25 октября, понедельник
Москва
Войти

Что случилось с проектом «Доброшрифт» Фонд «Подарок ангелу» уходит из-за непрозрачности и хочет отсудить бренд у агентства «Сметана»

Что случилось с проектом «Доброшрифт»

Утром 18 августа основатель агентства «Сметана» Андрей Бузина объявил о создании фонда «Доброшрифт». Этот проект, в рамках которого известные бренды писали свои логотипы неровным детским почерком, стал одной из самых заметных благотворительных акций последних лет. Генеральным партнером выступил Росбанк, а вслед за ним детей с ДЦП поддержали «Яндекс», Nike, «Перекресток» и другие. Если раньше все пожертвования получал «Подарок ангелу», то после создания фонда фондов круг получателей должен расшириться. Но в планы Бузины вмешался его благотворительный партнер — в тот же день генеральный директор «Подарка ангелу» Анастасия Приказчикова заявила, что выходит из проекта. Фонд до сих пор не получил отчетности и денег за продажу мерча, которым занималась «Сметана». The Village поговорил с участниками конфликта.

Идея шрифта

«”Доброшрифт” родился в конце 2018 года, когда я вернулся из Таиланда, где был на випассане, — рассказывает основатель агентства «Сметана» Андрей Бузина. У меня был личный и профессиональный кризис, я хотел уходить из рекламы, потому что бизнес ради бизнеса не приносил удовольствия, но оставалась экспертиза и команда». По возвращении он решил провести хакатон среди сотрудников — их разделили на пары и попросили придумать идеи проектов, позволяющих сделать мир лучше. Одной из таких идей был неровный детский шрифт на билборде с рекламой Сбербанка и «Макдональдса». Предполагалось, что крупные компании будут использовать такой шрифт, чтобы помочь больным детям. Казалось, это будет выгодно всем: благотворители получат крупных спонсоров, бренды смогут решить имиджевые задачи, а агентство будет зарабатывать на обслуживании таких проектов.

Похожую акцию в 2018 году провел фонд «Подарок ангелу». Тогда на билбордах города появилось слово «Спасибо», написанное неровным почерком. Реклама сообщала, что для того, чтобы написать его ребенок с ДЦП потратил час. Андрей Бузина видел этот проект, но настаивает, что «Доброшрифт» не основывается на этой кампании.

В поисках благотворительного партнера Андрей познакомился с главой «Подарка ангелу» Анастасией Приказчиковой и предложил ей сотрудничество, она согласилась. После этого видео с кампанией «Спасибо» в качестве референса попало в презентацию «Доброшрифта», которую показали Росбанку. Финансовая организация стала генеральным партнером проекта и разместила на крыше своего московского офиса логотип, написанный нетвердым почерком. Вскоре за ней последовали многие другие. Проект стартовал в октябре 2019 года — в первый год к нему присоединились более 400 компаний, 30 миллионов человек перечислили пожертвование в фонд или купили благотворительный мерч. Всего тогда удалось собрать 16 миллионов рублей и помочь 241 ребенку.

Регистрация бренда

Глава фонда «Подарок ангелу» Анастасия Приказчикова рассказывает эту историю иначе. По ее словам, «Доброшрифт» появился на основе кампании «Спасибо». Ее разработал Александр Сёмин, и в основе лежит слово, написанное ребенком с ДЦП. Агентство «Сметана», увидев кампанию, предложило механику использования шрифта разными брендами.

«Шрифт был создан нашими подопечными. У нас есть договоры о передаче интеллектуальной собственности фонду и прописи, которые заполняли наши подопечные, — рассказывает руководитель проектов фонда Евгения Серикова. — Потом “Паратайп” оформил шрифт, но это работы конкретных детей».

Однако при подготовке проекта к запуску фонд заключил со «Сметаной» лицензионное соглашение. «Мы заключили соглашение с “Подарком ангелу”, что мы являемся авторами и правообладателями проекта. Сам шрифт и материалы на его основе принадлежат нам», — настаивает Андрей Бузина. Договор действовал до конца 2020 года, и в нем было прописано, что агентство может зарегистрировать товарный знак «Доброшрифт» без согласия фонда и использовать его любыми способами, а фонд обязуется такой бренд не регистрировать. Заявление о регистрации «Сметана» подала в сентябре 2019 года, а свидетельство получила лишь в 2021-м.

