Софья Капкова — о Центре документального кино Директор ЦДК и фестиваля Context — о внутренней эмиграции и преодолении себя

Софья Капкова — о Центре документального кино

В этом году единственному в России Центру документального кино исполнилось пять лет. За это время небольшой кинотеатр, который находится на территории Музея Москвы, показал более 5 тысяч фильмов для 200 тысяч зрителей и создал собственный фестиваль Center. Институция не зависит от министерства культуры и подбирает репертуар самостоятельно, более того, с 2014 года успешно выпускает в российский прокат документальные картины со всего мира (среди них история Эми Уайнхаус и оскаровский номинант «Анимированная жизнь»). Вся команда ЦДК — это 12 человек, включая киномехаников и кассира. Основала центр продюсер Софья Капкова. The Village встретился с ней и выяснил, как ей удается делать независимый культурный проект после того, как в Москве закончилась «капковская оттепель».

Софья Капкова


Уже несколько лет я живу в состоянии внутренней эмиграции. В сутках только 24 часа, и времени у меня едва хватает даже на мои проекты: ЦДК и фестиваль современной хореографии Context. В Москве пять лет назад мы открыли первый в России кинотеатр документального кино. Пожалуй, после дома это главное место.

Если Москва — город, который забирает мою энергию, то есть другой мегаполис, который мне возвращает силы. Поэтому, если я не в Москве, я, как правило, в Нью-Йорке. Там в течение года проходит максимальное количество гастролей, любопытных встреч и важных для моих проектов переговоров. Особенно это важно сейчас для Context — обязательно нужно самой сначала посмотреть спектакль и почувствовать то, что испытывает зал. Конечно, сидя в офисе в Москве такой фестиваль не сделать.

Центр документального кино случился спонтанно. Я работала директором дирекции документальных проектов РИА «Новости», у нас был проект «Открытый показ» — мы показывали документальное кино раз в неделю и устраивали после него публичные дискуссии. Даже большой зал не вмещал всех желающих, и тогда мы решили открыть клуб. Я провела переговоры и про контент, и про партнерские программы. А потом с РИА «Новости» случилось то, что случилось. Я ушла, и клуб документального кино стал моим личным проектом.

Стала сама на него собирать деньги, просто было жалко все это бросать, были уже люди, которые поверили в эту идею. В основном сначала идея казалось утопичной — многие говорили, что это никому не нужно и ничего у меня не получится. Я не придумывала велосипед — мы взяли за основу одно из любимых мест в Нью-Йорке — IFC Center. В центре многих больших городов можно было в хорошем комфортном зале посмотреть документальное кино. А в Москве такого места не было.

Я по образованию журналист, работала на телевидении почти 15 лет, в основном продюсером. Когда информационное поле зачистили, переключилась на документальное кино. Мы сделали с Катей Гордеевой документальный проект «Победить рак». Это была особенная история для меня, потому что главная героиня фильма — моя мама. Проект закончился, и для себя я уже не видела смысла оставаться. По телевидению не скучаю совсем.

Мне в принципе не нравится работать лицом — не только потому, что это большая ответственность, а потому что мне комфортнее быть в тени. Я с детства хотела быть серым кардиналом, вторым человеком при сильном первом. В ЦДК так не получается, а на Context все сложилось удачно.

 Меня благодарят не как человека, который все это придумал и реализовал, а как девушку, которая отрывала корешок их билетика

Как вообще работает кинорынок? Если вы хотите показать кино в России, то находите правообладателя, покупаете права и показываете его как хотите и где хотите в рамках вашей договоренности. Для этого нужно иметь бюджеты на закупки. У нас этих бюджетов не было совсем. Первый год я сама приходила к компаниям, продюсерам, режиссерам — как к российским, так и к западным — и просила у них кино для показа, 50 % от продажи билетов им возвращали. Надо сказать, что по такой схеме в принципе не работают нигде в мире. Но я просто счастливый человек и умею быть убедительной. Очень многие соглашались на такие условия. Как ни странно, отказывали в основном крупные российские компании, которые закупают документальные фильмы в пакете с каким-то мейнстримовым игровым кино и зачастую даже не показывают их потом. И вот они просили заплатить заранее неустойки, а дальше продавать билеты. Для нас выделить такую сумму из бюджета было нереально. Западные компании шли навстречу, потому что всем была интересна Россия.

