28 сентября, вторник
Санкт-Петербург
Войти
Купить рекламу

МЫ В СОЦСЕТЯХ

ПОДПИШИТЕСЬ НА НАШИ РАССЫЛКИ

Подписаться
Валерий Сюткин — о Хитровке, Билли Айлиш и футболе
Валерий Сюткин — о Хитровке, Билли Айлиш и футболе Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах и о себе
Валерий Сюткин — о Хитровке, Билли Айлиш и футболе

Валерий Сюткин — о Хитровке, Билли Айлиш и футболе
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах и о себе

Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памяти

Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памятиИнтересные люди говорят с The Village о важных для них местах и о себе

Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памяти

Ishome/Shadowax — о Коломенском парке и памяти
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах и о себе

Как певица Олег Мусор делает русский рок для дворов

Как певица Олег Мусор делает русский рок для дворов19-летняя Саша Горбачева — она же Олег — о любви к Жулебину, постбардах и отношении к Земфире

Как певица Олег Мусор делает русский рок для дворов

Как певица Олег Мусор делает русский рок для дворов
19-летняя Саша Горбачева — она же Олег — о любви к Жулебину, постбардах и отношении к Земфире

Архитектор Максим Атаянц — о Новой Голландии как идеальном городском саде
Архитектор Максим Атаянц — о Новой Голландии как идеальном городском саде «Это сооружение и по характеру, и по масштабу, и по фактуре поверхностей наиболее похоже на древнеримские руины»
Архитектор Максим Атаянц — о Новой Голландии как идеальном городском саде

Архитектор Максим Атаянц — о Новой Голландии как идеальном городском саде
«Это сооружение и по характеру, и по масштабу, и по фактуре поверхностей наиболее похоже на древнеримские руины»

Диана Буркот — о Яузе и инди-сцене нулевых

Диана Буркот — о Яузе и инди-сцене нулевых«Я боюсь, что проживу в Люберцах всю жизнь и умру там»

Диана Буркот — о Яузе и инди-сцене нулевых

Диана Буркот — о Яузе и инди-сцене нулевых
«Я боюсь, что проживу в Люберцах всю жизнь и умру там»

Александр Горчилин — о театре, комплексе Иисуса и «Кислоте»

Александр Горчилин — о театре, комплексе Иисуса и «Кислоте»Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве и Петербурге

Александр Горчилин — о театре, комплексе Иисуса и «Кислоте»

Александр Горчилин — о театре, комплексе Иисуса и «Кислоте»
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве и Петербурге

Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель»

Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель»А также про Васильевский остров, клуб «Клуб», «Лахта-центр» и Петербург как город будущего

Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель»

Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель»
А также про Васильевский остров, клуб «Клуб», «Лахта-центр» и Петербург как город будущего

Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе Петербурга

Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе ПетербургаИ о том, почему Петербург сейчас «на безумном подъеме»

Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе Петербурга

Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе Петербурга
И о том, почему Петербург сейчас «на безумном подъеме»

Касс — о любимом винном баре, известности и вечеринках во дворце
Касс — о любимом винном баре, известности и вечеринках во дворце Популярный промоутер — о том, чему научила тюрьма и как изменился Петербург за четыре года
Касс — о любимом винном баре, известности и вечеринках во дворце

Касс — о любимом винном баре, известности и вечеринках во дворце
Популярный промоутер — о том, чему научила тюрьма и как изменился Петербург за четыре года

Ника Водвуд — о «Хлебозаводе» и феминизме

Ника Водвуд — о «Хлебозаводе» и феминизмеКиберактивистка nixelpixel рассказывает о своем отношении к Москве и борьбе с дискриминацией

Ника Водвуд — о «Хлебозаводе» и феминизме

Ника Водвуд — о «Хлебозаводе» и феминизме
Киберактивистка nixelpixel рассказывает о своем отношении к Москве и борьбе с дискриминацией

Гарри Топор — о «перекрестке жизни» в Петербурге

Гарри Топор — о «перекрестке жизни» в Петербурге Бутик Machiavelli, расстрелянное кафе с шавермой, «Поребрик» и татуировка «78»

