«Если я порежу руку и приложу к порезу тысячу рублей, рука не заживет» Митя Алешковский — про объединение против смерти и обучение благотворительности

«Если я порежу руку и приложу к порезу тысячу рублей, рука не заживет»

The Village Нижний Новгород в коллаборации с «Центром 800» рассказывает о проектах, которые делают наш город намного лучше. Благотворительность — один из главных приоритетов «Центра 800» — в рамках организации действует проект по развитию благотворительности и волонтерского фандрайзинга «800 добрых дел», объединяющий профессиональное сообщество и простых жителей Нижегородской области, которые могут поучаствовать в благотворительности.

The Village Нижний Новгород пообщался с соучредителем благотворительного фонда «Нужна помощь» и создателем медиапортала «Такие дела» Митей Алешковским и узнал у него, почему важны регулярные пожертвования, как благотворительность может сотрудничать с властью и почему деньги не лечат.

Про обучение благотворительности

Благотворительность зачастую принимают за что-то само собой разумеющееся, за что-то, в чем любой может преуспеть. Как показывает практика — это вообще не так ни с точки зрения того, кто работает в благотворительном фонде, ни с точки зрения того, кто дает деньги на благотворительность, ни с точки зрения того, кто эти деньги получает. Все три актора в этом процессе ждут от благотворительности чего-то, а получают не то, чего ждут, не так, как хотят и вообще их ожидания не сходятся с реальностью. Поэтому обучение благотворительности — это очень важно, потому что ответственность на тех, кто ей занимается, огромная — буквально, человеческие жизни, а зачастую получается, что мы доверяем работу с человеческой жизнью тем людям, которым мы бы и посуду помыть не доверили.

Люди считают, что главная задача благотворительности — помочь, а я уверен, что главное в благотворительности не навредить, потому что иногда даже лучше отказать в помощи. Ты, например, можешь сказать: «Мы вам не поможем, потому что вы должны сами выбраться». Или подсказать человеку, как выбраться, для него это будет лучше. Классическая история «дай ему не рыбу, а удочку», когда вместо того, чтобы человека накормить, ты помогаешь ему устроиться на работу или решить его социальные проблемы. Понятно, что есть хочется здесь и сейчас, поэтому имеет смысл работать комплексно, но это просто иллюстрация — пример того, что иногда отказать правильнее, чем помочь прямо сейчас.

Все наши ошибочные суждения про благотворительность зиждутся на том, что мы думаем, что благотворительный фонд — это кошелек. А это компетенции в первую очередь. Деньги — это ресурс, они не лечат, если я порежу руку и приложу к порезу тысячу рублей, рука не заживет. Для этого нужна больница, в больнице должен быть обученный врач, она должна быть чистая, хорошо и правильно построенная умелыми строителями, правильно сконструирована конструкторами — огромное количество людей, целая система должна действовать, чтобы мою руку зашить. Врач должен ниточки уметь завязывать, уметь правильно накладывать швы и так далее. Это все система, этому нужно учиться.

Деньги — не лечат, запомните. Банальнейший рак — вы знаете, как лечить рак? А если я вам дам миллион долларов, вы будете знать? Да, деньги очень важны, но это только приложение к мозгам — благотворительный фонд это системная помощь. Здесь, в Нижнем, есть фонд НОНЦ, который помогает детям с онкологическими заболеваниями — они знают врачей, в какую клинику поехать и какие есть специалисты, с чем имеет смысл пытаться здесь лечиться, а с чем не имеет, и так далее. Это опыт, компетенция, это не купишь за деньги.

О важности регулярных пожертвований

Мне хочется верить, что люди начали более сознательно поддерживать благотворительные организации. Я бы не сказал, что это повсеместная картина, потому что, как мы видим в общем по стране, регулярные пожертвования в НКО оставляют 2-3,5% людей. При этом, 75% жителей крупных городов за последние 12 месяцев жертвовали кому-то, но при этом только 3% делают это регулярно. То есть, в целом люди хотят жертвовать, любят и делают это, но не делают этого постоянно. Вот когда хотя бы 20% будут жертвовать регулярно, качество работы этих некоммерческих организаций будет совершенно другим. Количество проблем, которые эти организации будут решать, будет на порядки выше в прямом математическом смысле, а не как это обычно говорят в значении «в два-три раза».

Вопрос в том, чтобы люди осознали себя гражданами, чтобы они поняли, что именно участие образует гражданина, а не что-либо еще. То, что у тебя есть паспорт — еще не делает тебя полноценным гражданином. Вот когда ты начинаешь участвовать в жизни своего государства, тогда ты становишься его полноценным гражданином и несешь ответственность, разделяешь свою ответственность с ним.

