23 мая, понедельник
Москва
Войти
Где ты работаешь7 июня 2021

«Я работаю на Белоярской атомной электростанции»

«Я работаю на Белоярской атомной электростанции»

В рубрике «Где ты работаешь» The Village Екатеринбург продолжает исследовать здания, которые вошли в историю. В новом спецвыпуске — здание Белоярской атомной электростанции в городе-спутнике Заречном, где живут 30 тысяч человек. Мы поговорили с лаборанткой, начальником смены, программисткой, дозиметристом и электросварщиком о том, как они оказались на АЭС и за что любят свою работу.

Белоярская АЭС им. И. В. Курчатова


Ввод в эксплуатацию

26 апреля 1964

Эксплуатирующая организация

Росэнергоатом

Место расположения

в 3,5 км от Заречного, в 45 км от Екатеринбурга


Тип реактора

АМБ, БН-600, БН-800

Электрическая мощность

1485 МВт

справка

Белоярская АЭС имени Курчатова — первенец большой ядерной энергетики СССР. Станция вырабатывает порядка 16 % от общего объема электроэнергии в Свердловской области. Станцию сооружали в три очереди, начиная с 1958 года. Первая очередь — энергоблоки № 1 и № 2 с реактором АМБ, вторая очередь — энергоблок № 3 с реактором БН-600, третья очередь — энергоблок №4 с реактором БН-800.

В 1981 и 1989 годах, после 17 и 22 лет работы, энергоблоки № 1 и № 2 были остановлены. Сейчас они находятся в режиме длительной консервации с выгруженным из реактора топливом и соответствуют, по терминологии международных стандартов, первой стадии снятия с эксплуатации АЭС.

Сейчас на Белоярской АЭС эксплуатируют два энергоблока — БН-600 и БН-800. Это крупнейшие в мире энергоблоки с реакторами на быстрых нейтронах. По показателям надежности и безопасности быстрый реактор входит в число лучших ядерных реакторов мира. Рассматривается возможность дальнейшего расширения Белоярской АЭС — строительство энергоблока № 5 с быстрым реактором мощностью 1 200 МВт.

Камилла Татаринова

лаборант химического анализа 3 контура блока № 4


О фармацевтике

Я родилась в Заречном и с детства мечтала стать врачом. После окончания школы подала документы на стоматологический факультет, но проходной балл был очень высоким и я не смогла попасть на бюджет, поэтому поступила в фармацевтический колледж. Хотя на тот момент даже не знала, кто такой фармацевт и где он работает.

К выпуску из колледжа мне уже начала нравиться фармацевтика. Мама не разрешила мне остаться в Екатеринбурге, поэтому я вернулась в Заречный и начала работать в местной аптеке. Сама профессия мне нравилась, но посетители аптеки часто воспринимали меня как кассира, который пытается предложить им самое дорогое лекарство и побольше заработать.

На самом деле фармацевт знает намного больше, чем правила работы за кассой: в колледже у меня было пять разных химий, я получила навыки приготовления, подбора и дифференциации лекарств. Было обидно, что посетители просто обесценивали эти знания.

О БАЭС

Получив высшее фармацевтическое образование, я собиралась развиваться в аптечном деле, но в 2013 году меня приняли на работу в химцех БАЭС. Я всегда считала станцию серьезным предприятием. С детства оно казалось мне недосягаемым. А знакомые, работающие на БАЭС, воспринимались как сотрудники элитной компании.

В первый день у меня колени тряслись от страха. Шокировал пропускной контроль, который состоит из нескольких этапов досмотра, но со временем я привыкла.

Рабочий день начинается в 7:45. Я провожу анализы технической и сбрасываемой воды. Проверка технической нужна, чтобы ничто не смогло повредить оборудование станции, а сбрасываемой — чтобы контролировать экологическую ситуацию.

Люблю свою лабораторию, а в свободные минуты — приходить в кабинет психофизиологической разгрузки. Это затемненная комната, где можно лечь в массажном кресле, расслабиться под медитативную музыку и отвлечься от рабочей суеты.

О специфике работы

Работы много — каждый день я делаю различные анализы. Все больше сводится к автоматизации, но нельзя оставить оборудование без контроля — нужно проверять результаты.

Мне нравится делать анализы: отбирать раствор пипеткой, переливать его в колбы, взвешивать сухие вещества, растворять их в воде или в другом растворителе — это для меня своего рода медитация. Я люблю свою работу, но хотела бы в будущем работать техником по подготовке реактивов, потому что это больше связано с фармацевтикой.

Скучно сидеть за компьютером и работать с бумагами — больше люблю делать что-то руками. А если через несколько лет лаборантов полностью заменят автономные приборы, то стану пекарем.

