Ограничение доступа детей к местам продажи жестоких компьютерных игр

Пострадают: несовершеннолетние геймеры, продавцы игр

Госдума предлагает ограничить доступ несовершеннолетних в места, где продаются компьютерные игры со сценами жестокости и насилия. В пояснительной записке к документу говорится о повышение уровня жестокости среди детей в последнее время. Чтобы сделать их добрее, автор законопроекта депутат Олег Михеев хочет приравнять жестокие компьютерные игры к продукции секс-шопов. По его мнению, игры и программы, снабжённые маркировкой «18+», должны продаваться только в специально отведённых местах, доступ к которым детям будет строго запрещён. Соответствующие изменения могут быть внесены в закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

 

Владимир КУДР

Вице-президент компании «Акелла»

Как показывает практика, депутаты могут принимать странные вещи, но это ничего не значит. В принципе, подобные ограничения в век интернета малоэффективны. Мы не ждём никаких изменений, и продажи у нас не должны снизиться. У нас давно уже в основном цифровая дистрибуция. Продажи в розничных точках все сокращаются и сокращаются. У законопроекта будет скорее информационный эффект: родители начнут внимательнее следить за детьми.

 

Ограничение анонимных
интернет-платежей

Пострадают: любители онлайн-шопинга, платёжные сервисы и терминалы, интернет-магазины, краудфандинговые проекты

В рамках борьбы с терроризмом в интернете депутаты предлагают ограничить возможность анонимных платежей суммой в 1000 рублей в день и 15 000 — в месяц. Пока, согласно закону «О национальной платежной системе», осуществлять покупки в течение месяца можно на сумму до 40 000 рублей. Если законопроект одобрят, общий объём средств на таком кошельке не должен будет превышать 5 000 рублей — раньше неперсонифицированный пользователь электронного кошелька мог хранить 15 000.

 

Виктор ДОСТОВ

Руководитель ассоциации «Электронные деньги»

В России гигантский рынок платежей, связанный с электронными деньгами, предоплаченными картами, — порядка 300 млрд рублей в год. Он обслуживает 30 млн клиентов. На платежи свыше 1000 рублей приходится 60%. Часть из них выпадет, часть перейдёт на наличку. От этого пострадает большинство компаний, торгующих через интернет недешёвыми товарами. Часть таких компаний станет принимать карты, но с ними свои проблемы: это не самый безопасный инструмент. Очевидно, что пострадают и операторы электронных денежных средств, потому что выпадет большая часть их бизнеса.

На рынке действительно должно увеличиваться число идентифицированных клиентов — это хорошо как для пользователей, так и для бизнеса.

 

На рынке действительно должно увеличиваться число идентифицированных клиентов — это хорошо как для пользователей, так и для бизнеса. По российскому законодательству, человек считается идентифицированным, если он пришёл в банк с паспортом и документами. Но пользователи, скорее всего, не пойдут в банк: это не самая приятная процедура.

Почему-то все забывают, что ограничения вводятся не только на электронные деньги, но на все платежи больше 5 000 рублей. Это значит, что пострадает и терминальный бизнес, и банки. В результате положить деньги на карту или вернуть кредит через терминал на сумму более 5 000 рублей станет невозможно.

 

 Запрет называть алкоголь частью русской культуры

Пострадают: некоторые алкогольные бренды и профильные СМИ

Если сказать россиянину, что употребление алкоголя не русская традиция, он перестанет пить, решили депутаты и внесли в Госдуму новый законопроект. Предлагается внести изменения в закон «О рекламе» и запретить позиционировать в прессе и в рекламе алкоголь как русскую традицию и часть российской культуры.

Заявления о том, что «употребление алкогольной продукции является традицией, частью истории и культуры», по мнению авторов проекта, оправдывают алкоголизм. Кроме того, законопроект запрещает осуждать трезвый образ жизни и поощрять алкоголизм, утверждая, что алкоголь помогает достичь признания в обществе, продвинуться по карьерной лестнице, утолить жажду или поднять настроение.