В «Подарке ангелу» говорят, что агентство сделало это за их спиной. «О начале регистрации товарного знака мы узнали постфактум, за 3 недели до запуска проекта, тогда же нам предложили подписать лицензионное соглашение», — говорит Евгения Серикова. По ее словам, тогда Андрей и Анастасия в рамках проекта собирались создать совместный благотворительный фонд, но встречу с нотариусом основатель «Сметаны» отменил, сказав, что пока эта история для него не актуальна. Тот факт, что «Подарок ангелу» согласился работать по лицензионному соглашению Евгения объясняет тем, что целью фонда было помочь детям, а не получить выгоду. И пока в проекте все было хорошо, условия работы их устраивали.

Фонд активно участвовал в привлечении партнеров «Доброшрифта», затрачивая на это свои ресурсы. В частности, с его подачи «Яндекс» сменил логотип на главной странице, проект поддержали Nike и Дептранс — всего более двух сотен партнеров.

Проблемы с отчетностью

«Первый год прошел нормально, компании ставили логотипы, делали баннеры, размещали сообщения в соцсетях. Фонд получал пожертвования. Благотворительный мерч продавала компания “Смерч” — это были максимально прозрачные отношения, они присылали отчеты о продажах каждую неделю и переводили нам пожертвования каждый месяц», — вспоминает Анастасия Приказчикова. Кроме того, продавец передавал фонду списки покупателей — благодаря этому те получали письма о том, кому конкретно помогли их дети.

«“Доброшрифт” 2019 года был нашим первым благотворительным коллабом, поэтому он существовал по предзаказу - то есть, без наших изначальных вложений на производство, — рассказывает соосновательница «Смерча» Ира Маныч. — Мы шили худи и футболки за уже полученные от покупателя деньги, а всю прибыль переводили в фонд “Подарок Ангелу”». По ее словам, с финансовой стороны это удобная история, но со стороны производства — категорически неудобная, поэтому это был первый и единственный проект по такой схеме. «У команды агентства “Сметана”, которая вела этот проект, был доступ к базе всех заказов и к таблице со всей математикой (приход на расчетный счет, вычет производственной стоимости, налога, комиссии). Раз в месяц мы сводили цифры и переводили всю прибыль в фонд по договору пожертвования. По такой же схеме существуют и все остальные коллабы», — говорит Ира.

На второй год работы проекта, который начался в октябре 2020-го, фонд решил расширить линейку мерча и поддержать его продажи рекламной кампанией — это взяла на себя «Сметана». Агентство выкупило у «Смерча» тираж изделий (их точное количество до последнего времени фонду было не известно) и само стало продавать их через сайт проекта. Благотворительный мерч продавался и на Lamoda — сотрудничал с нею фонд.

«Мерч “Подарок ангелу” продается на Lamoda, и по итогам продаж мы перечислили в фонд более 1,1 миллиона рублей. Lamoda предоставляет фонду ежемесячные отчеты с результатами. Также фонд, как и все наши партнеры, может отслеживать, как идут продажи в режиме реального времени через свой личный кабинет», — рассказывает руководитель группы по корпоративной социальной ответственности компании Оксана Костив. В рамках проекта «Хочу помочь» для фондов разработали специальные условия — льготную комиссию, бесплатную фотосъемку товаров в фотостудии Lamoda, возможность получить консультацию от юристов и экспертов по сертификации. При этом конкретный размер комиссии площадки известен поставщику заранее и прописывается в договоре.

С продажами через сайт «Доброшрифта» все шло не так гладко. С конца прошлого года фонд начал запрашивать у агентства промежуточные данные о продажах, им обещали, что все пришлют позже. «Мы с декабря отправляли им письма от доноров, которые спрашивали нас по поводу отчетности. Никакого ответа не приходило», — рассказывает Анастасия Приказчикова (скриншоты переписки есть в распоряжении The Village).