О хобби

Где-то полтора года назад я начала заниматься выпечкой тортов и печенья. Все началось с того, что на день рождения ребенка мне захотелось приготовить торт своими руками: когда я смотрела состав магазинного, то в голове, конечно, не проскакивали химические реакции, но становилось плохо.

Потом я начала смотреть вебинары, купила разный кухонный инвентарь и теперь занимаюсь выпечкой более профессионально. По сути выпечка похожа на мою работу: нужно смешивать ингредиенты, соблюдать пропорции, а вместо титратора (прибора для выполнении массовых однотипных анализов, а также для анализа проб, — Прим. ред.) — духовка.

Во время учебы на фармацевтов нас приучили к точности всех измерений — ведь если добавить в состав лишний грамм, то сразу нарушится концентрация лекарства и человеку может стать плохо. Я заядлый перфекционист и на работе, и в обычной жизни.

Еще когда я работала в аптеке, все знакомые обращались ко мне за советом при выборе лекарств. Сейчас я занимаюсь анализами воды, но эти просьбы не прекратились. А прошлым летом, например, друзья попросили меня оценить воду в их скважине.

О Заречном

Мне нравится жизнь в Заречном и не хочется переезжать отсюда, как было в студенчестве. В Екатеринбурге очень много людей и суеты, от которой я устаю. А здесь все компактно и удобно для семейной жизни.

Вячеслав Неуймин

начальник смены станции


О работе

Начальник смены станции отвечает за все. Неформально человека на этой должности еще называют «ночным директором», потому что когда администрации нет, он самостоятельно принимает все решения. Для этого нужны компетенции и квалификация. Я вообще по образованию электрик и до сих пор удивляюсь тому, как я здесь оказался.

Когда мне было 25 лет, я стал начальником смены электроцеха. В то время это была нестандартная ситуация — обычно начальниками цеха становились, в лучшем случае, к 30 годам, потому что было в принципе сложно попасть на станцию, к тому же многие сотрудники десятилетиями занимали свои должности.

Я проработал начальником электроцеха пять лет и понял, что достиг потолка. А более высокие должности были заняты людьми, которые еще не скоро собирались уходить на пенсию. Однажды университетский друг позвал меня на собеседование в другое предприятие. Мне вообще не хотелось туда ехать. Не знаю зачем, но я все же пришел и на собеседовании всем видом показал, что не понимаю, зачем мне нужна эта работа.

Я рассказал руководству о том, что собрался на собеседование, и всех перепугал этим фактом. И мне повезло — в проекте нового энергоблока заложили должность начальника смены электроцеха в качестве одного из начальников смены станции. Так меня отправили работать в третий блок в рамках подготовки на эту должность.

Исторически эту должность редко занимали выходцы из электроцеха. До сих пор считается, что нужно пройти через реакторный цех и почувствовать руками поведение реактора в разных ситуациях. А у меня не было такого опыта и даже нужного образования.

Я заканчивал Электро-технический факультет в УПИ (ныне УрФУ, — Прим. ред.). Выбрал его просто за компанию с одноклассниками — у меня не было своего ориентира, кем стать, кроме сотрудника БАЭС. Но хотя я вырос в Заречном и предполагал, что буду здесь работать, мои знания о ядерном реакторе заканчивались тем, что я видел в городе бело-черные трубы. Помню, как эти трубы перекрасили в красный, и первые несколько лет это выглядело странно и нелепо — полностью поменялся городской пейзаж.

О специфике работы

В итоге я подготовился и сдал экзамены на должность начальника смены станции. Потом нас с другими начальниками смены переместили на наш четвертый блок и мы начали готовиться к приему натрия. Тогда самого блока практически не было. Я увидел все этапы его строительства и то, как он стал красавцем.

Людей на моей должности семь — мы работаем сменами по восемь часов. На смене под моим управлением находится все оборудование энергоблока. Особенно важна наша роль в динамике, когда идут пусковые операции и что-то меняется в самом оборудовании. В эти моменты начальник смены станции анализирует ситуацию, отслеживает общую безопасность, координирует все действия персонала и пытается настроить работу так, чтобы реактор не уменьшил мощность. У нас постоянно продолжается обучение. Мы приходим на тренажер-симулятор нашего пульта управления, где предлагают разные аварийные ситуации и нам нужно с ними справиться.

Сейчас я понимаю, что самое главное в работе — это жизнь человека. Реактор может остановиться, но мы его запустим заново. А человеческую жизнь не вернуть. На самом деле это нам вдалбливали в головы еще в институте, но осознание пришло сейчас, а тогда я обычно прогуливал пары по ОБЖ.