Сейчас мы стали зарабатывать и начали покупать фильмы для показа в России, то есть превратились еще и в прокатчиков. Но нам все равно сложно, поскольку у нас нет никакого государственного финансирования: чтобы кино крутили завтра, нужно обязательно продать билеты вчера и организовать что-то сегодня. Конечно, у нас есть партнеры, на каждый конкретный проект мы привлекаем тех или иных партнеров.

Вся команда ЦДК — это 12 человек, включая тех, кто крутит кино в аппаратной, продает билеты на кассе, составляет программу, заключает договоры на каждый фильм… Когда мы открывались, я сама продавала билеты и отрывала корешки на входе. Я и сейчас это иногда делаю, потому что интересно смотреть, кто идет в кино, какая аудитория, что они говорят и какие у них ожидания. Самое приятное, когда после показа люди выходят и говорят «спасибо». Меня в лицо многие не знают и благодарят не как человека, который все это придумал и реализовал, а как девушку, которая отрывала корешок их билетика. И ты осознаешь, что у них с кинозалом получилась любовь.

Мы частная институция и поэтому можем формировать свою программу без оглядки на министерство культуры. Поэтому выбираем кино, которое считаем важным. Я честно смотрю почти все фильмы, которые показывает ЦДК. Правда, мы ввели линейку игровых фильмов, и стало сложнее — если документальное кино я очень люблю, то к игровому чаще всего отношусь прохладно.

Как мы оказалась в этом здании? Помещение не принадлежит нам, оно принадлежит Музею Москвы. Когда все начиналось, бывший директор рассказала, что у них есть пустующее место на одном из складов начала XIX века. Это было огромное пространство без внутренних перегородок: деревянные балки, красные кирпичные стены. Кругом какой-то строительный мусор. Помещение толком не использовалось никогда, иногда разве что что-то хранилось. Сначала были конюшни, потом здание передали министерству обороны, а потом, спустя годы, Музею Москвы. Это была редкая удача. Я зашла и поняла: вот же оно, то место, которое мы искали! К проекту подключился Wowhaus, Олег Шапиро и Дмитрий Ликин. У меня до сих пор сохранилась переписка с ними — это совершенно замечательные, уникальные, талантливые люди. Что еще немаловажно — терпеливые.

Надо понимать, что мы находимся в памятнике архитектуры, и все пространство — это рамочная выносная конструкция: внутренние стены никак не связаны с корпусом здания. Около стены лежит камень — это для того, чтобы пол, который был залит, не соприкасался со стенками.

Сам кинозал построен по принципу амфитеатра. На мой взгляд, сегодня это лучший зал в Москве и России. Обычные кинотеатры делают так, чтобы можно было поставить стулья поближе и посадить людей побольше — но мне этого не хотелось. Зато у нас есть лестница, которая легко превращается в дополнительные места за счет подушек. Когда идет обсуждение, вы сидите вполоборота к соседу, и это создает пространство для обмена энергией, мыслями, потому что есть зрительный контакт между вами.

У зала один недостаток: он маленький, всего на 90 мест. Но мы гордимся тем, что зрительский интерес растет. В первый год у нас было 13 тысяч зрителей, в прошлом году цифра была чуть больше 50 тысяч, прирост в пять раз для гуманитарного проекта — это очень много, учитывая размер зала. На нашей площадке прошли фактически все возможные фестивали, которые существуют сегодня в России.

Предположим, Московский кинофестиваль — здесь проходит документальная программа, Beat Film Festival, анимационные фестивали, фестиваль Tomorrow. И мне важно, что эти фестивали к нам возвращаются каждый год. А еще четыре года идет наш собственный фестиваль Center Festival. Мы его задумали как серию спецпоказов в рамках Дня города. Это серия кинопоказов о городской культуре. Задача была показать москвичу, как человек и общество сосуществуют в других таких же больших городах, как Москва.

