Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся» О бизнесе в пандемию, нужных реформах и борьбе с выгоранием

Анастасия Татулова: «Компания чуть не умерла, и сейчас мы восстанавливаемся»

Анастасия Татулова больше десяти лет развивает сеть семейных кафе «АндерСон». За это время открылось полсотни кафе, а ее фисташковый рулет попал на полки «Вкусвилла» и стал предметом охоты покупателей. Но в этом году ее компании пришлось нелегко. «Мы находимся в ситуации, когда мы принимаем решение: нам сейчас обанкротиться или дальше побарахтаться», — сказала она в марте на встрече с президентом Путиным. Эта речь принесла Татуловой большую известность и подтолкнула ее карьеру общественного деятеля. Летом она стала омбудсменом в сфере малого и среднего бизнеса. Ее компании удалось избежать банкротства, но помогли в этом не меры господдержки, а инвестиции миллиардера Александра Лебедева и более активная работа с торговыми сетями. Анастасия Татулов рассказала The Village, что сейчас происходит с ее бизнесом и что нужно сделать, чтобы предпринимателям стало проще жить.

Внезапная слава

— Что произошло с вами и компанией за последние месяцы?

— Компания чуть не умерла, и сейчас мы день за днем восстанавливаемся. А со мной — я осталась собой, но, кажется, стала старше на десять лет за один этот год. Ну и на меня обрушилась вся эта внезапная слава.

Мне это сложновато, я интроверт, и вообще такая публичность никогда не была моей мечтой, для меня сейчас это, скорее, плата за возможность хоть что-то менять для предпринимателей. Ко мне после того мартовского выступления на улицах подходят люди: хотят общаться, благодарят, кто-то свою точку зрения высказывает. И даже мой личный аккаунт в фейсбуке, который я много лет веду, теперь тоже рассматривается под лупой. С ростом узнаваемости туда пришло очень много разных людей с разными целями, не всегда благими, он стал источником публикаций для журналистов, которые порой просто могут что-то перепечатать, не вдаваясь в суть или выдернув из контекста слова.

Раньше фейсбук был для меня эффективной площадкой для решения моих собственных вопросов, сейчас все меньше и меньше я хочу делиться своим личным мнением на своей странице, потому что оно все больше становится мишенью для агрессии или для чьего-то пиара. В общем, теперь живу в постулате «каждое ваше слово может быть использовано против вас», и, если честно, мне с этим очень тяжело смириться, я пока не научилась в этом комфортно существовать, но тихонечко учусь, наращиваю броню.

— Бизнесу эта узнаваемость помогает?

— Я бы не сказала, что помогает бизнесу, даже, к сожалению, иногда наоборот. Если человек не согласен с моим личным мнением на любую тему, самый частый комментарий в таких случаях — «а мы ходили десять лет, а ты, оказывается, вот какая, мы тогда вообще больше в „АндерСон“ не пойдем, и пусть вы сдохнете». Для меня это загадка, как связано посещение кафе, в которое ты ходишь и которое тебе нравится десять лет, с моей позицией, допустим, по геополитическим вопросам, или по тому, надо носить маски или нет, или в какой цвет правильно стены в подъездах красить, чтобы они были радостнее. Так что нет, не помогает — скорее, мешает.

Но есть, конечно, и положительные стороны публичности — мне стали помогать в решении задач очень многие люди. Просто по-человечески. Стало легче с кем-то договориться. Без этого, например, мы не смогли бы так быстро встать на полки «Перекрестка», Metro, «Ленты». Без этого в пандемию к нам не пришло бы такое количество гостей, которые помогали нам и нашим франчайзи. Заказывали доставку, куличи, праздники домой, покупали сертификаты. Именно благодаря этому «АндерСон» сейчас продолжает работать. Я невероятно благодарна всем, кто нас спас, и не забуду этого до конца жизни, настолько это было по-настоящему. В какой-то момент именно вера, что мы важны для многих, не дала мне упасть и махнуть на все рукой.