 

Мария КОЛЯКИНА

Управляющий Музеем русской водки и рестораном «Русская рюмочная № 1»

Честно говоря, мы слегка удивлены появлением данного законопроекта. Мы считаем, что этот закон, как и многие другие, требует поправок и доработок. Цель нашего музея, например, заключается в том, чтобы  рассказать посетителям  о древних традициях, о правильном употреблении водки, о её идеальном сочетании с закусками на примере экспозиции нашего музея. Культура пития — это часть гастрономической истории нашей страны, и оспаривать это, мягко говоря, неправильно. К сожалению, в России часто путают её с «грубым опьянением». Так, может, стоит уделить больше внимания тому, чтобы объяснить русскому народу, в чем разница между этими понятиями? Тогда мы будем красиво и изысканно употреблять спиртное, а также гордиться нашим национальным напитком.

Если закон примут, мы будем консультироваться с нашими юристами о том, как и что надо менять в рекламе музея и в содержании сайта, но пока говорить об этом ещё рано.

 

Частичный запрет рекламы
медицинских услуг

Пострадают: региональные и федеральные СМИ, коммерческие клиники 

С 1 января этого года в силу вступили поправки в закон «О рекламе», ограничивающие рекламу лекарств и медицинских услуг. Согласно им, рекламировать медицинские услуги отныне можно исключительно в специализированных печатных изданиях, на конференциях, выставках и семинарах.

Ограничения накладываются на рекламу конкретных медицинских услуг, но не на рекламу медицинской деятельности. Тем не менее в Минздраве России уже заметили, что некоторые новые нормы можно толковать по-разному, и начали готовить поправки в только что вступивший в силу закон.

 

Светлана АЛАЕВА

Заместитель гендиректора издательского дома «Комсомольская правда»

Прошло не так много времени, поэтому пока оттока рекламодателей мы не видим. Медицинский сегмент очень важен для нас, так как в печатной продукции «Комсомольской правды» медицинская реклама занимает порядка 30%. Сейчас меняем формат подачи подобной рекламы: услуги рекламировать нельзя, но медицинские центры все-таки можно. Мы внимательно следим за тем, чтобы это не нарушалось, но, как результат, макеты стали менее информативными. Рекламодатели пока сами не поняли, какая будет отдача у такой подачи рекламы. Это станет ясно через несколько месяцев. Если отдача не снизится, все будет хорошо, если снизится, рекламодатели могут уйти. Не хотелось бы, чтобы это произошло: клиенты медицинского сектора нам необходимы.

 

Ужесточение требований к зарубежному онлайн-шопингу

Пострадают: покупатели заграничных интернет-магазинов

Федеральная таможенная служба хочет ужесточить требования к покупкам в иностранных интернет-магазинах. В январе правительство согласовало снижение порога не облагаемых пошлиной зарубежных интернет-посылок. Облагаться таможенной пошлиной будут товары, стоимость которых превышает 150 евро. Сейчас пошлиной облагаются покупки на сумму 1000 евро.

По сути, произошло не снижение порога беспошлинного ввоза импортных посылок в Россию, а изменение формата. Раньше пошлину надо было платить, если сумма покупок за месяц превышала 1000 евро. Теперь же пошлиной будет облагаться каждая посылка на сумму свыше 150 евро.

 

Александр ИВАНОВ

Президент Национальной ассоциации дистанционной торговли

Не могу себе представить, что от изменения формата пострадает бизнес. Пострадают покупатели — это факт. Интернет-магазинам ничего не будет. Не пострадают ни международные компании, ни компании-перевозчики. Внутренние российские компании при этом ничего не выиграют. Россияне не перестанут приобретать товары в иностранных интернет-магазинах, потому что выбор там все-таки несопоставимо больше, чем в российской торговле и онлайн, и офлайн. Цены даже при таком раскладе в иностранных интернет-магазинах останутся меньше. Получается, придется есть кактус: не нравится, но ничего не поделаешь, потому что альтернативы нет.

 

Текст: Злата Онуфриева

Фотография на обложке: Fotobank/GettyImages