Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location
GoGo Penguin: Как играть электронику, используя ударные и фортепиано

GoGo Penguin: Как играть электронику, используя ударные и фортепиано

The Village пообщался с одной из главных джазовых групп мира последних лет

«Идет безумная битва за хедлайнеров»: Большое интервью с Ильей Бортнюком

«Идет безумная битва за хедлайнеров»: Большое интервью с Ильей Бортнюком

Основатель компании «Светлая музыка» — о том, каких артистов не пустят в новый клуб «Морзе» и зачем «Стереолету» приставка Tinkoff

Режиссер фильма «Величайший кутюрье» — о последних днях Ива Сен-Лорана

Режиссер фильма «Величайший кутюрье» — о последних днях Ива Сен-Лорана

Фильм, выходу которого несколько лет мешал деловой партнер дизайнера Пьер Берже, наконец-то в прокате

Джайлс Питерсон: «У меня такое чувство, что в России очень много хардкор-панка»

Джайлс Питерсон: «У меня такое чувство, что в России очень много хардкор-панка»

Диджей, ведущий, основатель джазового лейбла Brownswood и радио Worldwide FM — о переменах в музыке, русской сцене и о том, почему альбом...

Все миллениалы — нарциссы? Нет, мы были такими всегда

Все миллениалы — нарциссы? Нет, мы были такими всегда

Так считает автор «Селфи» — книги о том, как менялось наше представление о себе от Античности до эпохи интернета. Мы поговорили с ним

Как разобраться в японской музыке: Инструкция Japan Blues

Как разобраться в японской музыке: Инструкция Japan Blues

Один из главных знатоков японской музыки в Европе — о культурной апроприации, джазе и восточном фольклоре

Как Комар и Меламид сделали современное искусство смешным

Как Комар и Меламид сделали современное искусство смешным

Как Комар и Меламид сделали современное искусство смешным

Как Комар и Меламид сделали современное искусство смешным

Основатели соц-арта — о том, почему современное искусство загрязняет окружающую среду, Уорхоле и иронии

Пепперштейн: «Перед моей выставкой не стоит нюхать говно»

Пепперштейн: «Перед моей выставкой не стоит нюхать говно»

Пепперштейн: «Перед моей выставкой не стоит нюхать говно»

Пепперштейн: «Перед моей выставкой не стоит нюхать говно»

Известный художник — о Путине, снах и москвафобии

Михаил Идов: «Я очень люблю херовые шутки!»

Михаил Идов: «Я очень люблю херовые шутки!»

Интервью с режиссером «Юмориста»

Виктор Пивоваров — о политик-арте, снах и смерти

Виктор Пивоваров — о политик-арте, снах и смерти

Виктор Пивоваров — о политик-арте, снах и смерти

Виктор Пивоваров — о политик-арте, снах и смерти

А также о московском мифе, животных, Кабакове и Павленском

Шепард Фейри: «Все лучшее американцы воруют у других, и я тоже»

Шепард Фейри: «Все лучшее американцы воруют у других, и я тоже»

Интервью с художником и создателем марки Obey накануне открытия выставки в Москве

«Интурист»: «Я рожден быть дедом»

«Интурист»: «Я рожден быть дедом»

«Интурист»: «Я рожден быть дедом»

«Интурист»: «Я рожден быть дедом»

Женя Горбунов рассказывает про «Командировку», ругает молодежь и предсказывает будущее

Певица Луна — о киевской тусовке, разводе и новом альбоме

Певица Луна — о киевской тусовке, разводе и новом альбоме

Певица Луна — о киевской тусовке, разводе и новом альбоме

Певица Луна — о киевской тусовке, разводе и новом альбоме

«Ничего не понимаю, но и понимаю одновременно»

Основатель «Дикой мяты» — о том, как сделать фестиваль

Основатель «Дикой мяты» — о том, как сделать фестиваль

Основатель «Дикой мяты» — о том, как сделать фестиваль

Основатель «Дикой мяты» — о том, как сделать фестиваль

История Андрея Клюкина, который создал крупнейший в России независимый опен-эйр

GSPD: «В жизни каждого есть наркотики»

GSPD: «В жизни каждого есть наркотики»

GSPD: «В жизни каждого есть наркотики»

GSPD: «В жизни каждого есть наркотики»

The Village поговорил с исполнителем, возвращающим рейв и «тришки» на танцполы по всей стране

Франческо Манакорда: «Ценнее быть заинтересованными, чем владеть информацией»

Франческо Манакорда: «Ценнее быть заинтересованными, чем владеть информацией»

Художественный директор фонда V-A-C — о ГЭС-2, «Генеральной репетиции» и том, как привлечь москвичей совриском

«Озера»: «В 2018 году все — клише»

«Озера»: «В 2018 году все — клише»

«Озера»: «В 2018 году все — клише»

«Озера»: «В 2018 году все — клише»

Первое и последнее интервью с московским дуэтом — без масок

Авторы книги «Страдающее Средневековье» — о «дурацком епископе», гениталиях на стенах храмов и магии

Авторы книги «Страдающее Средневековье» — о «дурацком епископе», гениталиях на стенах храмов и магии

Знаменитый паблик выпускает книгу. The Village поговорил с исследователями иконографии, которые ее написали

«Я женщина. Меня трахают. Я трахаю»: Познакомьтесь с провокационной рэпершей «На лицо»

«Я женщина. Меня трахают. Я трахаю»: Познакомьтесь с провокационной рэпершей «На лицо»

Анна Зосимова — об интернет-травле, эмпауэрменте и Луне

Feduk: «„Розовое вино“ — попса, но это круче группы Hi-Fi»

Feduk: «„Розовое вино“ — попса, но это круче группы Hi-Fi»

Feduk: «„Розовое вино“ — попса, но это круче группы Hi-Fi»

Feduk: «„Розовое вино“ — попса, но это круче группы Hi-Fi»

Соавтор летнего боевика — о смене стиля, английских хулиганах и московских чиновниках

Степан Казарьян: «За день до фестиваля „Боль“ меня позвали в органы»

Степан Казарьян: «За день до фестиваля „Боль“ меня позвали в органы»

Степан Казарьян: «За день до фестиваля „Боль“ меня позвали в органы»

Степан Казарьян: «За день до фестиваля „Боль“ меня позвали в органы»

Организатор главного смотра отечественного андеграунда — о взятках, Дуде и фо-бо

Face: «Люди хотят, чтобы я сдох в 27»

Face: «Люди хотят, чтобы я сдох в 27»

Face: «Люди хотят, чтобы я сдох в 27»

Face: «Люди хотят, чтобы я сдох в 27»

Самый популярный рэпер «ВКонтакте» — о славе, ментальных проблемах и феминизме

Рубрики