Посты24
Коротко0
ГВ

Георгий Ванунц

На сайте с 14 марта 2012

Посты24
Коротко0
Секс, революция и муниципальное депутатство: 10 важных интервью The Village
Секс, революция и муниципальное депутатство: 10 важных интервью The Village Главные герои прошедшего года отвечают на наши вопросы
Секс, революция и муниципальное депутатство: 10 важных интервью The Village

Секс, революция и муниципальное депутатство: 10 важных интервью The Village
Главные герои прошедшего года отвечают на наши вопросы

Словарь-2018: От эмбодимента до психофармы
Словарь-2018: От эмбодимента до психофармы Технологии и явления, которые мы будем обсуждать в следующем году
Словарь-2018: От эмбодимента до психофармы

Словарь-2018: От эмбодимента до психофармы
Технологии и явления, которые мы будем обсуждать в следующем году

От ГУЛАГа до миллениалов: Редакция The Village выбирает любимые тексты года
От ГУЛАГа до миллениалов: Редакция The Village выбирает любимые тексты года Что мы читали в 2017 году
От ГУЛАГа до миллениалов: Редакция The Village выбирает любимые тексты года

От ГУЛАГа до миллениалов: Редакция The Village выбирает любимые тексты года
Что мы читали в 2017 году

«Наш великий поэт — Оксимирон»: Артем Рондарев о том, почему хип-хоп не заменит нам шансон
«Наш великий поэт — Оксимирон»: Артем Рондарев о том, почему хип-хоп не заменит нам шансон А также о невозможности панка, Бейонсе и Алле Пугачевой
«Наш великий поэт — Оксимирон»: Артем Рондарев о том, почему хип-хоп не заменит нам шансон

«Наш великий поэт — Оксимирон»: Артем Рондарев о том, почему хип-хоп не заменит нам шансон
А также о невозможности панка, Бейонсе и Алле Пугачевой

Спокойствие, только спокойствие: Что такое mindfulness и почему о ней все говорят
Спокойствие, только спокойствие: Что такое mindfulness и почему о ней все говорят Всё, что нужно знать об осознанности и секулярной медитации
Спокойствие, только спокойствие: Что такое mindfulness и почему о ней все говорят

Спокойствие, только спокойствие: Что такое mindfulness и почему о ней все говорят
Всё, что нужно знать об осознанности и секулярной медитации

Почему Москва полюбила очереди: Взгляд культуролога
Почему Москва полюбила очереди: Взгляд культуролога Как московская очередь стала медийной, чем она отличается от советской и какой потенциал в ней заложен
Почему Москва полюбила очереди: Взгляд культуролога

Почему Москва полюбила очереди: Взгляд культуролога
Как московская очередь стала медийной, чем она отличается от советской и какой потенциал в ней заложен

От «Зарядья» до Юрия Дудя: Победители «Итогов года — 2017»
От «Зарядья» до Юрия Дудя: Победители «Итогов года — 2017» А также спиннеры, дело Кирилла Серебренникова и H&M на Тверской
От «Зарядья» до Юрия Дудя: Победители «Итогов года — 2017»

От «Зарядья» до Юрия Дудя: Победители «Итогов года — 2017»
А также спиннеры, дело Кирилла Серебренникова и H&M на Тверской

«Все потихоньку меняется»: Социолог — о Шурыгиной, Вайнштейне и девочках-винишко
«Все потихоньку меняется»: Социолог — о Шурыгиной, Вайнштейне и девочках-винишко Анна Шадрина комментирует главные гендерные скандалы года
«Все потихоньку меняется»: Социолог — о Шурыгиной, Вайнштейне и девочках-винишко

«Все потихоньку меняется»: Социолог — о Шурыгиной, Вайнштейне и девочках-винишко
Анна Шадрина комментирует главные гендерные скандалы года

Тепло наших труб: Чем во всём мире заменяют центральное отопление
Тепло наших труб: Чем во всём мире заменяют центральное отопление И почему аварии на теплоцентралях неизбежны в России
Тепло наших труб: Чем во всём мире заменяют центральное отопление

Тепло наших труб: Чем во всём мире заменяют центральное отопление
И почему аварии на теплоцентралях неизбежны в России

Малевич — Лисицкий: Как смотреть выставки художников-революционеров
Малевич — Лисицкий: Как смотреть выставки художников-революционеров В Москве почти одновременно открылись масштабные ретроспективы знаковых авангардистов
Малевич — Лисицкий: Как смотреть выставки художников-революционеров

Малевич — Лисицкий: Как смотреть выставки художников-революционеров
В Москве почти одновременно открылись масштабные ретроспективы знаковых авангардистов

