Купить рекламу

МЫ В СОЦСЕТЯХ

ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ РАССЫЛКИ

Подписаться
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму«Это то, чего от меня точно никто не ожидает»
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму

Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму «Это то, чего от меня точно никто не ожидает»

Большое интервью с Cream Soda
Большое интервью с Cream SodaОб альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе
Большое интервью с Cream Soda

Большое интервью с Cream Soda Об альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе

Как петербуржец сделал, пожалуй, лучшее медиа о классической музыке
Как петербуржец сделал, пожалуй, лучшее медиа о классической музыке А потом ушел
Как петербуржец сделал, пожалуй, лучшее медиа о классической музыке

Как петербуржец сделал, пожалуй, лучшее медиа о классической музыке А потом ушел

Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»
Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»
Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»

Андрей Баев (Bookmate): «Люди сидят дома и читают книги, как не сойти с ума»

Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся»
Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся»О бизнесе в пандемию, нужных реформах и борьбе с выгоранием
Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся»

Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся» О бизнесе в пандемию, нужных реформах и борьбе с выгоранием

Сергей Собянин: «Мы в Москве делаем всё что хотим»
Сергей Собянин: «Мы в Москве делаем всё что хотим» Интервью 2013 года о платных парковках, давках в метро, спальных районах и митингах
Сергей Собянин: «Мы в Москве делаем всё что хотим»

Сергей Собянин: «Мы в Москве делаем всё что хотим» Интервью 2013 года о платных парковках, давках в метро, спальных районах и митингах

Как на нас влияет шум городов
Как на нас влияет шум городовЗвукорежиссер — о том, как мы сходим с ума от звуков мегаполиса
Как на нас влияет шум городов

Как на нас влияет шум городов Звукорежиссер — о том, как мы сходим с ума от звуков мегаполиса

Режиссер «Китобоя» Филипп Юрьев — о Чукотке, пацанских правилах жизни и магическом реализме

Режиссер «Китобоя» Филипп Юрьев — о Чукотке, пацанских правилах жизни и магическом реализме

Режиссер «Китобоя» Филипп Юрьев — о Чукотке, пацанских правилах жизни и магическом реализме

Режиссер «Китобоя» Филипп Юрьев — о Чукотке, пацанских правилах жизни и магическом реализме

Как запустить три новых проекта после карантина
Как запустить три новых проекта после карантинаЭлина и Галактион Табидзе — о вкусах москвичей, работе и хорошем хлебе
Как запустить три новых проекта после карантина

Как запустить три новых проекта после карантина Элина и Галактион Табидзе — о вкусах москвичей, работе и хорошем хлебе

Главный дизайнер «Сима-ленда» — о школе на Вторчермете и «симановском барокко»

Главный дизайнер «Сима-ленда» — о школе на Вторчермете и «симановском барокко»

Главный дизайнер «Сима-ленда» — о школе на Вторчермете и «симановском барокко»

Главный дизайнер «Сима-ленда» — о школе на Вторчермете и «симановском барокко»

«Много про белорусов»: Что сказал Путин в интервью каналу «Россия 24»
«Много про белорусов»: Что сказал Путин в интервью каналу «Россия 24»И немного про коронавирус
«Много про белорусов»: Что сказал Путин в интервью каналу «Россия 24»

«Много про белорусов»: Что сказал Путин в интервью каналу «Россия 24» И немного про коронавирус

«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном
«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном«Пусть у нас вокруг все будет хеппи. Тогда будут хеппи-энды»
«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном

«Чики» — главный русский сериал года. Мы поговорили с его автором Эдуардом Оганесяном «Пусть у нас вокруг все будет хеппи. Тогда будут хеппи-энды»

«Слушатели электроники — индивидуалисты»: Ник Завриев — об электронной музыке в СССР
«Слушатели электроники — индивидуалисты»: Ник Завриев — об электронной музыке в СССРИнтервью с автором «Планетроники» — лучшего русскоязычного подкаста о музыке
«Слушатели электроники — индивидуалисты»: Ник Завриев — об электронной музыке в СССР

