Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе Петербурга И о том, почему Петербург сейчас «на безумном подъеме»

Дуэт «Электрофорез» — о Юго-Западе Петербурга

Петербургский дуэт «Электрофорез» появился шесть лет назад — группа играет синти-поп с сюрреалистическими текстами («Еще одна невская лужа / От людей стала чуть красней»). Участники — Иван Курочкин и Виталий Талызин — вместе учились в школе на улице Тамбасова (сейчас им по 26 лет), оба коренные петербуржцы и патриоты Красносельского района города. 10 июня «Электрофорез» выступит на фестивале Stereoleto в петербургском «Артплее».

The Village прогулялся с Иваном и Виталием по парку Новознаменка и поговорил о противостоянии Юго-Запада города и Сосновой Поляны, юга и севера, Петербурга и Москвы.

Фотографии

Виктор Юльев

ЮЗы против Сосновой Поляны

Виталий: Южно-Приморский парк (бывший имени Ленина) — недооцененное городское пространство. Здесь много разных рекреационных зон: аттракционы, фонтаны, лес, залив, пляж, луг. Есть где выпить кофе. Для меня этот парк — ностальгическая история: я когда-то жил на Ветеранов, а бабушка — на юго-западе, и парк ассоциировался с поездками к ней. Потом я сам переехал на юго-запад и в этом парке часто бывал в течение своего взросления в конце 90-х и 2000-е.

Иван: Меня в детстве пугали этим местом, про него ходила дурная слава. Впрочем, я все равно там периодически гулял, в том числе с первой любовью. Другой местный парк, Новознаменка, более возвышенный. А вот парк Ленина — это такой enfant terrible Красносельского района. С ним было связано большое количество страшных историй. Например, там в начале 2010-х убили мужа коллеги моей сестры. Кроме того, там проходили достаточно странные мероприятия, где выступали группы а-ля «Коловрат». Такие вещи сбивали с толку.

Когда я пел в хоре в ДДиЮТ на улице Пограничника Гарькавого, у нас было разделение среди ребят: на Юго-Запад — те, кто жили на так называемых ЮЗах (это улица Доблести и все, что за Петергофским шоссе) — и на Сосновую Поляну (за проспектом Ветеранов и ближе к железной дороге).

Виталий: Я представляю ЮЗы, а Иван — Сосновую Поляну. И я не слышал о каких-то страшных историях в Южно-Приморском парке. Мне всегда казалась опасной та часть парка Новознаменка, что за аллеей Славы, ближе к проспекту Маршала Жукова (имеется в виду Полежаевский парк. — Прим. ред.).

Виталий Талызин и Иван Курочкин

Иван: Там же были «красные дворы»! Это молодежная группировка в квартале между Добровольцев и Партизана Германа. Названа по красному дому на углу Добровольцев и Ветеранов (жилой дом на проспекте Ветеранов, 142. — Прим. ред.). Это была районная сила, «красные дворы» обладали серьезным авторитетом. Не знаю, чем конкретно они занимались. Надеюсь, там не доходило до криминала.

Виталий: В Новознаменке есть маленький перешеек между улицей Тамбасова и остановкой трамвая: помню, у меня там раза три-четыре спрашивали, с ЮЗов ли я. Всегда отвечал, что я не с ЮЗов, и шел дальше. Не знаю, что было бы, если бы ответил по-другому.

Иван: Чем круче Новознаменка: там есть дом, в котором Александр Дюма останавливался по пути в Петергоф (в 1858 году; имеется в виду Воронцова дача на ул. Чекистов, 13В. — Прим. ред.).

Виталий: А я Новознаменку немного недолюбливаю, потому что года четыре назад, катаясь на ватрушке в тех местах, очень сильно упал на спину. Причем напротив университета МВД. Потом ходил в «травму».

Иван: А я там в детстве катался на тарзанке. Этой тарзанке уже лет 20 или больше. По сути, это просто шланг, видимо, украденный из какой-то пожарной части.

Не стать гетто

Иван: Я на данный момент живу в Красносельском районе. Виталий здесь часто бывает. В любом случае мы выросли в этом районе и следим за происходящим.

Политическая активность Красносельского района находится на довольно низком уровне. Здесь замечательная природа, нам и так хорошо. Есть другая, достаточно серьезная проблема — отсутствие метро. Этой проблемой не занимаются уже лет 20. Матвиенко пыталась что-то сделать, но воз и ныне там.

Виталий: Сроки строительства все время отодвигаются.

Иван: Вообще, мне кажется, что метро как таковое становится неактуальным. Можно было уже 100 раз проложить какую-нибудь наземную линию — например, скоростного трамвая. Непонятно, почему этого не делают. «Проспект Ветеранов» является самой перегруженной станцией метро.

Виталий: Причем в России!