Чему еще реально способствует узнаваемость, так это решению бед предпринимателей, публичность действительно помогает в роли омбудсмена — у меня объективно стало больше возможностей для подсвечивания проблем, больше возможностей высказаться и решить чью-то боль быстрее, привлечь внимание к действительно критично важным для малого и среднего бизнеса вопросам.

— А какая здесь тогда связь с вашим бизнесом? Зачем это вам вообще?

— Ну какая. Прямая. Я хочу жить в стране с другим отношением к предпринимателям и поэтому всеми силами стараюсь повлиять на изменение этого отношения. Мне очень хочется, чтобы появилась понятная ценность таких людей в глазах общества и власти.

Сейчас у предпринимателя нет возможности ошибаться. Любая ошибка предпринимателя трактуется не в его пользу. А любая ошибка государства ложится на плечи бизнеса. Но предприниматели развивают страну, надо им помогать. Им нужно дать возможность исправиться без применения санкций.

Трудное время

— Как вы в «АндерСоне» переживаете пандемию?

— В марте 2020 года «АндерСонов» было 50, сейчас 38 — 16 собственных и 22 франчайзи. Первый локдаун лучше всего пережили кафе в регионах, хуже — в Москве и области, а вот из стран СНГ остался только Алматы.

— Вы получили помощь от государства?

— Нет, никакой. При этом я постоянно слышу «ну ей-то точно помогли». Так вот, никакой помощи «АндерСон» не получил. Не избирательно именно мне не помогли, нет, конечно, более того, я думаю, что индивидуально мне бы, наверное, помогли — я не просила для себя ничего. Просто ни в какие меры поддержки вообще не попал средний бизнес, даже в тех отраслях, которые признаны были государством официально пострадавшими, как индустрия гостеприимства, в которой живет «АндерСон».

Причина, почему мы и множество таких же, как мы, не получили помощь — несовершенство критериев причисления к реестру малых и средних предприятий (МСП). По этому реестру все предприятия, даже с оборотом до 2 миллиарда (формально это считается отсечкой между средним и крупным бизнесом, хотя и этот критерий совершенно не соответствует реальности), но при этом имеющие в штате более 250 сотрудников, уже приравниваются государством к крупному бизнесу — к «Газпрому», «Росатому», Сбербанку. Им государство помогало по списку системообразующих компаний, малому — по реестру МСП. А нам, тем, у кого работало много сотрудников — большим детским центрам, сетевым кафе и гостиницам, — не помогали никак. Вот такая странная логика, хотя из каждого утюга говорится о том, как важно для страны сохранить рабочие места и не допустить безработицы. Надеюсь, что все же критерии будут изменены в этом году, мы все этого очень ждем. Пока так, как есть: меры на нас никакие практически не распространяются.

— А что было с сотрудниками?

— Это в целом для отрасли болезненный вопрос. Мы все в индустрии много людей потеряли: кого-то попросили уйти, кто-то переехал, кто-то сменил сферу деятельности вообще, кого-то перераспределили. И «АндерСон» не исключение, все так же и у нас происходило. С августа начали восстанавливаться, набираем, обучаем.

— Люди стали больше экономить?

— Мы не поднимали цены нигде, несмотря на очень сильно упавший курс рубля, наверное, поэтому падения чека мы пока не видим. Но видим изменение привычек и ситуаций потребления. Меньше заказов в зале, больше доставки, начал активно развиваться сегмент праздников домой — с анимацией, с декором, с тортом и полноценным банкетом.

Какие-то вещи для нас неожиданные: мы, например, думали, что праздников после карантина будет меньше, но летом пошел неожиданный для нас сильный рост, да и сейчас мы практически наверстали в праздниках цифры прошлого года по сети.

