Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
И кого мы выбрали? Дарья Беседина — «самый независимый» депутат в новой Мосгордуме

И кого мы выбрали? Дарья Беседина — «самый независимый» депутат в новой Мосгордуме

Какую власть она получила и в чем Собянин плохой мэр

«Приватности и репутации не существует»: Интервью с самым подключенным человеком на планете

«Приватности и репутации не существует»: Интервью с самым подключенным человеком на планете

Крис Дэнси — о том, как понять что-то о собеседнике, взглянув на экран его телефона

Степан Липгарт — о том, зачем нам сталинская архитектура в XXI веке

Степан Липгарт — о том, зачем нам сталинская архитектура в XXI веке

Автор ЖК «Ренессанс» и жилой триумфальной арки в честь присоединения Крыма — о постконструктивизме, дворах-курдонерах и автомобиле ЗИМ

Йони-целительницы — о сексе и осознанной мастурбации

Йони-целительницы — о сексе и осознанной мастурбации

Йони-целительницы — о сексе и осознанной мастурбации

Йони-целительницы — о сексе и осознанной мастурбации

Кто в Москве делает массаж вульвы и сколько это стоит

«Бездомные стигматизированы»: Директор «Ночлежки» — о попытке открыть прачечную в Москве

«Бездомные стигматизированы»: Директор «Ночлежки» — о попытке открыть прачечную в Москве

Большое интервью с Григорием Свердлиным

Правозащитница Яна Теплицкая — про пытки ФСБ и быт в СИЗО

Правозащитница Яна Теплицкая — про пытки ФСБ и быт в СИЗО

Правозащитница Яна Теплицкая — про пытки ФСБ и быт в СИЗО

Правозащитница Яна Теплицкая — про пытки ФСБ и быт в СИЗО

Член петербургской ОНК — о том, почему даже МВД человечнее ФСБ, и за что изолятор в Горелово считают самым плохим в области

Сергей Кузнецов — о будущем московской архитектуры

Сергей Кузнецов — о будущем московской архитектуры

Сергей Кузнецов — о будущем московской архитектуры

Сергей Кузнецов — о будущем московской архитектуры

Интервью с главным архитектором Москвы

Дэвид Датуна: «Для меня линзы — те же самые краски»

Дэвид Датуна: «Для меня линзы — те же самые краски»

Дэвид Датуна: «Для меня линзы — те же самые краски»

Дэвид Датуна: «Для меня линзы — те же самые краски»

Один из самых продаваемых художников из бывшего СССР — о персональной китайской фабрике, политическом искусстве и счастье жить с онкологи...

Михаил Светов: «Я не фанат демократии»

Михаил Светов: «Я не фанат демократии»

О будущем протеста, Ходорковском и Либертарианской партии России

Авангардист Вадим Космачев — об эмиграции, Лужкове и связи с Захой Хадид

Авангардист Вадим Космачев — об эмиграции, Лужкове и связи с Захой Хадид

Российский художник и скульптор после 40 лет эмиграции в Австрию вернулся на родину с ретроспективой

Хирург-онколог — о том, как лечит онкологию у себя

Хирург-онколог — о том, как лечит онкологию у себя

Один из лучших российских онкологов узнал о том, что у него агрессивная форма рака, стал видеоблогером и поделился опытом с The Village

«Паранойю пора отпустить. За вами следят. Это реальность»

«Паранойю пора отпустить. За вами следят. Это реальность»

Авторы «MT_FREE», крупнейшей Wi-Fi-сети в Европе, — об утечке данных и отношении к Big Data

Медицинский юрист — о халатности врачей и деле Мисюриной

Медицинский юрист — о халатности врачей и деле Мисюриной

Что такое врачебная ошибка и за что доктор в России может попасть в тюрьму

Замначальника метро — о частых авариях, сломанном Wi-Fi и борьбе с пылью в вагонах

Замначальника метро — о частых авариях, сломанном Wi-Fi и борьбе с пылью в вагонах

Интервью Романа Латыпова об итогах года для Московского метрополитена

Сергей Полонский: «Если Собянин сильный человек — он попросит у меня прощения»

Сергей Полонский: «Если Собянин сильный человек — он попросит у меня прощения»

Создатель башни «Федерация» и будущий кандидат в президенты — о реновации, Навальном, наркотиках и женщинах