О пандемии

В 2020 году мы с другими работниками блочных пунктов управления пять месяцев провели в полной изоляции — предприятие вывезло нас из наших домов и поселило отдельно от семей. Дело в том, что мы занимаем лицензируемую должность. Если бы мы заболели ковидом и не смогли выйти на работу, то нас некем было бы заменить и блок пришлось бы останавливать. А электричество нужно всегда, особенно в пандемию.

Первый раз нас изолировали в марте, и на фоне всеобщей паники мы отнеслись к этому с пониманием, поэтому было легче со всем справиться. К тому же нас кормили, возили на работу, обеспечили всеми условиями и сохранили зарплату. Вторая изоляция началась в ноябре — когда пришла вторая волна ковида. На этот раз уйти на изоляцию и снова уехать на несколько месяцев от семьи было сложно — вокруг продолжалась жизнь, в стране были сняты многие ограничения. Это казалось бессмысленным, ведь было ощущение, что коронавирус отступал и создавались вакцины.

Екатерина Коновалова

инженер-программист электрического цеха


Я с детства мечтала стать программистом. Даже в школе учительница по информатике хвалила то, как быстро я пишу программы. Мои родители закончили радиофак в бывшем УПИ (ныне УрФУ, — Прим. ред.). Я поступила туда же, чтобы изучать программирование, и была единственной девушкой в своей группе.

После университета мы с мужем вместе жили в Екатеринбурге, а потом решили переехать в его родной город — Заречный. Причин было несколько: наличие жилья, тихая среда, долгая дорога на работу. Хотя раньше мы жили не на каком-то отшибе, а в районе Автовокзала.

Сначала я даже не рассматривала работу на БАЭС, потому что на предыдущем месте в 1С обросла разными сертификатами и занимала должность руководителя отделом. Уходить было сложно, но после декрета я поняла, что не хочу тратить свободное время на перемещения по городам.

Среди жителей Заречного бытует мнение, что на БАЭС можно устроиться только по знакомству и родственным связям. А я просто отправила резюме.

О работе

Сначала я даже не понимала, чем в качестве программиста буду заниматься на новой работе. Казалось, что в электроцехе должны быть только электрики. Но есть системы для контроля и управления электротехническим оборудованием. Они включают в себя оборудование с различным программным обеспечением, которое нужно корректировать при необходимости, а также технически поддерживать при возникновении неисправностей. Этим я и занимаюсь.

Когда я рассказывала о новой работе знакомым, некоторые екатеринбуржцы удивили меня тем, что не знали о существовании атомной станции рядом с городом. Другие знакомые шутили о том, что вокруг БАЭС растут огромные грибы. А однажды к нам с мужем в гости приехал университетский друг и взял с собой дозиметр. В итоге прибор показал, что в Екатеринбурге уровень радиации выше, чем в Заречном.

Как и все сотрудники электроцеха, я работаю с 7:30, но прихожу еще раньше, чтобы пройти все этапы пропускного контроля. Поэтому удобно, что в Заречном детские сады начинают работать с семи.

Я пришла на работу, когда на БАЭС уже запускали четвертый энергоблок. И теперь с долей зависти слушаю истории коллег о том, как его строили и налаживали в нем работу, — создание чего-то совершенно нового интереснее модернизации. Очень хочется, чтобы началось строительство еще одного блока станции, и чтобы я смогла принять в нем участие.

О Заречном

Я жила в Заречном достаточно долго еще до того, как устроилась на работу на БАЭС. Поэтому еще в первые дни даже на своем этаже встретила много людей, которых часто видела в будничной жизни: мамы из садиков, знакомые.

Заречный — маленький город. Здесь невозможно выйти из дома и не встретить по пути коллег. При этом, например, в нашей службе только 10 % сотрудников — коренные жители города. Остальные переехали из разных мест по всей России.

О профдеформации

На нашей станции, как и в атомной промышленности в целом, безопасность — главный приоритет. После начала работы на БАЭС я стала больше обращать на это внимание и в обычной жизни. Например, могу минуту стоять на пустом перекрестке в ожидании зеленого света.

Еще иногда я даже с ребенком начинаю говорить ценностями «Росатома». Например, когда дочь жалуется на какую-то девочку, отвечаю что-то в духе: «Вы же единая команда».

О хобби

Раньше я возвращалась домой около семи вечера, а теперь в пять часов я уже свободна и могу посвятить время семье. В обычной жизни я стараюсь не думать о работе. Хожу в тренажерный зал, играю в приставку, а вообще, все как у всех — провожу время с семьей и встречаюсь с друзьями.

Мне нравится ездить на велосипедах с ребенком по дороге, которая ведет к станции. Здесь очень красивая природа. Прямо на водоканале живут норки, летают орланы-белохвосты и журавли, даже видела косулю.