 Сейчас в мире на борьбу с облысением тратят больше, чем на борьбу с малярией. Много ли мы знаем людей, которые умерли от облысения?

О решении проблем

Я бы сказал так — нет проблем, которые мы не можем решить сегодня. Назовите любую проблему из тех, с чем мы сегодня сталкиваемся и я уверен, что мы сможем ее решить. Умирающих детей, стариков, отсутствие работы, плохие дороги, даже проблему с дураками мы можем решить! Всегда шутят, что с дорогами мы как-нибудь разберемся, а с дураками — никак, но я абсолютно уверен, что и с дураками тоже. Общество сегодня обладает компетенциями и возможностями для решения всех проблем — если надо, и в космос запустим ракету, ну или насобираем денег и купим место у Илона Маска.

Вы знаете, что каждый день в мире умирает 2,5 тысячи детей от диареи? Мы что, не способны решить проблему и сделать так, чтобы они не умирали? Способны! Я вообще большой фанат Билла Гейтса и считаю его самым выдающимся филантропом современности — я бы очень хотел, чтобы он прочипировал своим взглядом на жизнь не только меня, но и всех остальных. И он очень резонно замечает, что вообще-то малярия — одна из самых смертоносных болезней в мире — была распространена по всему миру, но в богатых странах ее победили. И сейчас в мире на борьбу с облысением тратят больше, чем на борьбу с малярией. Много ли мы знаем людей, которые умерли от облысения?

О волонтерском фандрайзинге

Волонтерский фандрайзинг — это самый популярный формат сбора пожертвований в мире.

Волонтерский фандрайзинг — вид благотворительности, при котором фонд не занимается непосредственным сбором средств, а выступает только координатором сбора или же предоставляет площадку. Пример такой площадки — платформа «Пользуясь случаем», а самый популярный пример подобного фандрайзинга — посты в соцсетях в духе «У меня сегодня день рождения, давайте в качестве подарка соберем денег на благотворительность, скинуть их можно по ссылке».

Почему он не популярен в России, для меня загадка, потому что он очень простой и понятный — не фонд «Лютик» собирает деньги себе на работу, а Михаил Иванович собирает деньги на работу фонда «Лютик» у своих друзей и коллег.

Если я позвоню вам и скажу: «Дайте мне, пожалуйста, сто рублей, я обещаю вам, что эти деньги пойдут на благотворительность», то с вероятностью 1 к 4 вы мне их дадите, а если мы с вами много лет знакомы, то вероятность еще больше увеличивается. А если вам позвонит неизвестный или даже известный вам фонд, то вероятность того, что вы дадите денег — 1 из 1250. Соответственно, разница в этих вероятностях и говорит об эффективности метода.

Топ-30 кампаний по сбору при помощи peer to peer фандрайзинга, как он называется в США, за позапрошлый год собрали 1,5 миллиарда долларов. Это только топ-30 — суперэффективный способ сбора денег, сколько там собрали остальные, сложно себе даже представить. В России этот метод развивается семимильными шагами, но хотелось бы, чтобы было быстрее. Уже сейчас можно прийти на платформу «Пользуясь случаем» — отпраздновать день рождения, свадьбу, просто день хорошей погоды и предложить своим друзьям скинуть денег в пользу одного из 250 фондов, которые там представлены.

О взаимодействии благотворителей и государства

Я исхожу из той позиции, что государство — это я и мы. Очень большая проблема, что в российском менталитете государство = власть, а вообще-то это не так. И сама по себе постановка вопроса таким образом говорит о проблеме, которая заключается в том, что мы не осознаем себя частью своего государства, не несем ответственности, не готовы брать ее на себя и вообще разделяем мир на себя и «их». Так называемые «они», вообще-то часть нас — там в Думе и в администрациях не какие-то особенные люди сидят. И если мы считаем, что мы все — государство, то решать социальные проблемы — это и наша ответственность.

Если мы считаем себя частью этого государства, то я не вижу никаких проблем в том, чтобы взаимодействовать с властью. Какая бы она ни была, сколько бы гадостей она ни совершала, нужно понять две вещи: первая — взаимодействие благотворителей с кем-либо, с властью, с частными лицами, не индульгенция для них. Если кто-то из них совершил плохой поступок — тот факт, что вы взаимодействуете с ними в рамках своего хорошего дела, для них не является индульгенцией.

А во-вторых — есть вещи, которые невозможно сделать без взаимодействия с властью. Например, помощь заключенным — как вы это сделаете без взаимодействия с ФСИН? Вы не сможете пойти в колонию и раздать там гуманитарную помощь, если вы не получите разрешения от ФСИН. Вы не сможете просто так помочь сиротам — не сможете пойти в детский дом без соглашения с опекой, не сможете прийти в психоневрологический интернат и помочь инвалидам.