Иван: Есть же простые решения. Например, существует электричка, которая ходит до Ораниенбаума, — она движется параллельно проспекту Народного Ополчения и Ветеранов, останавливаясь на станциях «Дачное», «Ульянка», «Лигово», «Сосновая Поляна». При нормальной урбанистической деятельности все эти станции можно было бы использовать как легкое метро. Сделать как МЦК в Москве. Но почему-то всем на это наплевать.

Виталий: То же самое можно сказать про трамвайный парк Красносельского и Кировского районов. У трамваев, которые идут от станции метро «Автово», —  №№ 36, 41, 60, 52, — по идее, отлично продуманные маршруты, есть выделенная полоса. Там постоянно ремонтируют полотно, но на качестве движения это никак не сказывается. Трамвай как ехал в конце 90-х со скоростью 10 километров в час, так и продолжает ехать. Сейчас закупили новые красивые трамваи. Но никакого толка от этого нет. Ты на трамвае без пробки будешь ехать столько же, сколько в пробке, потому что из-за некачественно положенных рельсов движение безумно медленное.

Иван: В Красносельском районе не так давно построили ЖК «Балтийская жемчужина». Из-за китайского инвестора его все почему-то воспринимали как Чайна-таун. Госпожа Матвиенко сделала, мне кажется, хорошую историю для района. Но, видимо, поскольку она не успела — не доделала транспортную составляющую. Там предполагался «Надземный экспресс».

Сейчас строят новые кварталы, количество населения увеличивается. Больше всего мы боимся, что Красносельский район превратится в Девяткино — место, где невозможно жить. Красносельский район раньше и так местами напоминал гетто (здесь давали квартиры не всегда благополучным персонажам, из-за чего в конце 90-х местами было стремно).

Виталий: И у жителей Красносельского района нет рупора, хотя сказать, как видите, есть о чем. Ситуация ухудшается не по дням, по часам.

Воронцова дача в парке Новознаменка

«Лето» в Кронштадте

Иван: Я люблю весь Петербург, исключая северные районы.

Виталий: Я вот очень не люблю Озерки.

Иван: А мне кажется, там прикольно. У моего покойного родственника был частный дом недалеко от метро.

Виталий: Это район, где умер Горшок? (Дом, в котором в 2013 году скончался солист группы «Король и Шут», находится на Озерковском проспекте, 5. — Прим. ред.)

Иван: Не знаю. Смысл в том, что там неплохо. Вот проспект Просвещения — не очень райончик. Он прям бесит. Когда мы уезжали с Просвета на съемки фильма «Лето», у меня было ощущение, что я в Москве на какой-то тупой станции типа «Водный стадион». Девяткино, Парнас, Рыбацкое — безликие истории.

В фильме «Лето» мы играли ноунейм-группу, которая выступает после Цоя. Съемки были в Кронштадте в прошлом августе, Серебренникова взяли сразу после этих съемок. Кронштадт, кстати, прикольное место, я там прям кайфанул.

Виталий: Только там есть негде.

Иван: Очень странный город. Может, из-за того, что долго был закрытым. Вроде бы ты в Петербурге — и в то же время нет.

Атмосфера на съемочной площадке была интересная. Сам господин Серебренников — супервежливый, интеллигентный. Всем говорил спасибо.

Виталий: Он говорил: «Отлично сыграли, отличный дубль, но давайте еще раз».

Иван: Насколько я понял, в кинематографе существует кастовое деление: сначала (ниже всех) идут актеры массовых сцен, потом — групповка, актеры эпизодов, камео, съемочная группа и, наконец, основной состав. Эта иерархия становится видна, когда накрывают на стол. Не дай бог встать перед оператором — будешь уничтожен, на тебя выльют столько желчи... Там чуть ли не до драки доходило. Мы не очень привыкли к таким раскладам.

Сенная площадь и Апраксин двор

Иван: Самое ужасное место в Петербурге — это Сенная площадь. У меня почему-то всегда было ощущение, что если в городе произойдет что-то очень плохое, то это будет как-то связано с Сенной. У нее отвратительная энергетика. И вот произошел террористический акт (взрыв в вагоне метро на перегоне между станциями «Сенная площадь» и «Технологический институт» 3 апреля 2017 года. — Прим. ред.).

Виталий: И там же козырек падал (10 июня 1999 года обрушился козырек станционного павильона, погибли семь человек. — Прим. ред.).

Иван: Приходя на Сенную, я не чувствую себя в центре Петербурга. Но сейчас люди, которые занимаются градоустройством, делают очень хорошие шаги, убирая эти ужасные ларьки с безвкусицей.

Виталий: Логично, что Сенная площадь становится более приличной, инвестиционно привлекательной.

Иван: Ну про инвестиционную привлекательность ты загнул. Но, по-моему, без ларьков стало лучше. Ничего не хочу говорить о том, что у торговцев на Сенной были договора и что их просто выгнали. Я оцениваю исключительно конечный результат.