Обсуждение активизировалось в июле с подачи Андрея Бузины. Он не занимался операционной деятельностью агентства и жил на Бали. Параллельно он предлагал Анастасии поучаствовать в создании совместного фонда (копия этой переписки тоже есть в распоряжении The Village), но дату встречи назначить никак не удавалось. «Летом, когда я вернулся из Азии, мы стали думать о новом годе, и поняли, что хотим выйти за рамки ДЦП и развивать тему инклюзии, помогать детям с онкологией, синдромом Дауна, аутизмом», — говорит он. Основатель агентства рассказывает, что некоторые компании не были готовы поддерживать ДЦП, но им было бы интересно помочь детям с другими проблемами, так что желание масштабировать проект и сделать фонд фондов на базе «Доброшрифта» была у него давно.

В ответ на предложение посотрудничать в таком формате Анастасия напомнила о проблемах с отчетностью и попросила решить сначала эту проблему. Тогда основатель агентства создал общий чат для обсуждения, где появился первый за десять месяцев отчет. «Мы с фондом не закрепили сроки закрытия кампании, она заканчивается в сентябре, пока все процессы идут. В июле фонд сообщил, что им быстрее нужна отчетность и мы решили отчитаться раньше, не дожидаясь сентября, и 16 августа мы прислали отчет за 10 месяцев», — говорит Бузина.

Этот отчет фонд не устроил. «Это просто общие цифры, нет выгрузки из 1С и никакой разбивки», — говорит Евгения. Она напоминает, что прежние продавцы мерча переводили деньги ежемесячно, в случае со «Сметаной» пока не удалось получить ни денег, ни точных данных о продажах. «Мы помогаем детям постоянно, и не было речи, что деньги к нам придут только в конце года», — настаивает она. По ее словам, договоренности по поводу отчетов о продажах и отчислениях у фонда с компанией были — хотя договора не было, сохранилась переписка о размерах отчислений и многочисленные просьбы прислать отчет.

Были и другие проблемы. «Выяснилось, что “Сметана” отгружала нам товар для “Ламоды” не по себестоимости, а с дополнительными затратами. В итоге мы остались должны», — говорит Евгения. Это было в октябре, сразу после закупки мерча, так что дополнительных расходов на склад и сервис там быть не должно.

Но наибольшую обеспокоенность фонда вызывает все же отсутствие прозрачных цифр и данных покупателей, которые ждут отчетов. «На сайте “Доброшрифта” и других страницах написано, что за отчетностью стоит обращаться в фонд, но данных нет уже десять месяцев и это ставит нашу репутацию под удар», — говорит Анастасия.

По словам Бузины, перечислить деньги за мерч его компания сможет после согласования отчета о продажах: «Мы открыты и честны, и на этом ничего не зарабатываем». Он готов передать фонду имэйлы покупателей, чтобы им пришел отчет, но для этого нужно грамотно оформить передачу персональных данных. «Росбанк предложил нам свою юридическую помощь», — говорит Бузина.

«О возникшей ситуации между фондом и агентством мы узнали в начале августа этого года и очень ей обеспокоены, — рассказали в пресс-службе Росбанка. — В подобных проектах для нас крайне важны открытость и прозрачность в отношениях с партнерами и выполнение всех обязательств перед теми, кто так или иначе поддерживает благотворительные проекты, в которых мы участвуем. Именно поэтому мы стремимся сейчас объективно разобраться в сложившейся ситуации. При необходимости банк готов взять на себя расходы по независимому финансовому аудиту, если стороны будут готовы к этому». Вопрос о том, не собирается ли Росбанк прервать сотрудничество с проектом, его представитель оставил без комментариев.

Проблемы с партнерами

Помимо Росбанка у «Доброшрифта» были сотни других партнеров, которые размещали баннеры в поддержку проекта. В прошлом году «Подарок ангелу» обнаружил, что не все компании-партнеры, указанные на сайте переводили, ему пожертвования. В частности, не пришли деньги от «Ленты» и компании Goods, которые числятся спонсорами.

На это Андрей Бузина говорит, что не все участники были обязаны поддерживать фонд деньгами. «Внутри проекта есть сущность благотворителя и спонсора. Часть компаний делает донейшны и покупает мерч, другой части мы делаем лендинг или материалы с “Доброшрифтом”. И это заработок “Сметаны”, по которому мы не отчитываемся перед “Подарком ангелу”, наша возможность заработать на проекте. Мы берем деньги за разработку страницы, где есть ссылка на “Доброшрифт”, но у нас нет обязательств, чтобы каждый партнер сделал пожертвование», — говорит он.

