Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
Как в прорезных арках угловых домов Петербурга появились микрокофейни

Как в прорезных арках угловых домов Петербурга появились микрокофейни

Откуда взялись эти странные арки с крошечными комнатами внутри и сложно ли организовывать в них торговые пространства

«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга

«Ротонда»: Как устроен самый известный телеграм-канал Петербурга

Журналистки Мария Карпенко и Ксения Клочкова — о политических шутках, Беглове и принципиальной неанонимности

Как устроена единственная в России кофейня только для женщин

Как устроена единственная в России кофейня только для женщин

Создательницы петербургского пространства «Симона» рассказывают, почему male-free кофейня-коворкинг — это не сексизм

Как петербуржец реставрирует исторические квартиры

Как петербуржец реставрирует исторические квартиры

Как петербуржец реставрирует исторические квартиры

Как петербуржец реставрирует исторические квартиры

А его жена собирает архив обмерных чертежей мебели, лепки, исторических дверей и окон

«В диких условиях»: Кто продает суперсилу распознавания лиц (и как она действует)

«В диких условиях»: Кто продает суперсилу распознавания лиц (и как она действует)

Рассказываем все о технологии, с помощью которой травят женщин и расследуют военные преступления

Как в космосе развеивают прах москвичей

Как в космосе развеивают прах москвичей

Как в космосе развеивают прах москвичей

Как в космосе развеивают прах москвичей

«Кто верит в Дарвина, кто в РПЦ, а кто верит в нас»

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Зачем экотеррористы поджигают автомобили и воруют животных

Коктейли Молотова, гвозди в деревьях и индюшки на свободе

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

«Канары»: Четыре истории о жизни на Канонерском острове

Старожил и новосел, артист Мариинки и рэпер — о повседневности самого странного острова Петербурга

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Петербурженки, увлекающиеся комнатным цветоводством, рассказывают об опыте озеленения своих домов

«#Завод34»: Как художники обживают фабрику в Петербурге

«#Завод34»: Как художники обживают фабрику в Петербурге

«#Завод34»: Как художники обживают фабрику в Петербурге

«#Завод34»: Как художники обживают фабрику в Петербурге

Еще одно пространство на Кожевенной линии и с видом на залив: его история и резиденты

«Подставные знакомства»: Как бандиты грабят гомосексуалов в Москве

«Подставные знакомства»: Как бандиты грабят гомосексуалов в Москве

Путь от Тесака до ОПГ

«Скоро здесь будут большие деньги»: Гонщик на дроне

«Скоро здесь будут большие деньги»: Гонщик на дроне

Разбиться на мотоцикле и переехать в Дубай, чтобы найти спорт побыстрее

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Как петербуржец три года пикетирует с воды «Лахта-центр»

Рассказ о жизни на берегу около небоскреба и прямая речь Олега, который обитает на катере под самым высоким зданием Европы

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

Москвички — о городских пляжах и отношении к телу

«Не все понимают, что такое давление общества»

Как петербуржец 25 дней был секретарем суда, а потом год сидел в «Крестах»

Как петербуржец 25 дней был секретарем суда, а потом год сидел в «Крестах»

Александра Эйвазова в конце июля отпустили из СИЗО № 1 — после освобождения он рассказал The Village, как все было

Две башни: Как устроен коммунальный быт нового типа

Две башни: Как устроен коммунальный быт нового типа

Повседневная жизнь в двух квартирах с красивыми эркерами и хорошими друзьями на Петроградской стороне в Петербурге

Как пережить травлю и ее последствия

Как пережить травлю и ее последствия

Как пережить травлю и ее последствия

Как пережить травлю и ее последствия

Моббинг, хейзинг и аутинг: как с ними борются закон и психологи

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

Геокупол, раздельный сбор, маленький флот, ручная ворона и выездной лагерь «Антон тут рядом»

Кто эти бузотеры: Лидеры мусорных бунтов

Кто эти бузотеры: Лидеры мусорных бунтов

The Village подводит итоги мусорных войн вокруг Москвы

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках

Дом закрытых дверей: Что происходит в московских спецприемниках

Порядки учреждения, куда попадают за митинги, твиты и езду в пьяном виде

Как петербургский священник открыл при храме зоопарк с крокодилами

Как петербургский священник открыл при храме зоопарк с крокодилами

История «потерянного рая» в храме святителя Спиридона в Ораниенбауме

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

«ФСБ считает моего мужа террористом»

Жена петербургского антифашиста Игоря Шишкина — о том, как ее муж пошел гулять с собакой и оказался за решеткой

Клиент, секс-работница и ивент-менеджер — о Насте Рыбке и о том, как устроен эскорт в России

Клиент, секс-работница и ивент-менеджер — о Насте Рыбке и о том, как устроен эскорт в России

«Модели для вашего мероприятия»

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

«Выпей фурик»: Как желание похудеть приводит к психическим расстройствам

The Village поговорил с девушками, которые живут с фуросемидной зависимостью

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

Альпинисты в городе: «Страшно забыть про страх»

The Village рассказывает, почему промальпинисты уходят из профессии и не жалеют об этом

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

The Village рассказывает о судьбе недостроенной телебашни в Екатеринбурге

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

От Беслана к буддизму: Кто строит монастырь в горах Урала

Весна, лето, осень, зима и снова весна в буддийской общине на Среднем Урале

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

Дом на Среднем: Социальный эксперимент в одной квартире

История общины и уникальный опыт коллективного быта на Васильевском острове в Петербурге

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Как лечат синдром дефицита внимания и гиперактивности в России

Почему лекарства от СДВГ считаются в нашей стране наркотиками, как провалилась реформа здравоохранения и кто помогает гиперактивным детям

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

Как кино помогает взрослеть подросткам с синдромом Дауна

The Village о проекте «Синдром кино» для людей с ментальными особенностями

Рубрики