Более того, существует такой замечательный анклав, как Апраксин двор. Треша на «Апрашке», мне кажется, хватит абсолютно на весь центр Петербурга. Апраксин двор постоянно хотят реконструировать, а мне кажется, что этого делать не нужно. Там настолько все раздолбано! Ничего не изменилось лет за 20: разруха-разруха. Ты не можешь себе даже представить, что сейчас 2018 год (только по подделкам футболок Supreme). Я там бываю в знаменитой чуфальне. И мне очень нравится водить туда москвичей, особенно восхищенных Петербургом, — когда хочется, чтобы они поскорее уехали. Ладно, это шутка.

Петербург и Москва

Иван: Вообще, мне кажется, что Петербург сейчас на безумном подъеме. Три главных бара-клуба России находятся в Петербурге: «1703», «Ионотека» и «Клуб». В Москве на данный момент, по моему мнению (может, они от нас что-то скрывают), нет таких культовых баров. Есть «Сосна и липа», но это просто жутко скучное место.

Петербург сейчас — прям луч света в темном царстве. У нас сложилась уникальная ситуация, когда сюда съезжаются люди со всей страны. Причем это люди, которые преследуют какие-то более интересные цели, нежели просто заработать денег. Они могут тратить гораздо меньше времени на скучную работу и больше — на какие-то веселые проекты. В Москве же можно много работать только на одну аренду.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как живёт район Петербурга у «кадыровского моста»
Как живёт район Петербурга у «кадыровского моста» Мы побывали на юго-западе города и поговорили с жителями по обе стороны моста, за судьбой которого теперь следит вся Россия
Как живёт район Петербурга у «кадыровского моста»

Как живёт район Петербурга у «кадыровского моста»
Мы побывали на юго-западе города и поговорили с жителями по обе стороны моста, за судьбой которого теперь следит вся Россия

Sonic Death — о канале Грибоедова, нулевых и сексизме
Sonic Death — о канале Грибоедова, нулевых и сексизме «Верните мой 2007-й»: Участники петербургской группы рассказывают о том, почему раньше было «жирное время», а сейчас — мрак и патриотизм
Sonic Death — о канале Грибоедова, нулевых и сексизме

Sonic Death — о канале Грибоедова, нулевых и сексизме
«Верните мой 2007-й»: Участники петербургской группы рассказывают о том, почему раньше было «жирное время», а сейчас — мрак и патриотизм

«Блейзер», водка и танцы за сотку: Как я провел неделю в «Ионотеке»
«Блейзер», водка и танцы за сотку: Как я провел неделю в «Ионотеке» От поэтического баттла до «Диско-сенокоса» — шесть дней в эпицентре петербургского андерграунда
«Блейзер», водка и танцы за сотку: Как я провел неделю в «Ионотеке»

«Блейзер», водка и танцы за сотку: Как я провел неделю в «Ионотеке»
От поэтического баттла до «Диско-сенокоса» — шесть дней в эпицентре петербургского андерграунда

Гарри Топор — о «перекрестке жизни» в Петербурге
Гарри Топор — о «перекрестке жизни» в Петербурге Бутик Machiavelli, расстрелянное кафе с шавермой, «Поребрик» и татуировка «78»
Гарри Топор — о «перекрестке жизни» в Петербурге

Гарри Топор — о «перекрестке жизни» в Петербурге
Бутик Machiavelli, расстрелянное кафе с шавермой, «Поребрик» и татуировка «78»

Тэги

Новое и лучшее

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

От айфона до iHerb: Как сейчас заказать из-за рубежа одежду, технику и витамины

На границе с Финляндией у туристов изымают евро. На границе с Эстонией — не пропускают с валютой

Сыновьям Пескова и Мишустина позвонили с предложением явиться в военкомат

Первая полоса

После объявления мобилизации москвичи начали срочно продавать квартиры. Еще и с большой скидкой

Этот момент настал. H&M закрывает магазины в России

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска «Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»
Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска

Как Казахстан принимает россиян. Репортаж The Village из Уральска
«Я сказал, чтобы никто не плакал, потому что вернемся и будем бороться»

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

Как репортер The Village свалил из страны на велосипеде через Ларс

На дочь журналистки Ирины Славиной составили протокол о «дискредитации армии» из-за пикета в память о матери

В Современнике отменили показ спектакля про молодых людей, идущих на войну

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»
Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда

Вечное 24 февраля. Лев Левченко — о том, что теперь мы будем жить с ****** всегда
Выступление Путина ждали как последнюю серию «Игры престолов»

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду
Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

Гид по ателье: Где в Москве сшить новую или переделать старую одежду

В Казани одиннадцатиклассница пыталась поджечь военкомат в знак протеста против *****