Люди соскучились по общению, ну и у нас есть существенный плюс — небольшие удобные для семейных и детских праздников залы. В общем, ситуация у нас немного лучше, чем в других детских центрах, где большие площади и много детей. Люди боятся заражения, им комфортнее посидеть у нас в отдельном зале со своей семьей и друзьями, с программой внутри зала, чтобы избежать контакта с чужими людьми. Залы сейчас стали бронировать даже не только на праздники, а чтобы прийти в выходные, раньше такого не было никогда.

«АндерСон» ведь всегда был больше чем кафе. Это история про семейные ценности, про традиции, про маленькие радости каждый день

— Что вы в связи с этим планируете делать дальше?

— Жить. Развиваться. Верить в лучшее, радовать гостей, искать для себя моменты радости. Вообще у нас довольно много проектов постоянно. В кафе мы осенью обновляем сезонное меню еды и праздников, только что запустили Хеллоуин, это смешной детский праздник, на него всегда много детей в кафе приходит — на страшилки. В «АндерСоне» уже больше десяти лет своя анимационная команда, и мы постоянно прорабатываем новое. За десять лет мы такой положительный опыт в этом наработали, что тот, кто отмечал у нас детский праздник с маленькими детьми хотя бы раз, точно придет снова.

Еще мы активно работаем с сетями, на самом деле это помогло нам в первой волне, и это важное для нас направление. Дорабатываем свои лучшие рецепты, популярные в наших кафе для продажи в розничных сетях. Уже встали на полки «Азбуки», «Перекрестка», Metro, «Ленты». Хотим в Billa, «Карусель», «О’кей» и сетевые магазины детских товаров. Делаем ставку на десерты и продукты быстрого приготовления из натуральных ингредиентов — такие, какими не вредно детей кормить. Вся наша продукция на это и рассчитана: вся семья может есть, даже самые маленькие, но чтобы и маме с папой, и ребенку, и бабушке с дедушкой было вкусно.

Прилаживаемся к работе маркетплейсов: продаем через «Самокат» и AliExpress. У них, конечно, свои особенности. Практически ни у кого из них пока нет возможности работать с ультрафреш-продуктами. Поэтому готовим выделенный ассортимент для сухой полки. Сейчас совместно с «Перекрестком» пробуем отдельный формат кондитерского корнера в их магазинах.

«АндерСон» ведь всегда был больше чем кафе. Это история про семейные ценности, про традиции, про маленькие радости каждый день, про общение с друзьями и семьей, про то, что нас объединяет — больших и маленьких. У нас накопилась большая экспертиза в еде для детей, в том, как накормить всю семью без особых хлопот непременно здоровой едой. Мы знаем, как развлечь, как сделать так, чтобы суп был прикольным, какие есть современные экологичные решения для развития детей, что заботит мам — нам кажется, что мы сумели быть с ними на одном языке и на одной стороне. И еще стараемся делать это не занудно, «АндерСон» знают и любят, как мне кажется, именно за это.

Рулет и не только

— Как получилось быстро войти в торговые сети?

— Нам повезло, что мы уже за год до начала пандемии начали работать в этом направлении и пошли во «Вкусвилл», поэтому для быстрого старта у нас практически все было готово. Если бы мы не прошли с ними этот путь, то даже в теории не смогли бы войти в сети за месяц.

Это, конечно, совершенно другой бизнес, с другими правилами. Пришлось многое поменять во внутренних процессах — раньше наша фабрика снабжала только сама себя, а теперь это уже два отдельных направления с разными требованиями к сроку годности, упаковке и сертификации. Одно работает на сеть «АндерСон», второе — на продажу в федеральный ретейл.

— Во время закрытия вы жили за счет продаж в супермаркетах и доставки?

— «АндерСон» выжил в основном благодаря фабрике, которая после закрытия кафе практически полностью переключилась на производство готовых продуктов для магазинов. За последние полгода мы расширили складскую зону, перестроили бизнес-процессы и структуру компании, планируем в ближайшее время приступить к строительству второй фабрики.

