19 января, среда
Москва
Войти

Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель» А также про Васильевский остров, клуб «Клуб», «Лахта-центр» и Петербург как город будущего

Художник Покрас Лампас — про «Порт Севкабель»

Петербуржец подмосковного происхождения Покрас Лампас — один из самых востребованных художников в России (а в жанре каллиграффити — и в мире). В Москве он расписал крышу на «Красном Октябре» и оформил тоннель от «Атриума» до Курского вокзала, в Петербурге недавно представил мурал «Д¥ĀЛИЗМ»: более 250 квадратных метров на внутренней стене дизайн-отеля Wynwood. Художник сотрудничает с YSL и Fendi, Nike и Reebok.

Мастерская Покраса Лампаса находится на территории петербургского «Порта Севкабель», самого модного городского пространства этого лета, которое вскоре должно заработать в полноценном режиме (а пока почти каждые выходные принимает у себя фестивали разного уровня). В новом выпуске «Любимого места» художник рассказывает про общественное пространство на Васильевском острове (во время интервью там как раз шел демонтаж масштабного фестиваля Present Perfect); объясняет происхождение фото «Даррен Аронофски и Покрас Лампас рисуют на стенах клуба „Клуб“»; а также выступает с апологией небоскреба «Лахта-центр».

Фотографии

Виктор Юльев

Про «Порт Севкабель»

Мне всегда казалось, что огромные неиспользуемые индустриальные площадки — отличное место для реализации субкультурных проектов, связанных с искусством, музыкой. Во многом нравился опыт Москвы: Artplay, «Флакон» и другие пространства, которые появились за 5–10 лет. А в Питере, на мой взгляд, с этим было чуточку хуже. Существовало пространство «Ткачи» и парочка менее резонансных. «Этажи», мне кажется, очень быстро превратились в какое-то подобие барахолки со стритфудом. Что тоже хорошо, но не совсем та стратегия, которую я поддерживаю (поэтому лично я никогда ничего в «Этажах» не делал — хотя казалось бы).

В этом плане в «Севкабеле», на мой взгляд, показали хороший пример того, как на индустриальной площадке можно одновременно делать большие фестивали, ивенты — и параллельно создать зоны для творчества. Кроме того, здесь мне нравится вид на морскую гладь — атмосфера простора и свободы. Это идеально для художника. Плюс уединенность, но в тоже время ты в 20 минутах от центра города.

Попал я сюда так: искал разные варианты для мастерской, планировал остановиться в районе «Василеостровской» — рассматривал «Артмузу» и Korpus-2. Оба пространства по разным причинам не подошли, и в какой-то момент мне посоветовали «Севкабель». Я знал Рому Красильникова (куратор пространства «Бертгольд-центр» и менеджер «Порта Севкабель». — Прим.ред.), который раньше занимался «Четвертью». И подумал: это хороший повод начать здесь работать. Стал одним из первых арендаторов: договор мы подписали в октябре, потом был ремонт, и в декабре я сюда заехал.

Я люблю максимально грубые индустриальные формы. Для меня нормально приехать на стройку «Лахта-центра» и снимать не саму башню, а трубы, оранжевые переходы, странные связки. То же и здесь: грубый бетон, старый необработанный кирпич, станки, высокие потолки и клевое остекление. Мне нравится такая эстетика.

Когда я сюда заселялся, думал, что буду работать каждый день, но график оказался такой, что если оказываюсь здесь дважды в неделю — уже хорошо. Для меня это как последний день в мастерской: стараюсь все успеть, уезжаю поздно. Ребята на охране сначала не понимали, почему я остаюсь до часу-двух ночи: типа «мы уже закрыли ворота, всем пора свалить». Кстати, охранники тут очень клевые, позитивные: многие хотят носить мои маечки из новой коллекции, так что я им их привезу.

Вскоре придется больше работать в мастерской: у меня довольно обширные планы на конец года. Они связаны с большой персональной выставкой в Штатах — ее готовит Opera Gallery, которая меня представляет. Там будет 20–30 работ с инсталляциями, с неоном, скорее всего — с дополненной реальностью — разными технологиями, которые, я считаю, недораскрыты в контексте современной каллиграфии.