«Слушатели электроники — индивидуалисты»: Ник Завриев — об электронной музыке в СССР Интервью с автором «Планетроники» — лучшего русскоязычного подкаста о музыке

Евгений Алехин и Константин Сперанский оценивают все десять альбомов «Макулатуры»
Евгений Алехин и Константин Сперанский оценивают все десять альбомов «Макулатуры»«Я могу исполнить оба альбома, но сопереживания уже нет. Просто думаешь: „*****, откуда это взялось, как это можно было написать?“»
Евгений Алехин и Константин Сперанский оценивают все десять альбомов «Макулатуры»

Евгений Алехин и Константин Сперанский оценивают все десять альбомов «Макулатуры» «Я могу исполнить оба альбома, но сопереживания уже нет. Просто думаешь: „*****, откуда это взялось, как это можно было написать?“»

Boulevard Depo — об альбоме «Old Blood», Уфе, новой школе и русской истории
Boulevard Depo — об альбоме «Old Blood», Уфе, новой школе и русской истории«Для кого-то я отец русского рэпа, а для кого-то — „покажите паспорт“»
Boulevard Depo — об альбоме «Old Blood», Уфе, новой школе и русской истории

Boulevard Depo — об альбоме «Old Blood», Уфе, новой школе и русской истории «Для кого-то я отец русского рэпа, а для кого-то — „покажите паспорт“»

Кирилл Бледный — об обвинениях в гомофобии, попсовости «Пошлой Молли» и ностальгии по нулевым
Кирилл Бледный — об обвинениях в гомофобии, попсовости «Пошлой Молли» и ностальгии по нулевым«В идеальном мире я выступаю на сцене, а в жизни меня никто не узнает»
Кирилл Бледный — об обвинениях в гомофобии, попсовости «Пошлой Молли» и ностальгии по нулевым

Кирилл Бледный — об обвинениях в гомофобии, попсовости «Пошлой Молли» и ностальгии по нулевым «В идеальном мире я выступаю на сцене, а в жизни меня никто не узнает»

150 тортов в месяц: Истории тех, кто в самоизоляции всерьез увлекся выпечкой
150 тортов в месяц: Истории тех, кто в самоизоляции всерьез увлекся выпечкойМедовик Кати Добряковой, колечки с творогом как в детстве и хачапури для друзей
150 тортов в месяц: Истории тех, кто в самоизоляции всерьез увлекся выпечкой

150 тортов в месяц: Истории тех, кто в самоизоляции всерьез увлекся выпечкой Медовик Кати Добряковой, колечки с творогом как в детстве и хачапури для друзей

Надя Толоконникова: «С нами хотел поработать Скриллекс»

Надя Толоконникова: «С нами хотел поработать Скриллекс»«До тюрьмы я никогда даже не думала об антидепрессантах. А с 2014 года плотненько с переменным успехом сижу на них»

Надя Толоконникова: «С нами хотел поработать Скриллекс»

Надя Толоконникова: «С нами хотел поработать Скриллекс» «До тюрьмы я никогда даже не думала об антидепрессантах. А с 2014 года плотненько с переменным успехом сижу на них»

Шарлот — о претензиях к лейблу и фите с Моргенштерном

Шарлот — о претензиях к лейблу и фите с Моргенштерном И о том, почему не стоит записывать сторис под кайфом

Шарлот — о претензиях к лейблу и фите с Моргенштерном

Шарлот — о претензиях к лейблу и фите с Моргенштерном И о том, почему не стоит записывать сторис под кайфом

Экспертное мнение: Наши интервью о происходящем в мире
Экспертное мнение: Наши интервью о происходящем в миреБеседуем с доминатрикс, королями недвижимости и зоопсихологом
Экспертное мнение: Наши интервью о происходящем в мире

Экспертное мнение: Наши интервью о происходящем в мире Беседуем с доминатрикс, королями недвижимости и зоопсихологом

ХОЧУ ЕЩЁ МАТЕРИАЛОВ