Мы знаем, как накормить детей здоровой едой. И за это нас ценит большинство московских мам. Решение пришло интуитивно и практически сразу: «АндерСон» способен спасти мам на карантине. Мы просто взяли все, что гости больше всего любят в нашем меню, упаковали в ведерки и коробочки и начали продавать с доставкой через все доступные каналы: сайт, дружественные приложения, агрегаторы, маркетплейсы и продуктовые розничные сети.

— Как вы понимаете, что будет хорошо продаваться в сетях?

— Мы пошли самым простым для себя путем — выбрали то, что пользуется успехом в кафе. Понимая, на что есть спрос, слушая отзывы гостей, начали дорабатывать продукт, трансформируя его для продажи в сетях. В остальном — лучший способ — поставить на полку и посмотреть на реакцию покупателей. Потому что есть ощущение, что то, что сейчас предлагается в большинстве розничных сетей, и то, что реально нужно современным мамам и папам, не одно и то же.

Производители товаров широкого потребления и сети привыкли ориентироваться на то, что продукт должен быть с минимальной себестоимостью, яркой упаковкой и максимальным сроком годности. А жители больших городов начали менять свои предпочтения. Они читают этикетки, готовы платить за гарантированное качество и простой, но понятный и безопасный состав продуктов. И мы в этом смысле более гибкие и ближе к покупателю, чем производители массовых товаров. Мы же общаемся с нашими гостями в кафе, дружим с ними, обратную связь собираем в режиме реального времени.

Из таких бесед, например, родилась нетривиальная идея замороженных 100%-но натуральных бульонов, линейку которых мы только разработали и выводим сейчас на полки розницы. Какое-то время назад мы выяснили, что самое главное в «АндерСоне» для мам — это то, что они могут покормить ребенка вкусным супом, представляете? В каждой ответственной маме в нашей стране с детства глубоко сидит мысль, что ребенок каждый день непременно должен есть суп — тогда она правильная мама. Совсем идеальной при этом мама может быть, если суп для ребенка она сварила сама. При этом, что касается непосредственно трудозатрат, это одно из самых долгих в приготовлении блюд, а почему? Потому что для того, чтобы сварить правильный бульон, нужно три часа времени, а у родителей дела, проекты, саморазвитие и еще, возможно, старший с уроками.

А нам точно в этом вопросе можно довериться, у кого еще в Москве суп будет самое продаваемое блюдо? С нашим бульоном любой суп за 15 минут будет готов. Мы уверены: эта идея замороженных бульонов обречена на успех. Это здоровая, понятная домашняя еда, приготовленная не занятой мамой, а нашим шеф-поваром, у которого суп в кафе едят даже те дети, в которых дома его не запихнуть ни за какие конфетки.

— Сейчас хитом продаж остается фисташковый рулет?

— Во «Вкусвилле» творожные шарики показывают хорошую динамику, они обогнали рулеты по продажам, но по деньгам у рулетов пока больше. Другие сети продают меньше, чем «Вкусвилл», но в нем нет многих наших продуктов: в «Ленте» и Metro мы, например, продаем, кроме шариков и рулетов, еще и профитроли, мусс-манго, гранолу с воздушным кремом, диетические наггетсы из индейки в овсяных хлопьях вместо сухарей, подготовленные для запекания, сырники и безглютеновые фрикадельки. В «Самокате» пользуются популярностью домашние детские пельмени как в кафе. Везде продажи идут по-разному, что-то более успешно, что-то менее. Сейчас мы на этапе экспериментов, нам надо протестировать, что больше пойдет именно с полок.

— Как в вашем меню возник фисташковый рулет?