Гарри Топор — о «перекрестке жизни» в Петербурге

Гарри Топор — о «перекрестке жизни» в Петербурге
Бутик Machiavelli, расстрелянное кафе с шавермой, «Поребрик» и татуировка «78»

Шеф-редактор The Village — о любимом винтажном магазине в Петербурге
Шеф-редактор The Village — о любимом винтажном магазине в Петербурге Сотрудники The Village советуют неочевидные места для развлечений в других городах
Шеф-редактор The Village — о любимом винтажном магазине в Петербурге

Шеф-редактор The Village — о любимом винтажном магазине в Петербурге
Сотрудники The Village советуют неочевидные места для развлечений в других городах

Sonic Death — о канале Грибоедова, нулевых и сексизме

Sonic Death — о канале Грибоедова, нулевых и сексизме«Верните мой 2007-й»: Участники петербургской группы рассказывают о том, почему раньше было «жирное время», а сейчас — мрак и патриотизм

Sonic Death — о канале Грибоедова, нулевых и сексизме

Sonic Death — о канале Грибоедова, нулевых и сексизме
«Верните мой 2007-й»: Участники петербургской группы рассказывают о том, почему раньше было «жирное время», а сейчас — мрак и патриотизм

Софья Капкова — о Центре документального кино
Софья Капкова — о Центре документального кино Директор ЦДК и фестиваля Context — о внутренней эмиграции и преодолении себя
Софья Капкова — о Центре документального кино

Софья Капкова — о Центре документального кино
Директор ЦДК и фестиваля Context — о внутренней эмиграции и преодолении себя

«Пасош» — о Китай-городе, Мандельштаме и полиции

«Пасош» — о Китай-городе, Мандельштаме и полицииОдна из главных молодых рок-групп момента рассказала The Village о любимом районе

«Пасош» — о Китай-городе, Мандельштаме и полиции

«Пасош» — о Китай-городе, Мандельштаме и полиции
Одна из главных молодых рок-групп момента рассказала The Village о любимом районе

Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга

Ловец покемонов — о храмах и набережной ЕкатеринбургаРуслан Соколовский в Зале свободы

Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга

Ловец покемонов — о храмах и набережной Екатеринбурга
Руслан Соколовский в Зале свободы

Кедр Ливанский — о Марьине и любви к советскому андеграунду

Кедр Ливанский — о Марьине и любви к советскому андеграунду Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве, Петербурге и Екатеринбурге

Кедр Ливанский — о Марьине и любви к советскому андеграунду

Кедр Ливанский — о Марьине и любви к советскому андеграунду
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве, Петербурге и Екатеринбурге

Евгений Асс — о своей мастерской, реновации и ответственности

Евгений Асс — о своей мастерской, реновации и ответственностиАрхитектор и глава МАРШ рассказал, чем ему не нравится реконструкция улиц и почему идея привлечь к реновации Фостера кажется сомнительной

Евгений Асс — о своей мастерской, реновации и ответственности

Евгений Асс — о своей мастерской, реновации и ответственности
Архитектор и глава МАРШ рассказал, чем ему не нравится реконструкция улиц и почему идея привлечь к реновации Фостера кажется сомнительной

Ань Нгуен об Уралмаше и облавах в китайском общежитии

Ань Нгуен об Уралмаше и облавах в китайском общежитииИнтересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве, Петербурге и Екатеринбурге

Ань Нгуен об Уралмаше и облавах в китайском общежитии

Ань Нгуен об Уралмаше и облавах в китайском общежитии
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве, Петербурге и Екатеринбурге

Эва Вострокнутова — о Столешникове и баре Denis Simachev

Эва Вострокнутова — о Столешникове и баре Denis SimachevСолистка группы Wet Red рассказывает о вечеринках до восьми утра, секретном винном баре «КВ» и разбитых об танцпол коленях

Эва Вострокнутова — о Столешникове и баре Denis Simachev

Эва Вострокнутова — о Столешникове и баре Denis Simachev
Солистка группы Wet Red рассказывает о вечеринках до восьми утра, секретном винном баре «КВ» и разбитых об танцпол коленях

ХОЧУ ЕЩЁ МАТЕРИАЛОВ