Такая позиция удивляет «Подарок ангелу». «У нас была стратегия с агентством, где написано, сколько нужно перечислить в фонд. Это фиксированная цифра. Если партнер получает определенный статус на сайте, значит он переводил деньги в агентство, и от этого должны быть отчисления в фонд», — говорит Евгения. По ее словам, у фонда есть дизайнер и разработчик, которые бесплатно помогали разным компаниям разместить логотип «Доброшрифта», сверстать страницу проекта и сделать кнопку пожертвования — она не понимает, почему агентство берет за это деньги. «В чем здесь благотворительность?» — удивляется она.

Будущее проекта

Утром 18 августа Андрей Бузина разместил в своем инстаграме новость о том, что создает фонд «Доброшрифт», который будет помогать детям с разными особенностями развития. Это подтолкнуло Анастасию Приказчикову публично рассказать о проблемах с агентством и объявить о выходе из проекта.

«Разрыв сотрудничества для меня будет болезненным, но мы сможем продолжать проект без участия фонда, — говорит Бузина. — Они помогали нам с пиаром и получали пожертвования, но можно продублировать это другими партнерами-фондами или нами самостоятельно. Но по-человечески мне будет жаль. Это похоже на обиду — кажется, что они прикипели к проекту, и ревностно отнеслись к потере эксклюзива в нем».

На это Анастасия Приказчикова отвечает, что ее не беспокоил бы факт расширения круга фондов, если бы не проблемы с открытостью. «Мы знали о таких планах и еще год назад и сами предлагали подключить к проекту другие организации. Но сейчас мы выходим из проекта, хотим чтобы бренд вернулся к нам или перестал функционировать, потому что мы не верим в добросовестность агентства», — рассказывает она. «Мы собираемся оспаривать товарный знак “Доброшрифта”, — говорит Евгения. — Есть проблема, что в сектор выходит компания, которая далека от благотворительности, и к ее прозрачности есть вопросы».

Обложка: Агентство Smetana

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Московское метро выпустило карты с «Доброшрифтом»

Московское метро выпустило карты с «Доброшрифтом»

«Подарок ангелу» перестанет сотрудничать с «Доброшрифтом» — он два года не отправлял фонду пожертвования

«Подарок ангелу» перестанет сотрудничать с «Доброшрифтом» — он два года не отправлял фонду пожертвования

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?

«Я уехал зимовать в тропики»

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Первая полоса

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?
Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть? Спектакли, выставки и онлайн-фестивали
Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?

Последняя неделя октября в Москве: Куда пойти, что посмотреть?
Спектакли, выставки и онлайн-фестивали

«Я уехал зимовать в тропики»
«Я уехал зимовать в тропики» Сложно ли сейчас поехать на зимовку и сколько это стоит
«Я уехал зимовать в тропики»

«Я уехал зимовать в тропики»
Сложно ли сейчас поехать на зимовку и сколько это стоит

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье

Спасатели ведут поиски

Яхтсменка пропала на парусной тренировке в Подмосковье
Спасатели ведут поиски

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну
Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну
Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

Как читатели The Village готовятся к предстоящему локдауну

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?
Что покупать в коллекции Uniqlo +J?
Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Что покупать в коллекции Uniqlo +J?

Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке
Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке
Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке

Еще немного удачной Паназии в Москве: Monkey Izakaya Bar на Большой Дмитровке

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters» Артем Макарский — о том, как изменилась певица
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Артем Макарский — о том, как изменилась певица

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы Что слушать, читать и смотреть в эти выходные
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
Что слушать, читать и смотреть в эти выходные

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург Падающий Кремль и летающие мусорные баки
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Падающий Кремль и летающие мусорные баки

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биеннале

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биенналеЧто посмотреть в Екатеринбурге и городах Урала

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биеннале

Полный гид по 6-й Уральской индустриальной биеннале Что посмотреть в Екатеринбурге и городах Урала

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками «Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»

5 рецептов сытных блюд из овощей
5 рецептов сытных блюд из овощей Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда
5 рецептов сытных блюд из овощей

5 рецептов сытных блюд из овощей
Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда

Подпишитесь на рассылку