие — Blur, чёрные — Pixies, с аппликацией — Iggy Pop, серебряные — Metallica), компания берётся за создание любой модели на заказ. Заплатить за пару придётся максимум 11 тысяч рублей: столько стоят крепкие ботинки на зиму из натуральной кожи с войлочной стелькой и шерстяным утеплителем внутри.

Тем же путём идёт Андрей Жакевич, вместе с другом основавший в 2012 году собственную марку Gottlieb Schwarz. Три года спустя Андрей открыл в Леонтьевском переулке одноимённую обувную мастерскую. В магазине можно купить около 15 моделей готовых мужских ботинок (щёгольские лоферы, кожаные броги, челси, монки или лаконичные дерби), отремонтировать или отреставрировать обувь и сделать индивидуальный заказ. Цена на готовую пару обуви начинается от 15 тысяч рублей, сшить обувь по индивидуальному заказу обойдётся в 25 тысяч рублей. В середине лета дизайнер выпустил новую коллекцию, к которой добавил несколько женских моделей (например, слипоны, усыпанные цветными пайетками). По словам Андрея, найти подходящую пару обуви в Москве всегда было проблемой: как правило, соотношение цены и качества у европейских или американских марок оказывалось неоправданным. Ещё сложнее было отыскать мастерскую, в которой без опаски можно было бы оставить любимые ботинки на реставрацию или починку. Всё это и подтолкнуло Жакевича к созданию собственной марки.

Петербургская марка Lingerie Corporelle, запущенная в прошлом году, по накалу страстей вполне способна потягаться с британскими Agent Provocateur или Bordello. Ксения Реченская вместе с мамой выпускают коллекции лаконичного и удобного нижнего белья и сопутствующих аксессуаров: пояса, подвязки для чулок и бондажные ленты. Кружево, полупрозрачную ткань и другие материалы заказывают из Фрации, а отшивают каждый предмет в коллекции вручную. Пока процесс идёт медленными темпами: на создание комплекта уходит несколько дней, но в дальнейшем основательницы Corporelle планируют расширять производство и выпускать полноценные коллекции. За полупрозрачными комплектами сейчас выстраиваются очереди в Instagram или WhatsApp (можно попросить выслать каталог на почту и выбрать понравившуюся модель), но в ближайшее время у марки появится собственный сайт с доставкой по всему миру.

 

Держитесь вместе

Нет худа без добра: Как кризис взбодрил российских дизайнеров и молодые марки. Изображение № 6.

 

Российский мидл-маркет чувствует себя не хуже. С учётом нестабильного курса купить пальто в Topshop теперь выйдет едва ли не дороже, чем у московского «среднего класса» вроде I Am StudioOsome 2 SomeCyrille Gassiline или бодрых новичков Outlaw Moscow. Правда, в масс-маркете, рассчитанном на умеренную еврозиму, процент синтетики в составе будет сильно выше, чем у мидл-маркета, который специализируется на верхней одежде для средней полосы России и старается использовать более дорогие и качественные материалы. 

При этом российские дизайнеры за пределами России порой вызывают не меньший интерес, нежели в родной стране. Люкс вроде Vilshenko, Ulyana Sergeenko или Eugenia Kim представлен в крупнейших международных онлайн-магазинах Farfetch и Net-a-Porter. Москвичка Леся Парамонова в перерывах между созданием полупрозрачных платьев с принтами вымышленных животных сотрудничает с известной художницей из Тайваня Сяо Рон Ченг и британской косметической маркой Kiehl's, для которой дизайнер оформляет флакон крема для лица Ultra Facial Cream. Гоша Рубчинский продолжает вдохновляться Россией и советским постмодернизмом, занимая первые строчки в списке дизайнеров на Dover Street Market, и выпускает совместные коллекции с калифорнийцами Vans.

Петербуржцы Circle of Unity пока что сотрудничают с земляками: в начале лета марка вместе с компанией Facultative Works выпустила серию футболок, свитшотов, кепок и носков с изображениями питомцев своих друзей. Так же поступает Даша Сельянова, бывшая студентка Британки и основательница ZDDZ (найти вещи её марки в эстетике 90-х можно в «Кузнецком мосту 20» и Wood Wood у нас или в международном VFiles). Вместе с Oh, my она придумала серию двухцветных толстовок, платьев и спортивных брюк по более чем доступным ценам.

Единственное, чего пока по-настоящему не хватает молодым российским маркам, — постоянной площадки наподобие американского сайта VFiles для молодых дарований, которая могла бы объединить дизайнеров и рассказать о них широкой аудитории. Но это дело наживное.