Главный архитектор Москвы — о связи реновации с преступностью и бюро Захи Хадид

Главный архитектор Москвы — о связи реновации с преступностью и бюро Захи Хадид

Поговорили с Сергеем Кузнецовым о том, как изменится Москва и как горожане смогут повлиять на результаты конкурса по реновации

Данила Антоновский: «Бургерных пооткрывали, а счастья нет»

Данила Антоновский: «Бургерных пооткрывали, а счастья нет»

Как создатель Chop-Chop решил лечить россиян от депрессии

Как мэрия борется с автолюбителями, ГИБДД — с пешеходами, а метро собирает личные данные

Как мэрия борется с автолюбителями, ГИБДД — с пешеходами, а метро собирает личные данные

Большое интервью с замглавы департамента транспорта Алиной Бисембаевой

Максим Кац: «Если вы против Путина — мы вам поможем»

Максим Кац: «Если вы против Путина — мы вам поможем»

Максим Кац: «Если вы против Путина — мы вам поможем»

Максим Кац: «Если вы против Путина — мы вам поможем»

Директор кампании «Объединенных демократов» — о выборах, идеологии и Навальном

«Слава PTRK переехал в столицу, и я до сих пор не понимаю, зачем»

«Слава PTRK переехал в столицу, и я до сих пор не понимаю, зачем»

Антон Белов, «Гараж» — об индустриальной биеннале и искусстве вдалеке от столиц

«Из этого слова не убрать матерный корень, но стоит искоренить ругательное значение»

«Из этого слова не убрать матерный корень, но стоит искоренить ругательное значение»

Админы паблика «Эстетика ****** [отдаленных пространств города]» — о необычных городских локациях и урбан-декадансе

«Со мной невозможно договориться»: Кто такая Кэри Гуггенбергер

«Со мной невозможно договориться»: Кто такая Кэри Гуггенбергер

Лидер протеста против реновации — о политическом расколе и «личной крепости»

«У нас есть сотни заявлений, что люди с ВИЧ не получают лекарств»

«У нас есть сотни заявлений, что люди с ВИЧ не получают лекарств»

Активист «Пациентского контроля» — о том, что не так с лечением ВИЧ в России и почему люди до сих пор умирают от СПИДа

Шесть интервью об отношении общества к своей истории

Шесть интервью об отношении общества к своей истории

Самые интересные интервью с историками и социологами о том, как наше историческое прошлое влияет на настоящее

Растет ли мигрантофобия после теракта в петербургском метро?

Растет ли мигрантофобия после теракта в петербургском метро?

Отвечает антрополог Сергей Абашин

Наташа Абель: «Творческая энергия не перекрывается от всего, что происходит»

Наташа Абель: «Творческая энергия не перекрывается от всего, что происходит»

Сооснователь Arma17 рассказала The Village o причинах отмены последних рейвов и предстоящих международных вечеринках команды

Космонавт-блогер: «Человек счастлив в невесомости, хотя она очень коварна»

Космонавт-блогер: «Человек счастлив в невесомости, хотя она очень коварна»

Космонавт-блогер: «Человек счастлив в невесомости, хотя она очень коварна»

Космонавт-блогер: «Человек счастлив в невесомости, хотя она очень коварна»

Инстаграм-интервью со звездой социальных сетей @olegmks

«Пора пересмотреть идеи о том, как быть мужчиной»

«Пора пересмотреть идеи о том, как быть мужчиной»

Социолог Марина Юсупова — о том, как образ защитника формирует властные отношения внутри российского общества

«Мне просто обидно за Музей архитектуры»

«Мне просто обидно за Музей архитектуры»

«Мне просто обидно за Музей архитектуры»

«Мне просто обидно за Музей архитектуры»

Елизавета Лихачева о своем назначении, конфликте с коллективом и о том, как вывести музей Щусева на мировой уровень

Антрополог Илья Утехин — о том, почему мы боимся обсуждать смерть, секс и Крым

Антрополог Илья Утехин — о том, почему мы боимся обсуждать смерть, секс и Крым

Антрополог Илья Утехин — о том, почему мы боимся обсуждать смерть, секс и Крым

Антрополог Илья Утехин — о том, почему мы боимся обсуждать смерть, секс и Крым

Почему нельзя запрещать порнографию и зачем говорить о суициде и наркотиках

Рубрики