— С самого начала, когда «АндерСон» только открылся, я сразу решила, что тирамису тут не бывать. Не было сил уже видеть его, он тогда был в каждом кафе. А мне хотелось не модного, а вкусного. Чего-то такого, что приведет в восторг и маленьких, и больших. Поэтому для старта я принесла кондитеру рецепты своей мамы. Это были торты, которые я люблю с детства и прочно ассоциирую с праздником, семьей и хорошим настроением: клюквенный, с черносливом и грецким орехом, маковый. Следом появились шоколадная колбаса, наш годами бьющий рекорд продаж медовик и наполеон с кусочками карамелизированной грушей.

А потом мы нашли нашу Юлю, которая вот уже семь лет создает атмосферу на фабрике «АндерСон» в роли шеф-кондитера. Она тогда как раз только вернулась со стажировки из Франции, была полна сил и творческих порывов. Задача у нас к тому времени уже сформировалась — хотелось чего-то своего собственного легендарного, очень легкого, обязательно с зеленым, и чтобы малинка. Примерно так появился наш фисташковый рулет, который не просто очень быстро стал хитом, а потом и превратился в достояние страны — как торт Захер в Австрии! Вот это было совсем не просто пережить.

Сначала, конечно, было очень обидно, когда он стал появляться поголовно у всех, включая даже самые уважаемые места. Мы все ходили к ним по очереди и так, знаете, строго с оттенком грусти и осуждения смотрели на собственников ресторанов «мол, что ж ты воруешь то, слабо что ли свое придумать». Потом мы решили его запатентовать и даже сделали это. Теперь у нас есть патент, правда толку от него нет. Последний пару лет мы провели уже в полном «дзене» по этому поводу. В конце концов все лучшее всегда подделывают, это факт. Сейчас я спокойно отношусь к тому, что фисташковый рулет можно встретить в меню сапсана, на ярославском вокзале и на красной площади. Но все же настоящий, самый вкусный рулет есть только в кафе «АндерСон» — с отборной цельной малиной и крупными зелеными кусочками фисташек. С «хрустяшечкой» снаружи, с нежнейшим бисквитом внутри и идеальным кремом из маскарпоне.

Что нужно предпринимателю

— Как у вас получается не выгорать?

— Не получается. Ищу разные возможности для восстановления. Слушаю, что организму надо: когда больше спать, когда минимум общения. В баню хожу по средам, и в холодную купель с головой потом — помогает голову очистить. Мне вообще вода помогает.

— Откуда еще берете силы?

— Мне нужен какой-то смысл. Есть смысл — есть силы.

— У «АндерСона» какой смысл?

— Я искренне верю, что это делает жизнь многих людей лучше, конкретных мам, которые пишут благодарные отзывы, которым было куда пойти с ребенком, когда их ни в каком ресторане не рады были видеть, было где его накормить, было где с друзьями встретиться. И наши продукты — это про разгрузить родителей, про что-то доброе, домашнее. Мы стараемся, чтобы, как в «АндерСоне», от продуктов было ощущение радости.

Радости очень не хватает, особенно сейчас. Важны кусочки атмосферы, эмоций, чтобы кто-то как бы сказал человеку-маме или человеку-папе или человеку-ребенку: «Да ладно тебе, не дрейфь, прорвемся, что бы ни было, мы рядом, заходи по-соседски». «АндерСон» про это.

Время так устроено: чем больше делаешь, тем его больше

— Как вы распределяете время между разными проектами?

— У меня разных-то нет, у меня только «АндерСон» и защита предпринимателей. Ну, стараюсь уместить, мои дети уже взрослые — сейчас стало легче намного, они живут отдельно и успешны каждый в своем деле.

Никаких ноу-хау тоже нет: помощник и график. Два раза в неделю, во вторник и четверг, я всегда работаю на фабрике. По средам работаю из дома, у меня думательный день. Понедельник, пятница и один выходной — на встречи. Время так устроено: чем больше делаешь, тем его больше. Это как чемодан: если аккуратно по японской системе все скрутить и убрать, то больше помещается.

— Вы предложили создать поселок для предпринимателей, с чем связана идея и на какой сейчас все стадии?