Про Петербург

В первый раз я попал в Петербург в 13-м году, а с 14-го стал активным съемщиком жилья в городе. Произошло это по многим причинам. Одна из главных: я родился и вырос в Подмосковье, учился в институте в Москве — почти весь круг друзей, весь карьерный круг были связаны с Москвой. И в тот момент, когда я плотно занялся каллиграфией, почувствовал, что мне нужно сменить окружение и сосредоточиться на новых целях. Выбор был очень простым: уехать из Москвы. Питер оказался очень творческим городом. Когда я впервые сюда приехал, почувствовал, что это моя среда и атмосфера. Дальше все усилились: здесь меня стали связывать отношения, в том числе рабочие.

Москва — город для быстро растущей карьеры и бизнеса. Это место для стремительного взлета, который заберет из тебя все ресурсы. Петербург более медленный. Для меня Петербург — это город про будущее, а Москва — про настоящее. В Петербурге можно работать над холстами, а показывать их уместнее в Москве. Если понимать плюсы-минусы, можно очень удачно маневрировать между двумя городами и делать разные проекты.

Я всегда стремился построить свой круг (жилье, работа) в зоне, где можно быть отшельником. И Васильевский остров именно этим привлекает меня больше остальных районов города. Это очень красивый остров: тут прекрасные старые дома, клевое построение улиц с параллельными линиями. Меня вовсе не напрягают мосты — наоборот, они дисциплинируют. Васька — это маленький Петербург, где все живет в своем темпе, и мне в нем очень комфортно.

Круг мест, где я бываю, за полгода-год может поменяться. Сейчас среди моих фаворитов — Новая Голландия с Kuznya House, где проходят довольно прикольные тусы с дружественной атмосферой. Кроме того, улица Рубинштейна, где много заведений, и если открывается что-то новое, интересно посмотреть, сравнить.


Для меня Петербург — это город про будущее, а Москва — про настоящее

Про клуб «Клуб»

Раз в год в июне Эрмитаж устраивает благотворительный прием. В этом году я там был и встретил огромное количество интересных людей, среди которых оказался Даррен Аронофски. После приема надо было поехать куда-то тусить, и Даррен высказал предложение отправиться в «Клуб» . Он уже там был (в отличие от меня) — кто-то ему показал это место. Мы поехали, и оказалось, что там супер-концентрация модного субкультурного  Петербурга. Там были знакомые фотографы, модели... Все переросло в дикую пати.

Закончилось тем, что мы пошли забирать вещи и встретились с Дарреном в небольшой зоне, где базируются организаторы «Клуба». Мы отметились там росписями на их доске. Моя знакомая сняла это в сторис, и оно разлетелось с подписями типа: «Покрас и Даррен расписали стену в „Клубе“». Было забавно.

Про стрит-арт

Мне сейчас очень хочется поработать не с большими стенами или площадками, а с контекстом города. Возможно, это будут полулегальные росписи, может быть, какие-то объекты стрит-арта — небольшие инсталляции и другие варианты. И это будет стимулом для диалога о том, что можно и что нельзя, какие объекты конфликтуют с культурным наследием, а какие — сохраняют, добавляя современный взгляд.

Я считаю, что в Петербурге есть очень интересная творческая среда, но в ней практически полностью отсутствует стрит-арт в европейском понимании. Для меня нормально прилететь в Париж или Милан и увидеть там известных художников, которые отмечаются в центре города какими-то небольшими работами, росписями, выкладывают что-то из мозаики (как, например, Space Invader). В Петербурге этого не хватает.

Музей стрит-арта — это ведь совсем другое. Мне кажется, все что связано с институциями или заповедниками, хорошо для туриста, но очень пагубно для города. Эти работы, пусть и в меньшем масштабе, могли появиться в городской среде: их бы закрасили, и был бы общественный резонанс; или не закрасили, и они стали бы негласной точкой для фотографирования и навигации в городе. А в итоге художнику говорят: «Хочешь рисовать — иди в Музей стрит-арта». Который каждый год закрашивает работы в рамках основной экспозиции. Это очень плохо: я считаю, что нельзя закрашивать прекрасные работы, как бы ни хотелось обновлять экспозицию. Нужно искать новые точки в городе, где может появиться искусство.