На косе повеситься: Как «Родина» Андрея Стадникова изменит российский театр
На косе повеситься: Как «Родина» Андрея Стадникова изменит российский театр Четырехчасовой спектакль мучает зрителя эпическим разговором об отечестве
На косе повеситься: Как «Родина» Андрея Стадникова изменит российский театр

На косе повеситься: Как «Родина» Андрея Стадникова изменит российский театр
Четырехчасовой спектакль мучает зрителя эпическим разговором об отечестве

КВН вместо демократии: Что не так с русской версией «Кандидата»
КВН вместо демократии: Что не так с русской версией «Кандидата» Спектакль о выборе и европейских ценностях не пережил адаптацию
КВН вместо демократии: Что не так с русской версией «Кандидата»

КВН вместо демократии: Что не так с русской версией «Кандидата»
Спектакль о выборе и европейских ценностях не пережил адаптацию

Музыка на вокзалах, новое британское кино, концерты Оксимирона и Ольги Бузовой
Музыка на вокзалах, новое британское кино, концерты Оксимирона и Ольги Бузовой Чем заняться в уик-энд национального единства
Музыка на вокзалах, новое британское кино, концерты Оксимирона и Ольги Бузовой

Музыка на вокзалах, новое британское кино, концерты Оксимирона и Ольги Бузовой
Чем заняться в уик-энд национального единства

 Что нужно знать перед вторым сезоном «Очень странных дел»

Что нужно знать перед вторым сезоном «Очень странных дел»Новые герои, фанатские теории и фильмы для подготовки

 Что нужно знать перед вторым сезоном «Очень странных дел»

Что нужно знать перед вторым сезоном «Очень странных дел»
Новые герои, фанатские теории и фильмы для подготовки

«Мой босс потребовал от меня скрывать, что я гей»
«Мой босс потребовал от меня скрывать, что я гей» История Романа Гауза, столкнувшегося с неприкрытой гомофобией в трех рекламных агентствах подряд
«Мой босс потребовал от меня скрывать, что я гей»

«Мой босс потребовал от меня скрывать, что я гей»
История Романа Гауза, столкнувшегося с неприкрытой гомофобией в трех рекламных агентствах подряд

Режиссер лубочного роуд-муви про «Витьку Чеснока» — об отцах и детях, провокации и тюрьме
Режиссер лубочного роуд-муви про «Витьку Чеснока» — об отцах и детях, провокации и тюрьме «Сейчас общество не готово признаться себе ни в чем»
Режиссер лубочного роуд-муви про «Витьку Чеснока» — об отцах и детях, провокации и тюрьме

Режиссер лубочного роуд-муви про «Витьку Чеснока» — об отцах и детях, провокации и тюрьме
«Сейчас общество не готово признаться себе ни в чем»

Наркотики, имплантаты и хакерские войны: Краткий гид по киберпанку
Наркотики, имплантаты и хакерские войны: Краткий гид по киберпанку К выходу «Бегущего по лезвию» вспоминаем историю самого пессимистичного из фантастических жанров
Наркотики, имплантаты и хакерские войны: Краткий гид по киберпанку

Наркотики, имплантаты и хакерские войны: Краткий гид по киберпанку
К выходу «Бегущего по лезвию» вспоминаем историю самого пессимистичного из фантастических жанров

Эксгибиционисты в Москве
Эксгибиционисты в Москве «В нашей стране одна из последних вещей, которая осталась у людей, — это их тело»
Эксгибиционисты в Москве

Эксгибиционисты в Москве
«В нашей стране одна из последних вещей, которая осталась у людей, — это их тело»

«По-хорошему, кампания стоит 200–300 тысяч»: Кто борется за кресла муниципальных депутатов
«По-хорошему, кампания стоит 200–300 тысяч»: Кто борется за кресла муниципальных депутатов Кандидаты — о предвыборной борьбе, демократичных жильцах и опасных консьержках
«По-хорошему, кампания стоит 200–300 тысяч»: Кто борется за кресла муниципальных депутатов

«По-хорошему, кампания стоит 200–300 тысяч»: Кто борется за кресла муниципальных депутатов
Кандидаты — о предвыборной борьбе, демократичных жильцах и опасных консьержках

Люди, чьи тела заморозят после смерти
Люди, чьи тела заморозят после смерти Клиенты единственной российской криокомпании — о жизни в ожидании воскрешения
Люди, чьи тела заморозят после смерти

Люди, чьи тела заморозят после смерти
Клиенты единственной российской криокомпании — о жизни в ожидании воскрешения

ХОЧУ ЕЩЁ МАТЕРИАЛОВ