— Пока мы ищем землю. Хочется совместить многое в одном месте. Идея в том, чтобы создать не просто место для комфортного проживания, но и эффективную среду для ретрита предпринимателей — для взаимного опыления, для того, чтобы туда могли приехать и начинающие бизнесмены, с менторами встретиться, может быть, послушать приглашенных гостей, пообщаться, обратиться к коллективному разуму. Мы хотим этим внести свой вклад в развитие предпринимательства.

Рассматриваем просто землю и существующие коттеджные поселки с инфраструктурой, чтобы сделать поселок внутри поселка — это проще в реализации. Я все-таки не девелопер, и для меня это не бизнес-проект.

— Как вы взаимодействуете с чиновниками, ходите на большие встречи?

— На большие встречи стараюсь уже не ходить, времени это занимает много, а толку мало. Стараюсь идти по точечным вопросам к тем, кто может помочь их решить, предлагаю им системные решения, которые учитывают интересы и предпринимателей, и бюджета, хотя, если честно, я до сих пор не понимаю, почему многим не очевидно, что развитие малого и среднего бизнеса в России в итоге даст бюджету больше, чем если выжать из каждого, кто и так еле дышит, еще три копейки налогов прямо сейчас. Любой ценой, пусть он даже обанкротится после этого.

Самая большая наша проблема, я считаю, в том, что все, кто принимает решения, касающиеся бизнеса, практически не понимают, чем живет бизнес, сколько зарабатывает, на что тратит, в чем реальная проблематика и как принятые сейчас решения аукнутся потом. Нет никого, кто бы в правительстве занимался только вопросами развития экономики через рост малого и среднего бизнеса. А у тех, кто этой темы так или иначе касается или условно за нее отвечает, этот вопрос 145-й в очереди, ну никак не приоритетный.

— Как на это повлиять?

— Для того чтобы менять ситуацию, важно прежде всего поставить диагноз, разобраться в причинах. Понять, как так случилось, что у предпринимателей в реальном секторе, в сфере услуг не оказалось совершенно никакой подушки безопасности. Почему социальная политика государства не учитывает предпринимателей и их сотрудников как класс. Почему те, кто платил больше всех налогов в сегменте МСП, получили меньше всего поддержки. Почему для многих бизнесов уйти в тень оказалось выгоднее, чем получить субсидии. А потом понять, как это изменить. Не силовым путем, как привыкли в нашей многострадальной стране, а разумным, практичным, выгодным обеим сторонам — и государству, и предпринимателю.

Однозначно ясно одно: если нет понимания проблемы, то нет решения. А отношения власти и предпринимателей последовательно идут не туда уже много лет. Было какое-то просветление, когда нам казалось, что сейчас лед тронется, но потом опять произошел довольно мощный откат. Более того, мы видели, что происходит откат, а на форумах и в прессе нам говорили: давайте развивать бизнес, давайте поддерживать малое предпринимательство, давайте привлекать студентов и школьников, будем все становиться предпринимателями. А параллельно с этим прямо во время экономического форума продолжали сажать в СИЗО обвиняемых по экономическим преступлениям.

Агитировать людей идти в предпринимательство, понимая, что их ждет дальше, я считаю просто аморальным

Говорили, что сборы в казну не будут увеличиваться, но административные штрафы росли, увеличился НДС, появилось множество скрытых налогов: на экологию, введенный СОУТ, ЕГАИС, маркировка, «Меркурий». Все это из года в год ложится на плечи бизнеса, увеличивая расходы. Говорили про регуляторную гильотину, а параллельно вводили еще большее регулирование и увеличивали давление: блокировали счета по 115-ФЗ и по малейшей копеечной ошибочной недоимке. И одновременно создавали очередные нацпроекты по развитию бизнеса: фонды, дорожные карты, цифровые платформы, форумы на тысячи человек с лозунгом «Стань предпринимателем!». Все это вызывает непонимание и недоверие. А там, где нет прозрачности и доверия, нет развития.