В России в три раза вырос спрос на заморозку спермы из-за мобилизации

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам
Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Тбилиси? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Собирать виноград, слушать джаз и помогать беженцам

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)
Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне

Это страшно и уродливо. 12 хороших российских фильмов о войне
Нагиев у Невзорова, дебют Бекмамбетова об Афгане и Охлобыстин в антивоенном фильме (бывало и такое)

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village
Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды

Сотк — три часа от Еревана. Здесь только что падали снаряды
Что увидел Василий Крестьянинов — специально для The Village

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе АрагацФоторепортаж The Village из Армении

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац

Mutabor на выезде: Как прошел Sensor — фестиваль на горе Арагац Фоторепортаж The Village из Армении

Дмитрий Озерков ушел из Эрмитажа. 22 года он отвечал за современное искусство в музее

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии? Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»
«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?

«Экспресс»: Как смешать Гайдая и Гая Ричи и снять фильм в современной Черкесии?
Авантюрная комедия от режиссёра «Лалай-балалай»

К Земле приближается астероид. Его диаметр достигает полкилометра

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

«Шел третий месяц нищеты и безнадеги»: Как живет Тихвин, в котором из-за ***** встал градообразующий завод

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию
«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

«Я попробовал — у меня не получилось»: Истории людей, которые вернулись в Россию

Ссылка дня: Аудиосборник «Рассказы про эмоции» от актеров «Гоголь-центра»

Трафик в торговых центрах упал в среднем на 20 %

Товар дня: Пакеты-повестки в магазине «Веселая затея»

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure
Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября

Что делать в Риге? Выпуск № 1, начало октября
Обсуждать «хороших русских» и  слушать The Cure

На границе Эстонии и России — гуманитарная катастрофа. Беженцы из Украины сутками стоят там в очередях

Более 180 человек получили повестки на КПП «Верхний Ларс»

Число уголовных дел за уклонение от службы с весны достигло десятилетнего максимума

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан
Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Режиссер Михаил Бородин – о «Продуктах 24», гольяновских рабах и возвращении в Узбекистан

Билеты из России в безвизовые страны подешевели. Рассказываем, какие цены теперь

Рэпер Walkie покончил с собой из-за мобилизации

Автобус LuxExpress из Петербурга в Финляндию задержался на 7 (!) часов

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village Три утра Музея Москвы во время мобилизации
Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village

Теперь в кафе Les прощаются с любимыми. Репортаж The Village
Три утра Музея Москвы во время мобилизации

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему? «Приехали и все время плачут»
Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?

Возвращение в мертвый город: Жители Мариуполя массово едут домой. Почему?
«Приехали и все время плачут»

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего
Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

Молодые пары, которые поженились из-за *****, — об отъезде, дискриминации за границей и отсутствии будущего

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Полицейского, который избил подростка во время «антинаркотического рейда», приговорили к трем годам колонии

В сеть слили данные клиентов и сотрудников DNS

В России заблокировали музыкальный сервис SoundCloud

За что прокуратура Петербурга хочет признать «Весну» экстремисткой организацией

На студента составили протокол о «дискредитации» за слово «могилизация»

Монголия выдаст виды на жительство всем россиянам, которые об этом попросят

В ереванском баре Tuf начали продавать матрасы и подушки для переехавших по френдли-прайсу

InLiberty набирает учеников в онлайн-школу «Сделай сам» — для тех, кто занимается или хочет заниматься соцпроектами

Айтишникам начали приходить инструкции по получению брони от мобилизации. Но есть нюанс

Полицейским запретили выезжать из страны — Baza и 47news

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Бороться с колониальным мышлением и слушать панк
Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Белграде? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Бороться с колониальным мышлением и слушать панк

Никита Михалков попросил отсрочку для участников съемок «нравственных» и «общественно значимых» фильмов

Apple перевезла большинство российских сотрудников в Кыргызстан — «Ведомости»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

«Я остаюсь и не хочу умирать»

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной
Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро

Две истории мобилизации на работе: техник из Пулкова и электрик из московского метро
Эти мужчины не воевали, но их уже отправляют на границу с Украиной

Хроники мобилизации в России, день девятый. Что произошло

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Мы публикуем стихи Артема Камардина Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован
Мы публикуем стихи Артема Камардина

Мы публикуем стихи Артема Камардина
Андеграундного поэта пытали полицейские, он арестован

«Мир кубиков» заменит Lego в России

Финляндия закроет въезд для российских туристов 30 сентября

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап
Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь

Что делать в Ереване? Выпуск № 1, сентябрь-октябрь
Есть кимчи, помогая Армении, и слушать стендап

Бывшие журналисты «Эха Москвы» запустят новое медиа

Центр Москвы перекроют 30 сентября из-за митинга в поддержку референдумов

Мобилизация в России, день восьмой. Что произошло