Про «Лахта-центр»

«Лахта-центр», на мой взгляд, очень позитивный проект для города. Это такая точка для дискуссий и споров о том, нужны ли в городе подобные объекты. Понимая всю ответственность, мало кто смог бы себе позволить возвести в Петербурге подобное здание. Мне кажется, «Лахта» — пример очень правильной команды, в том числе — архитекторов. Я недавно познакомился с Тони Кеттлом, который разрабатывал архитектурную концепцию башни: до этого он построил огромное количество знаковых объектов, которые не про «я модный архитектор», а про осмысление связи между природой, настоящим, прошлым. В образах, деталях, материалах — это классно.

«Лахта-центр», видя общественное внимание (обсуждение и осуждение), пытается заниматься образовательной функцией. Они проводят разные встречи, дискуссии, public talks, лекции. Редко что-то подобное проводят на хорошем уровне с привозом международных экспертов. Кто еще мог бы привезти сюда исполнительного директора архитектурного бюро Захи Хадид? Я считаю, что такие вещи надо поддерживать. Я рад, что могу иногда внести какой-то скромный вклад в то, что происходит.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Oxxxymiron — о дворах Лиговского проспекта и центре русской рэп-культуры
Oxxxymiron — о дворах Лиговского проспекта и центре русской рэп-культуры Интересные люди в Москве и Петербурге говорят с The Village о своих любимых местах в городе
Oxxxymiron — о дворах Лиговского проспекта и центре русской рэп-культуры

Oxxxymiron — о дворах Лиговского проспекта и центре русской рэп-культуры
Интересные люди в Москве и Петербурге говорят с The Village о своих любимых местах в городе

Главные уличные художники Петербурга
Главные уличные художники Петербурга Команда HoodGraff, проект «Явь», Миша Маркер и Павел Мокич — о Данииле Хармсе и Даниле Багрове, обидах и победах, принципах и инцидентах
Главные уличные художники Петербурга

Главные уличные художники Петербурга
Команда HoodGraff, проект «Явь», Миша Маркер и Павел Мокич — о Данииле Хармсе и Даниле Багрове, обидах и победах, принципах и инцидентах

Казус Лизетты: Как Петроградская сторона стала галереей паблик-арта
Казус Лизетты: Как Петроградская сторона стала галереей паблик-арта И почему жители этого района Петербурга недовольны росписями на брандмауэрах
Казус Лизетты: Как Петроградская сторона стала галереей паблик-арта

Казус Лизетты: Как Петроградская сторона стала галереей паблик-арта
И почему жители этого района Петербурга недовольны росписями на брандмауэрах

Как устроен «Порт Севкабель» на Васильевском острове
Как устроен «Порт Севкабель» на Васильевском острове Настоящее и будущее нового общественного пространства на территории кабельного завода в Гавани
Как устроен «Порт Севкабель» на Васильевском острове

Как устроен «Порт Севкабель» на Васильевском острове
Настоящее и будущее нового общественного пространства на территории кабельного завода в Гавани

Тэги

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

«Черная книга» эпохи Собянина

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

«Спасите мою душу»:

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Первая полоса

«Черная книга» эпохи Собянина
«Черная книга» эпохи Собянина 30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году
«Черная книга» эпохи Собянина

«Черная книга» эпохи Собянина
30 исторических зданий, которые потеряла Москва в прошлом году

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках
Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U

Что покупать в весенней коллекции Uniqlo U
Вечная классика и базовый гардероб в обновленных расцветках

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина
Чем заняться в Москве с 14 по 23 января

Чем заняться в Москве с 14 по 23 января
Выставка про Цоя, фестиваль экспериментальной электроники и дегустация отечественного вина

«Спасите мою душу»:
Спецпроект
«Спасите мою душу»: С чем боролись художники, создавая свои работы
«Спасите мою душу»:
Спецпроект

