Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
«Интернет — это весь мир, с ним я могу все»: Что говорят дети об интернете и «группах смерти»

«Интернет — это весь мир, с ним я могу все»: Что говорят дети об интернете и «группах смерти»

Подростки — о мемах, лайках и родительском контроле

«Мы живем в квартире — общественном пространстве»

«Мы живем в квартире — общественном пространстве»

Жильцы шестикомнатной квартиры в петербургской Коломне — о приватном и общественном, соседях, правилах и отличиях от коммуналки

Я работаю с детьми, от которых отказались

Я работаю с детьми, от которых отказались

Социальные няни — о работе с младенцами, от которых отказались родители

«Я лечусь от депрессии 10 лет»

«Я лечусь от депрессии 10 лет»

The Village пообщался с человеком, который страдает от депрессии на протяжении десяти лет

«Я провела в монастыре 18 лет»

«Я провела в монастыре 18 лет»

«Я провела в монастыре 18 лет»

«Я провела в монастыре 18 лет»

Бывшая монахиня объяснила The Village, почему монастырь не всегда оплот духовности

«Я сделаю все, чтобы мы начали встречаться»

«Я сделаю все, чтобы мы начали встречаться»

Совершенно разные люди, которые состоят в отношениях, рассказали о своем опыте настоящей любви

«Стрелять в первую очередь стоит по ногам»: Зачем москвичи покупают оружие

«Стрелять в первую очередь стоит по ногам»: Зачем москвичи покупают оружие

«Стрелять в первую очередь стоит по ногам»: Зачем москвичи покупают оружие

«Стрелять в первую очередь стоит по ногам»: Зачем москвичи покупают оружие

Спортсмен, юрист и охотник объясняют, зачем жителю мегаполиса нужен огнестрел

«Работая на кого-то, ты помогаешь устраивать чужую жизнь»: Как живут фрилансеры

«Работая на кого-то, ты помогаешь устраивать чужую жизнь»: Как живут фрилансеры

Как быть, если нет стабильного дохода

Жизнь с обсессивно-компульсивным расстройством

Жизнь с обсессивно-компульсивным расстройством

Жизнь с обсессивно-компульсивным расстройством

Жизнь с обсессивно-компульсивным расстройством

Люди с ОКР — о том, как справляться с навязчивыми мыслями и странными ритуалами

«Жар, холод и зуд»: Как живут люди с нейропатической болью

«Жар, холод и зуд»: Как живут люди с нейропатической болью

Три истории о борьбе с тяжелой болезнью

«Школа похожа на бар»: Каково это — быть молодым учителем

«Школа похожа на бар»: Каково это — быть молодым учителем

Автор Telegram-канала «Здравствуйте, Кирилл Александрович» — про современных восьмиклассников, Ивангая и работу в женском коллективе

Что говорил о Москве потенциальный кандидат в мэры Дмитрий Гудков

Что говорил о Москве потенциальный кандидат в мэры Дмитрий Гудков

Собрали самые яркие высказывания политика о сносе ларьков и троллейбусах

Антрополог Жанна Кормина — о том, зачем РПЦ новые и старые храмы

Антрополог Жанна Кормина — о том, зачем РПЦ новые и старые храмы

Почему православные верующие — это меньшинство, и станет ли их больше с передачей Исаакиевского собора РПЦ

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

Молодые онкологи — о заблуждениях, эмпатии и страхе смерти

The Village поговорил со студентами «Высшей школы онкологии» в Петербурге

«Во всех нас заложена жажда убийства»: Охотница — о своем хобби и гармонии с природой

«Во всех нас заложена жажда убийства»: Охотница — о своем хобби и гармонии с природой

26-летняя охотница из Петербурга рассказала The Village о том, каково быть женщиной в мужском мире охоты

Владельцы электрокаров

Владельцы электрокаров

Владельцы электрокаров

Владельцы электрокаров

Езда без бензина и бесплатная парковка в центре — водители «автомобилей будущего» честно рассказывают об их плюсах и минусах

Я знаю о насилии в чужой семье — что делать?

Я знаю о насилии в чужой семье — что делать?

Юрист, психолог и специалист центра «Анна» объясняют, как помочь близкому человеку

Высший класс: Как живут и работают на вершине небоскребов в Петербурге

Высший класс: Как живут и работают на вершине небоскребов в Петербурге

Высший класс: Как живут и работают на вершине небоскребов в Петербурге

Высший класс: Как живут и работают на вершине небоскребов в Петербурге

Обитатели верхних этажей самых высоких зданий города — ЖК «Князь Александр Невский» и Leader Tower — об акрофобии, парашютистах и виде на...

Тест Ламберти: Как хорошо вы знаете итальянцев?

Тест Ламберти: Как хорошо вы знаете итальянцев?

Проверьте свое знание правил, принятых в Италии

«Вокруг так много токсичных родителей»

«Вокруг так много токсичных родителей»

Главный редактор «Нет, это нормально» Лена Аверьянова — о новом журнале для молодых мам и пап

Московские моржи

Московские моржи

Московские моржи

Московские моржи

Горожане, купающиеся в ледяной воде, рассказывают о возможностях человеческого организма

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

«К горожанам испытываю жалость»: Москвичи, переехавшие жить в деревню

Большой дом, частная ферма и ощущение свободы — бывшие горожане рассказывают, почему они оставили Москву

«Врач закричала и дала мне пощечину»: Москвичи — о боязни стоматологов

«Врач закричала и дала мне пощечину»: Москвичи — о боязни стоматологов

Просверленные щеки, выпавшие зубы, железные распорки и другие кошмары, которые не дают покоя

Я живу в коммуналке как во дворце

Я живу в коммуналке как во дворце

Я живу в коммуналке как во дворце

Я живу в коммуналке как во дворце

The Village поговорил с обитателями самой красивой коммунальной квартиры Петербурга

Американист Иван Курилла — о том, как россияне будут жить при Трампе

Американист Иван Курилла — о том, как россияне будут жить при Трампе

Кто теперь будет главным внешним врагом страны и к чему приведет тренд на антиглобализацию в Америке и Европе

У меня мышечная дистрофия Ландузи — Дежерина

У меня мышечная дистрофия Ландузи — Дежерина

У меня мышечная дистрофия Ландузи — Дежерина

У меня мышечная дистрофия Ландузи — Дежерина

Девушка, живущая с редкой формой мышечной дистрофии, — о принятии диагноза и отношении к инвалидам в обществе

Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга

Команда HoodGraff, проект «Явь», Миша Маркер и Павел Мокич — о Данииле Хармсе и Даниле Багрове, обидах и победах, принципах и инцидентах

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Москвичи — о памятнике князю Владимиру

Горожане рассуждают о том, нужен ли памятник князю в центре Москвы

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Московские американцы — о Клинтон и Трампе

Живущие в Москве сторонники двух главных кандидатов в президенты США объяснили The Village свой выбор

Коллекционеры прилипал

Коллекционеры прилипал

Коллекционеры прилипал

Коллекционеры прилипал

The Village рассказывает об одной из самых успешных маркетинговых акций последних лет

Рубрики