Документальное кино чем хорошо — редко так бывает, что прошли титры, вы встали и забыли о нем. Как правило, хороший документальный фильм с вами остается надолго, он живет в вас какой-то своей жизнью. В прошлом году в фестивале участвовал Даниил Дондурей — вместе с Татой Дондурей они выбирали лучший фильм программы. До этого куратором фестиваля была Вика Белопольская. В этом году мы решили, что курировать программу будет Майя Кузина, которая работает с нами в Центре документального кино. На мой взгляд, она отлично справилась.

 Зачастую мы находили информацию о фильме, но не могли найти фильмокопию, или мы находили фильмокопию, но у людей, у которых ее находили, не было никаких документов, подтверждающих право на фильм

У нас есть «Медиатека». В России нет ни одного места, куда можно прийти и посмотреть документальное кино из архива. Мы решили собрать лучшие российские фильмы с помощью экспертного совета, тех, кто точно разбирается в кино — представителей фестивалей, кинокритиков, профессоров университетов. Возглавил совет Александр Роднянский. Было сложно собрать это все.

С развалом Союза многое перестало существовать, и студии документального кино в том числе. Зачастую мы находили информацию о фильме, но не могли найти фильмокопию, или мы находили фильмокопию, но у людей, у которых ее находили, не было никаких документов, подтверждающих право на фильм. Мы открытая организация, и на все, что мы здесь делаем, есть своя бумажка — как известно, в наше время это очень важно. Поэтому мы не показывали фильм, если не были уверены, что сможем объяснить, есть ли у нас на это юридическое право. И, соответственно, от каких-то фильмов нам пришлось отказаться в силу бюрократических причин. Но основной фонд мы создали. И теперь каждый, кто приходит к нам с улицы, может пройти в «Медиатеку», сесть и в хорошем оцифрованном качестве посмотреть фильмы на компьютере. У человека нет возможности скопировать это кино. Но это совершенно бесплатно для посетителей. Как правило, приходят студенты, но есть и просто кинолюбители, которые специально идут сюда ради того или иного фильма. У меня даже был случай, когда человек пришел в кино и, пока ждал начала сеанса, начал смотреть фильм из «Медиатеки». Ему так понравился фильм, что он не пошел в зал и остался смотреть фильмы на компьютере. Это здорово. Все фильмы у нас идут еще и с неким объяснением: есть информация и про режиссера, и про фильм.

За пять лет в ЦДК прошло много важных событий. На премьеру фильма про композитора Олега Каравайчука мы привезли рояль, на котором он сыграл в нашем кафе. Это было его последнее прижизненное выступление. Самое обидное, что потом в СМИ появились публикации про то, что «в ЦДК прошла светская премьера», а про то, что гений впервые за долгие годы играл на рояле публично, умолчали. Но это мелочи. Главное, что зрители запомнят такой вечер навсегда.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

«Зарядье» — главный подарок Путина Москве
«Зарядье» — главный подарок Путина Москве Редакция The Village изучила новый московский парк «Зарядье». Там супер, но пока не для всех
«Зарядье» — главный подарок Путина Москве

«Зарядье» — главный подарок Путина Москве
Редакция The Village изучила новый московский парк «Зарядье». Там супер, но пока не для всех

Как реконструировали парк «Лужники» к ЧМ-2018
Как реконструировали парк «Лужники» к ЧМ-2018 The Village побывал на открывшейся после реконструкции территории вокруг главного стадиона города
Как реконструировали парк «Лужники» к ЧМ-2018

Как реконструировали парк «Лужники» к ЧМ-2018
The Village побывал на открывшейся после реконструкции территории вокруг главного стадиона города

Мое сердце биться перестало: Что не так с «Аритмией»?
Мое сердце биться перестало: Что не так с «Аритмией»? Мария Кувшинова — об одном из главных российских фильмов года
Мое сердце биться перестало: Что не так с «Аритмией»?