«Спасите мою душу»:
С чем боролись художники, создавая свои работы

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом
Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Скорее всего, вы пьете не настоящий матча. Как цветной напиток стал великим московским обманом

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце» Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы
Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»

Как Пол Томас Андерсон переосмыслил жанр подростковой драмы в «Лакричной пицце»
Алиса Таёжная — о главном фильме этой зимы

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду
Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Чайная пара, кружки и целый сервиз: Где покупать красивую посуду

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом
Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Кто такие охотники за северным сиянием и как его увидеть под Петербургом

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации
Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса

Монеточка обвинила Mash в раскрытии ее московского адреса
Выяснили, стоит ли судиться в такой ситуации

«Пять гребаных лет за говно»
«Пять гребаных лет за говно» Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки
«Пять гребаных лет за говно»

«Пять гребаных лет за говно»
Что пишут в соцсетях про уголовное дело против автора инсталляции в виде какашки

Как обсуждать повышение зарплаты
Как обсуждать повышение зарплаты Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего
Как обсуждать повышение зарплаты

Как обсуждать повышение зарплаты
Чтобы не поссориться с начальником и добиться своего

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар
Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

Внутреннее море, футуризм и современное искусство: Зачем ехать в Катар

В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок
Спецпроект
В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок
В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок
Спецпроект

В моменте или в инстаграме? Как изменилось наше отношение к фотографиям с вечеринок

Ограничивать время в соцсетях
Ограничивать время в соцсетях Чтобы больше успевать и сохранять душевное равновесие
Ограничивать время в соцсетях

Ограничивать время в соцсетях
Чтобы больше успевать и сохранять душевное равновесие

Почему не стоит думать, что заводить полезные знакомства могут только экстраверты
Почему не стоит думать, что заводить полезные знакомства могут только экстраверты
Почему не стоит думать, что заводить полезные знакомства могут только экстраверты

Почему не стоит думать, что заводить полезные знакомства могут только экстраверты

Загадки Центрального телеграфа
Спецпроект
Загадки Центрального телеграфа От главного пункта связи страны до праздничной иллюминации
Загадки Центрального телеграфа
Спецпроект

Загадки Центрального телеграфа
От главного пункта связи страны до праздничной иллюминации

«Орнитология», Макбет и книга про лес
«Орнитология», Макбет и книга про лес Что слушать, смотреть и читать на выходных
«Орнитология», Макбет и книга про лес

«Орнитология», Макбет и книга про лес
Что слушать, смотреть и читать на выходных

Место для шага назад: Что можно узнать о Цое из выставки-байопика «Виктор Цой. Путь героя» в «Манеже»
Место для шага назад: Что можно узнать о Цое из выставки-байопика «Виктор Цой. Путь героя» в «Манеже»
Место для шага назад: Что можно узнать о Цое из выставки-байопика «Виктор Цой. Путь героя» в «Манеже»

Место для шага назад: Что можно узнать о Цое из выставки-байопика «Виктор Цой. Путь героя» в «Манеже»

Дорогой аудиодневник: Чем хорош «Caprisongs» — на первый взгляд необязательный микстейп FKA Twigs
Дорогой аудиодневник: Чем хорош «Caprisongs» — на первый взгляд необязательный микстейп FKA Twigs
Дорогой аудиодневник: Чем хорош «Caprisongs» — на первый взгляд необязательный микстейп FKA Twigs

Дорогой аудиодневник: Чем хорош «Caprisongs» — на первый взгляд необязательный микстейп FKA Twigs

Код курьера: Зачем компании за свой счет переучивают таксистов, кладовщиков и доставщиков на IT-специальности
Код курьера: Зачем компании за свой счет переучивают таксистов, кладовщиков и доставщиков на IT-специальности
Код курьера: Зачем компании за свой счет переучивают таксистов, кладовщиков и доставщиков на IT-специальности

Код курьера: Зачем компании за свой счет переучивают таксистов, кладовщиков и доставщиков на IT-специальности

Подпишитесь на рассылку