Года два назад я поняла, что не пойду больше выступать ни на один форум про «стань предпринимателем». Потому что я идеологически считаю, что это неправильно. Агитировать людей идти в предпринимательство, понимая, что их ждет дальше, я считаю просто аморальным, честно. То, что я вижу сейчас за этими форумами, на которые тратят миллионные бюджеты, выглядит примерно так:

«Скорей, становись предпринимателем, мы тебя поддержим! Вот тебе для начала отличное налоговое решение по самозанятым и микробизнесам, вот льготные кредиты и бесплатное обучение. Только расти, дружок!»

Никто не рассказывает на этих форумах о том, что, когда ты приходишь в эту систему, попадаешь совсем в другую, недобрую вселенную, где у предпринимателя априори презумпция виновности. Он живет в мире, где всегда всем должен и всегда во всем виноват. Требования к нему все время меняются, он не может кредитоваться иначе как под залог личного имущества, а вместо поддержки для развития получит палочную систему проверок бизнеса, стимулирующую все госслужбы находить хоть какие-нибудь нарушения, иначе их же накажут за то, что вернулись без результатов и штрафа с проверки. Хотя ведь точно лучше работает «дай предельно понятные правила — приходи с проверкой и помоги найти ошибки, объясни, дай время на исправление — контролируй, накажи, если не исправлено». Считается, что раз ты пошел в бизнес, то можешь все это осилить и содержать. Так давайте на форумах правду рассказывать. Вот эту, с примерами и фактами. Я за честность.

Надо изменить отношение между предпринимателем и властью: если бизнес нужен для роста ВВП, надо быть последовательными и делать так, чтобы расти было выгоднее, чем дробиться или оставаться микропредпринимателем. И в соответствии с этим и налоговую систему корректировать. Предпринимателям вообще, если честно, для развития не деньги нужны или помощь. Им нужна справедливая налоговая система; понятные, стабильные, не ухудшающиеся правила игры; гарантия безопасности, чтобы любые недосказанности и двусмысленности всегда решались в пользу предпринимателя, а не в пользу надзора; полный уход от псевдоотеческого отношения «мы сейчас вам расскажем, как надо жить»; все решения, которые касаются бизнеса, должны обсуждаться с бизнесом.

Еще я хочу запустить телефонную службу помощи предпринимателям, круглосуточную кризисную линию. Люди плохо справляются с тревогой и апатией даже в более благополучные времена, а сейчас и подавно. Об этом не принято говорить вслух, но в период пандемии произошло несколько громких самоубийств бизнесменов. Это происходит потому, что предприниматель испытывает стресс в сто крат сильнее обычного человека, ведь, кроме себя и своей семьи, он отвечает за своих сотрудников и их семьи. На него непрерывно давит государство со своими проверками, налогами и новыми правилами, которые редко учитывают его интересы. И понятно, что можно в один момент просто не выдержать всего этого. Особенно сейчас. Каждый день я получаю по почте и в фейсбуке письма с просьбой о поддержке, совете или помощи, потому что люди теряют бизнес, в который вложили годы и душу. Им никто не помогает с этим справиться.

Как вы думаете, что будет дальше?

— Я не знаю. Мне хочется, конечно, верить, что впереди все лучшее — конструктивный диалог власти с бизнесом и, как следствие, совместно созданные и работающие правила для дальнейшего роста и развития экономики города и страны. Образ предпринимателя перестанет быть образом торгаша, буржуя, вора, обманщика, а станет образом современного героя, который формирует городскую инфраструктуру и является образующим элементом любого развитого общества. У бизнеса во власти появится свой законный представитель, разбирающийся в деталях и имеющий полномочия. Он будет расти, расти и вырастет в целое министерство предпринимательства, которое наконец одолеет изменение стандартов проверок и проверяющих органов.

