17 мая, вторник
Москва
Войти

Катя Павлова — о «Студии театрального искусства» и романтике ночного троллейбуса Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве и Петербурге

Катя Павлова — о «Студии театрального искусства» и романтике ночного троллейбуса

На The Village вернулась рубрика «Любимое место». В ней приятные горожане рассказывают о своих любимых местах — и если раньше это были только бары и рестораны, то теперь герои могут выбрать любые близкие им точки в Москве и Санкт-Петербурге. В новом выпуске, в преддверии московского концерта группы «Обе две» её лидер и участница группы OQJAV Катя Павлова отправилась вместе с The Village во двор «Студии театрального искусства», а также рассказала о других любимых городских пространствах.

Фотографии

Катя Мусаткина

О переезде по любви и СТИ

Ещё шесть лет назад я жила в родном Екатеринбурге и не думала никуда переезжать. Всё началось, когда однажды я вместе со своей группой собралась в Москву на фестиваль «Усадьба Jazz». Сложилось так, что в столице я крепко влюбилась и решила остаться. Москву я тоже полюбила и ни минуты не жалею, что оказалась здесь. Даже московский ритм жизни не смутил — ведь Екатеринбург тоже очень динамичный город. Конечно, в Москве больше людей и машин, но культурного шока у меня не было. Меня как-то не раздражает та суета, за которую принято ругать столицу.

Москва началась для меня со двора «Студии театрального искусства» на Таганке, и до сих пор это моё любимое место в городе. Мой тогда ещё будущий муж Вадим Королёв, как и многие музыканты, подрабатывал на творческой работе. Примерно в то же время, что я была в Москве, шёл театральный фестиваль «Большая перемена». Часть программы фестиваля проходила в СТИ — мы встречались прямо здесь, во дворике, под вишней и берёзами. А ещё рядом находится известная студия звукозаписи «Параметрика», где мы недавно записывали рояль вместе с группой OQJAV. На самом деле, это одна из самых «взрослых» студий в Москве: например, там постоянно пишутся «Би-2» или группа «Банд'Эрос».

Я никогда не уезжала из Москвы по-настоящему надолго — обычно я покидаю город на две гастрольные недели, не больше. Мы много ездим с концертами по стране, и по Москве я каждый раз очень скучаю. А недавние гастроли вышли по-настоящему долгими: сперва мы полетели в Красноярск, оттуда поездами и на перекладных вернулись в Москву, из Москвы — в Казань, из Казани — снова в Москву, чтобы улететь в Калининград. Честно говоря, впервые там побывала, и это потрясающий, очень крутой город. По миру ездила совсем немного, в основном по России. И, кстати, очень люблю российские портовые города — Калининград, Владивосток, Мурманск. В Мурманске, например, прямо на сопках стоят обыкновенные хрущёвки.

Возвращение в Москву для меня ассоциируется с аэроэкспрессами, такси, вокзалами и метро. Я не представляю своей жизни без этих транспортных узлов. Вы знаете, что на территории некоторых вокзалов открылись винные бары? Очень приятные места.

О Подмосковье и рынках

Я живу в подмосковном коттеджном посёлке, и там всё в точности как в фильме «Шоу Трумана»: одинаковые домики, одинаково счастливые молодые семьи, и соседи считают нас с мужем довольно странной парочкой.

Больше всего времени провожу в студии, которая находится рядом со станцией метро «Дмитровская» — не в самом удобном по расположению месте и не в самом моём любимом московском районе. Но для меня существует огромная разница между тем местом, где я провожу большую часть времени, и личными местами силы.

По-настоящему отдыхаю от работы только дома. Но я уже сейчас чувствую, что это лето будет летом тусовок. И в Москве для этого есть, например, сад «Эрмитаж». А ещё я очень люблю рынки. Сначала моим любимым был Дорогомиловский — в Екатеринбурге нет ничего подобного. Приходишь туда и видишь мужчин, которые продают рыбу, а рыба очень богато лежит на льду — идеальный сибас, идеальные кальмары. Как в кино! Иногда кажется, что эти продавцы-мужчины только что зашли в порт и теперь продают свой улов. Смотришь на них (а они в тельняшках!), и хочется купить всех этих кальмаров.
А эти гладкие и чистенькие овощи, чурчхела, специи! «Ложечка перца — десять рублей», «А сколько вам ложечек куркумы?». Неподалёку прекрасные женщины продают сулугуни. Белые молочные домашние сыры — в магазинах такие не продаются — достают прямо из вёдер.