Мое сердце биться перестало: Что не так с «Аритмией»?
Мария Кувшинова — об одном из главных российских фильмов года

Кто и зачем перепродает товары с AliExpress
Кто и зачем перепродает товары с AliExpress Футболки, спиннеры и наушники с наценкой в 700 % — как устроен рынок перепродажи китайских товаров
Кто и зачем перепродает товары с AliExpress

Кто и зачем перепродает товары с AliExpress
Футболки, спиннеры и наушники с наценкой в 700 % — как устроен рынок перепродажи китайских товаров

Тэги

Сюжет

Люди

Места

Прочее

Новое и лучшее

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион

Как выбрать уход за кожей по сезону

«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»

В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве

Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»

Первая полоса

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион
Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион Планируем, куда отправиться на этой неделе
Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион

Спектакль о сталкинге, День космонавтики в рюмочной и арт-аукцион
Планируем, куда отправиться на этой неделе

Как выбрать уход за кожей по сезону
Как выбрать уход за кожей по сезону И как на ее состояние влияет менструальный цикл
Как выбрать уход за кожей по сезону

Как выбрать уход за кожей по сезону
И как на ее состояние влияет менструальный цикл

«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»
«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники» Как среди ужасов войны отыскать надежду
«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»

«Мертвые — это неприятно, но это не страшно»: Выставка Виктории Ивлевой «Африканские дневники»
Как среди ужасов войны отыскать надежду

В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве
В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве «Во весь голос», Stoprobot и «Это винил»
В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве

В книжном магазине, на заводе и в спальном районе: Три новых магазина винила в Москве
«Во весь голос», Stoprobot и «Это винил»

Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»
Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»
Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»

Кофейня и красивый ресторан в кинотеатре «Художественный», суши-бар на Страстном и шведский стол на «Стрелке»

Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн»
Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн» Что слушать, читать и смотреть прямо сейчас
Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн»

Новый альбом Энди Стотта, «Отец» с Энтони Хопкинсом и книга «Как я разлюбил дизайн»
Что слушать, читать и смотреть прямо сейчас

Мифы и факты о воде
Промо
Мифы и факты о воде Откуда в ней лекарства, как бороться с примесями и что не так с городским водопроводом
Мифы и факты о воде
Промо

Мифы и факты о воде
Откуда в ней лекарства, как бороться с примесями и что не так с городским водопроводом

Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне
Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне
Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне

Специалистка по детскому сну Юлия Доманова — о ночных пробуждениях, укачивании и совместном сне

Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне
Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне Старейшая рюмочная Петербурга в руках Кати Бокучавы
Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне

Как у бабушки: Кафе «Снежинка» на Петроградской стороне
Старейшая рюмочная Петербурга в руках Кати Бокучавы

Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли
Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли
Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли

Как начать играть в шахматы, если вы в них никогда по-настоящему не играли

Нужно ли менять уход за волосами весной?
Нужно ли менять уход за волосами весной? И нет, и да
Нужно ли менять уход за волосами весной?

Нужно ли менять уход за волосами весной?
И нет, и да

6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы
6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы Столичные биргартены — не как в Берлине, но тоже отличные
6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы

6 уютных «пивных двориков» в центре Москвы
Столичные биргартены — не как в Берлине, но тоже отличные

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского» Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города
Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»

Гуляем с Гудковым по окрестностям «Олимпийского»
Говорим об аскезе, сплетнях, музыкальных крашах и реставрации города

Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям
Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям Говорим о репетициях до первой крови, Radiohead и благотворительности
Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям

Гуляем с Никитой Кукушкиным по Патрикам и окрестностям
Говорим о репетициях до первой крови, Radiohead и благотворительности

Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице
Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице Районное место вовсе не районного масштаба
Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице

Сдержанный японский ресторан Hibiki на Трубецкой улице
Районное место вовсе не районного масштаба

У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день
У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день Что сейчас происходит со студенческим журналом и почему его надо поддержать
У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день

У редакторов DOXA — обыски, допросы в СК и суд в один день
Что сейчас происходит со студенческим журналом и почему его надо поддержать

Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето
Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето
Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето

Наконец-то хорошая погода! Где искать тренч на весну и лето

Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?
Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать? И что происходит с туристами, которые должны были туда лететь
Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?

Отдохнуть в Турции на майские не получится. Что делать?
И что происходит с туристами, которые должны были туда лететь

«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас
«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас Постпанк, который уделал даже Моргенштерна
«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас

«Молчат дома» — самая популярная в мире русскоязычная музыка прямо сейчас
Постпанк, который уделал даже Моргенштерна

Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве
Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве
Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве

Вегетарианцы и веганы советуют свои любимые места в Москве

Подпишитесь на рассылку