Мой «АндерСон» будет гармонично развиваться в ретейл и успешно выйдет со своим продуктом на международный рынок, особенно его полюбят в Китае. Кафе по-прежнему будут любимы большими и маленькими гостями за атмосферу и возможность с удовольствием провести время всем вместе. Место больших праздников окончательно займут камерные маленькие, когда вокруг только свои.

Люди будут больше уделять времени своим близким и меньше тратить на мышиную возню и негатив, ну и в Москву вернется снежная хрустящая зима и радость.

Share
0
скопировать ссылку

Комментарии

0 комментариев

Тэги

Люди

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить

От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджете

Надо ли вам пить витамин D?

Первая полоса

Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения
Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения
Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения

Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве
Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве
Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить
Промо
Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелитьИ попасть в элиту мирового бизнеса
Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить
Промо

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить И попасть в элиту мирового бизнеса

От 10 до 90 тысяч:
Как устроить шопинг при любом бюджете
Спецпроект
От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджетеИ почему вложение в одежду может быть удачным вариантом
От 10 до 90 тысяч:
Как устроить шопинг при любом бюджете
Спецпроект

От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджете И почему вложение в одежду может быть удачным вариантом

Надо ли вам пить витамин D?
Надо ли вам пить витамин D?И откуда сегодня такая мода на него?
Надо ли вам пить витамин D?

Надо ли вам пить витамин D? И откуда сегодня такая мода на него?

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»«Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд» «Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»

Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму«Это то, чего от меня точно никто не ожидает»
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму

Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму «Это то, чего от меня точно никто не ожидает»

Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?
Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?И как отстаивать свои права любителям провокационных твитов и фотографий
Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?

Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях? И как отстаивать свои права любителям провокационных твитов и фотографий

«Как мы путешествуем в доме на колесах»
«Как мы путешествуем в доме на колесах»
«Как мы путешествуем в доме на колесах»

«Как мы путешествуем в доме на колесах»

13 теплых курток на зиму
13 теплых курток на зиму
13 теплых курток на зиму

13 теплых курток на зиму

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии«Обычное покашливание я даже не замечаю»
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии «Обычное покашливание я даже не замечаю»

Большое интервью с Cream Soda
Большое интервью с Cream SodaОб альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе
Большое интервью с Cream Soda

Большое интервью с Cream Soda Об альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе

Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве
Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве
Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве

Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве

Правда ли мы больше устаем от удаленки
Спецпроект
Правда ли мы больше устаем от удаленкиИ какую роль здесь играют видеозвонки
Правда ли мы больше устаем от удаленки
Спецпроект

Правда ли мы больше устаем от удаленки И какую роль здесь играют видеозвонки

Что делать, если ваши доходы упали
Что делать, если ваши доходы упалиКак пересмотреть свой бюджет, договориться о скидках по аренде и рефинансировании кредитов
Что делать, если ваши доходы упали

Что делать, если ваши доходы упали Как пересмотреть свой бюджет, договориться о скидках по аренде и рефинансировании кредитов

Что делать, если вам изменили
Что делать, если вам изменилиОтрывок из книги психолога Марины Травковой
Что делать, если вам изменили

Что делать, если вам изменили Отрывок из книги психолога Марины Травковой

От первой любви до дуэта длиной в 20 лет
Промо
От первой любви до дуэта длиной в 20 летС кем Майя Плисецкая танцевала свои лучшие партии
От первой любви до дуэта длиной в 20 лет
Промо

От первой любви до дуэта длиной в 20 лет С кем Майя Плисецкая танцевала свои лучшие партии

«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»
«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»Почему шахматисты такие странные, но такие крутые?
«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»

«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы» Почему шахматисты такие странные, но такие крутые?

«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты
«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты
«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты

«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты

Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?
Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?И как сейчас можно добиться компенсации за дистанционку
Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?

Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы? И как сейчас можно добиться компенсации за дистанционку

Подпишитесь на рассылку