Поесть я люблю на Даниловском рынке. Там, например, есть мужчина, который продаёт трюфели и трюфельное масло. Ещё на Даниловском готовят отличные итальянские равиоли, я их просто обожаю. Также есть вкусные сэндвичи, но когда есть возможность поесть равиоли со шпинатом, я предпочитаю их. К смузи и фалафелю отношусь ровно. Лучший в своей жизни фалафель я ела не в Москве, а в Нижнем Новгороде.

Благодаря Москве я стала поклонницей фастфуда — второй альбом группы «Обе две» я писала в «Макдоналдсах» и «Кофе Хаузах». Там я чувствовала себя комфортно, а дома атмосфера совершенно нерабочая, всегда есть опасность на что-то отвлечься. С тех пор обожаю «Макдоналдс».

Если случается романтическое настроение, могу пойти выпить вина: люблю бар Eat & Talk на Моховой и обожаю «Жан-Жак». Причём любовь к «Жан-Жаку» у меня началась недавно — я как-то умудрилась пропустить те времена, когда эта сеть была на пике популярности. Мне нравится, что там можно съесть паштет, луковый суп или луковый пирог. Сама я никогда не покупаю лук в магазинах, но луковый пирог или суп — это что-то. К тому же мне нравится белая бумага на столах вместо скатертей, на которой можно рисовать или писать карандашами. Ещё хожу в заведения сети «Простые вещи» — импонирует их лаконичность и то, что гостям дают понюхать пробку от бутылки вина, которое они сейчас будут пить. Неважно, что я в этом ничего не понимаю: сам факт чего стоит.

Обожаю ночной троллейбус «Б», который идёт по Садовому. Там можно пить шампанское и целоваться — попутчиков, как правило, нет, один водитель, которому до тебя нет дела. Люблю Кутузовский проспект. Когда-то мы жили там, снимали комнату площадью 24 квадратных метра с четырёхметровыми потолками. Каждый день я смотрела, как по Кутузовскому проспекту на работу и с работы ездят кортежи министров и президента. Мне нравилось наблюдать за этим, даже несмотря на то, что проспект перекрывали дважды в сутки. Помню, стояла на кухне и слушала, как Кутузовский начинает гудеть, — сперва один гудок, а потом и весь проспект: все стоят и ждут, когда пронесётся кортеж с мигалками. Почему-то я не могла злиться на этих чиновников — это ведь такой экшн. Каждый раз бежала на балкон и махала кортежу рукой.

Помимо всего прочего, я очень люблю кинотеатр «Пионер». Год прожила в десяти минутах ходьбы от него и, поскольку моя профессия позволяет, ходила на утренние сеансы — в 09:00 и в 11:00. Тогда билет на эти сеансы стоил 100 рублей, а как сейчас, не знаю. Я выходила из дома, едва проснувшись, шла в «Пионер», покупала там кофе и часто сидела в зале абсолютно одна. Бывало, шла на любой фильм — на какой, не важно. В залах такие хорошие кресла — в них не то что спать, жить можно. Сейчас думаю, что хотела бы сыграть в «Пионере» концерт. Там как раз есть небольшая сцена, которая подходит для камерных выступлений.

Вообще, московская концертная публика отличается от публики в других городах — она разношёрстная. Например, часто приходят люди, которые знают всего одну-две моих песни и не обламываются. Но есть и те, которым знаком весь репертуар наизусть, — это, конечно, очень ценно.

В каком именно городе давать концерт, для меня большого значения не имеет. Но мне нравится, когда приходит много друзей и родственников: в этом случае выступление получается особенным, и так получается только в Москве.
В перерывах между песнями люблю немного рассказать о своих близких зрителям. Но я долго шла к этому — раньше на сцене не могла и рта раскрыть, так силён был внутренний зажим.