Антон Лихачев

дозиметрист отдела радиационного контроля


О бэкграунде

Мои родители — инженеры, которые всю жизнь проработали на станции. Я и сам всю жизнь работал в разных лабораториях, хотя у меня нет специального высшего образования — я учился на экономиста и хотел создать свой бизнес. Но после техникума понял, что это не для меня.

До БАЭС я работал дефектоскопистом — это тот человек, который приходит на место работы сварщика и слесаря, чтобы проверить качество сварного соединения. В 2013 году я отправил резюме и занял должность дозиметриста станции. Кажется, что в Заречном все дороги ведут к БАЭС, поэтому никто из моих знакомых этому не удивился.

Сначала коллеги называли меня «ужаленным в одно место», потому что мне постоянно хотелось делать все как можно быстрее. Из-за фокуса на одной задаче я действительно справлялся с ней быстро, только в ущерб остальным. Но со временем я стал опытнее.

О работе

Я очень люблю гулять. Зимой хожу на лыжах по лесу, а летом просто хожу везде пешком. Например, раньше мог дойти от Заречного до Екатеринбурга, а затем обратно. Удачно, что и на работе мне часто нужно ходить.

Вообще у меня работа мечты: я не сижу целыми днями у компьютера, а постоянно нахожусь на природе. В 7:45 я прихожу на работу, получаю задания, пью чай и еду выполнять дневной план. У меня есть регламент, когда и какие замеры нужно делать дозиметром. Чаще всего мы измеряем гамма-фон в разных участках. Иногда берем анализы воды и грунта, а временами собираем грибы, ездим за молоком и мясом — все для того, чтобы сделать анализы и этих продуктов. На самой станции я тоже работаю, но больше занимаюсь бумагами.

О радиации

К нам в Заречный периодически приезжают разные экологи в попытках найти нарушения и дискредитировать станцию. Я точно знаю, что ничего криминального в работе БАЭС нет.

Каждый год мы участвуем в атомном велопробеге, во время которого ездим по центру Екатеринбурга с дозиметром и измеряем количество радиации. Так мы показываем, что станция никак не влияет на окружающую среду.

О хобби

У меня дома есть компьютер, и раз в месяц я подхожу к нему, чтобы поиграть в сетевые игры с друзьями. Еще у меня нет машины, но есть гараж. Там я отдыхаю от семьи — могу, например, что-то мастерить.

Не так давно мы с отцом сами построили ему печку в деревне. Сейчас я приезжаю к нему помогать чистить снег и поговорить о политике. Мы с ним не спорим — я, наоборот, его последователь. Навального мы не поддерживаем, но то, что сейчас происходит в стране, не может не беспокоить.

Павел Фоминых

электросварщик шестого разряда цеха централизованного ремонта


О работе

Я окончил училище в Заречном на монтажника. После армии я шесть лет участвовал в монтаже нового блока станции. Но на самой БАЭС начал работать в 2015 году. В Заречном это градообразующее предприятие и особо выбора в работе нет, а кататься в Екатеринбург мне не хотелось.

Сейчас я занимаюсь сварочным ремонтом оборудования энергоблока, который сам помогал строить. Все работы проходят в самом реакторе станции. Из-за того, что я был на монтаже, мне намного легче ориентироваться в помещениях и в целом работать, потому что я знаком со всем оборудованием.

О конкурсах

Если ничего не сломано и у меня есть свободное время, то я готовлюсь к дивизиональному конкурсу среди атомных станций. На нем нужно сделать четыре задания с разными способами сварки в разных пространственных положениях. Конкурсы — это полезно, потому что на них можно обменяться опытом с разными специалистами. Я узнал, как разные люди могут делать одно и то же задание.

В соревнованиях я участвую с 2017 года. Хочу дойти до межкорпорационных соревнований и в этом году надеюсь попасть в сборную команду «Росатома».

О специфике работы

На моей работе важно делать все четко. Я уверен, что на любом предприятии сварщики делают все качественно, потому что они занимаются этим много и всегда под надзором. У нас разные задания каждый день, но все равно работа довольно рутинная — мы делаем хоть и разные вещи, но одним способом.

В нашем дивизионе у сварщиков примерно одинаковые квалификация и обязанности. Только все мы пишем по-разному, ведь при сварке у каждого мастера есть свой почерк. Никогда нет одинакового шва или подхода к работе. При взгляде на шов я могу сказать, кто из моего дивизиона его сделал. Мой коллега, например, любит варить разные объекты из металла. Даже в нашем кабинете есть несколько его работ: паук и трактор.

Фотографии: обложка, 5 — 25, 27 — 52 — Сергей Потеряев / The Village Екатеринбург, 1 — 4, 26 — Сергей Тен / Белоярский АЭС

Читайте там, где удобно


Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Подпишитесь на рассылку