Об идеальном городе и планах на будущее

Cтранно, но в Москве меня ничего не раздражает. Даже пробки — я только расстраиваюсь, когда из-за них куда-то опаздываю. Со временем я научилась себя занимать: можно послушать музыку, которая нравится, придумывать свою или читать книгу. Просто принимаешь эту действительность, смиряешься с ней и решаешь, как использовать это время себе на пользу.

Хотя, конечно, меня очень тянет к морю. Поэтому думаю, что стареть я буду не в Москве, а вместе с собаками в доме на берегу — в городе, где температура не опускается ниже нуля. В моём идеальном приморском городе должно быть много рыбы и очень немного людей. Мне бы хотелось, чтобы там были музеи и театры. Ну или чтобы можно было на выходные слетать в небольшой европейский город послушать оперу.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Евгений Фёдоров — о студии «Добролёт» в ДК Ленсовета (Петербург)
Евгений Фёдоров — о студии «Добролёт» в ДК Ленсовета (Петербург) Интересные люди в Москве и Петербурге говорят с The Village о своих любимых местах в городе
Евгений Фёдоров — о студии «Добролёт» в ДК Ленсовета (Петербург)

Евгений Фёдоров — о студии «Добролёт» в ДК Ленсовета (Петербург)
Интересные люди в Москве и Петербурге говорят с The Village о своих любимых местах в городе

Иван Дорн — о Белорусском вокзале и любимых городах
Иван Дорн — о Белорусском вокзале и любимых городах Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве и Петербурге
Иван Дорн — о Белорусском вокзале и любимых городах

Иван Дорн — о Белорусском вокзале и любимых городах
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве и Петербурге

Oxxxymiron — о дворах Лиговского проспекта и центре русской рэп-культуры
Oxxxymiron — о дворах Лиговского проспекта и центре русской рэп-культуры Интересные люди в Москве и Петербурге говорят с The Village о своих любимых местах в городе
Oxxxymiron — о дворах Лиговского проспекта и центре русской рэп-культуры

Oxxxymiron — о дворах Лиговского проспекта и центре русской рэп-культуры
Интересные люди в Москве и Петербурге говорят с The Village о своих любимых местах в городе

Катя Шилоносова — о Центральном доме архитектора и любимых городах
Катя Шилоносова — о Центральном доме архитектора и любимых городах Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве и Петербурге
Катя Шилоносова — о Центральном доме архитектора и любимых городах

Катя Шилоносова — о Центральном доме архитектора и любимых городах
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Москве и Петербурге

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

Первая полоса

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»
Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

Итоги опен-колла «Между нами» — совместного проекта The Village и «Незнания»

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией
В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В Москве Z-активисты устроили автопробег и угрожали авторке The Village полицией

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена» Редакторы The Village попытались записаться на показы
В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»

В частных кинотеатрах Москвы и Питера показывают спираченного «Бэтмена»
Редакторы The Village попытались записаться на показы

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней
Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

Я запустила флешмоб о расизме в России и получила 1,5 тысячи историй за несколько дней

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам Которые едут в Европу
«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам

«Абсолютно горизонтальная история»: Как жители Петербурга и Нарвы помогают украинским беженцам
Которые едут в Европу

Как дела, как дела? Это новый автозак
Как дела, как дела? Это новый автозак Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки
Как дела, как дела? Это новый автозак

Как дела, как дела? Это новый автозак
Реакция твиттера на будущие «комфортные» автозаки

«Поездка на дачу отменяется»
«Поездка на дачу отменяется» Собрали кадры с майским снегопадом в Москве
«Поездка на дачу отменяется»

«Поездка на дачу отменяется»
Собрали кадры с майским снегопадом в Москве

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу» Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе
Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»

Джонатан Франзен: «Я был бы рад просто оказаться в русском лесу»
Великий американский писатель — о своем новом романе, автофикшене и Дэвиде Фостере Уоллесе

Подпишитесь на рассылку