Я вообще не вижу проблемы в том, чтобы взаимодействовать даже с самыми плохими представителями этой власти. Если вы можете сделать хоть что-то полезное, использовав их — надо делать. Если они ничего не просят вас взамен — почему бы и нет? А если вас просят о чем-то, то вопрос в том, что просят и насколько это противоречит вашим ценностям. Если вам говорят — «Мы вам дадим миллион рублей, а вы за это проголосуйте или призовите голосовать за того, за кого вы не согласны» — это продажа своей политической позиции, и так поступать нельзя, на мой взгляд. Не буду говорить, что я так не поступлю никогда — хрен его знает, как меня прижмут, когда этот выбор придется делать, но мне кажется, что в такой позиции не нужно оказываться.

А если тебе говорят: «Мы тебе поможем, но от тебя ничего не требуется взамен» — ну ок, почему нет, в чем проблема. Если мы с людьми, которые могут сделать плохое, сделаем что-то хорошее, то значит, что они в этот конкретный период времени ничего плохого не сделают. Уже какой-то плюс!

 Объединяться против смерти можно хоть с чертом лысым.

Про объединение против смерти

Я считаю, что нужно работать со всеми, объединяться со всеми, с кем возможно и использовать все возможности для спасения человеческой жизни, для решения социальных проблем, потому что голодному по барабану на ваши политические разногласия, на особенности либертарианства или левого движения. Голодному надо поесть, больному надо вылечиться. Я не говорю, что политикой не надо интересоваться — надо, конечно, необходимо свою политическую позицию выражать. Но врач, когда кладет человека на стол операционной, не спрашивает, за кого он голосовал. И человек, когда ложится на операцию, не спрашивает об этом врача.

И еще раз подчеркну, что объединяться против смерти можно хоть с чертом лысым. Если речь идет о жизни и смерти, то все очень просто: задайте себе вопрос — что бы вы сделали для спасения жизни самых близких людей, с кем бы вы готовы были объединиться? Вот и все.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Событие

Бренды

Новое и лучшее

Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему

Где есть кюфту в Москве

26 событий недели

«Как я ревакцинировался»

Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино

Первая полоса

Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему
Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему И истинном масштабе насилия в России
Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему

Юлия Кулешова — о том, почему дети молчат о насильниках, а взрослые не замечают проблему
И истинном масштабе насилия в России

Где есть кюфту в Москве
Где есть кюфту в Москве
Где есть кюфту в Москве

Где есть кюфту в Москве

26 событий недели
26 событий недели Спектакль про 90-е и постановка в темноте, винтажный маркет и выставка хай-тек-арта в Новой Третьяковке
26 событий недели

26 событий недели
Спектакль про 90-е и постановка в темноте, винтажный маркет и выставка хай-тек-арта в Новой Третьяковке

«Как я ревакцинировался»
«Как я ревакцинировался» Можно ли сейчас прийти в поликлинику за новой дозой вакцины
«Как я ревакцинировался»

«Как я ревакцинировался»
Можно ли сейчас прийти в поликлинику за новой дозой вакцины

Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино
Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино Мистика Шьямалана, грусть Ланы дель Рей, страх Джулианны Мур и хтонь Дельфина
Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино

Планы на лето-2021: музыка, сериалы, книги, игры и кино
Мистика Шьямалана, грусть Ланы дель Рей, страх Джулианны Мур и хтонь Дельфина

На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор
На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор
На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор

На улице плюс 32: Вам нужен портативный кондиционер или ручной вентилятор

Гид по капремонту вашего дома
Гид по капремонту вашего дома Как покрасить подъезд в любимый цвет и сделать в доме прозрачные двери
Гид по капремонту вашего дома

Гид по капремонту вашего дома
Как покрасить подъезд в любимый цвет и сделать в доме прозрачные двери

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Какую колонку выбрать этим летом
Промо
Какую колонку выбрать этим летом Для дома, прогулок и вечеринок у бассейна
Какую колонку выбрать этим летом
Промо

Какую колонку выбрать этим летом
Для дома, прогулок и вечеринок у бассейна

«Я пеку хлеб с портретами»: Актриса Серафима Красникова — о карантинном хобби, которое превратилось в гастро-проект
«Я пеку хлеб с портретами»: Актриса Серафима Красникова — о карантинном хобби, которое превратилось в гастро-проект
«Я пеку хлеб с портретами»: Актриса Серафима Красникова — о карантинном хобби, которое превратилось в гастро-проект

«Я пеку хлеб с портретами»: Актриса Серафима Красникова — о карантинном хобби, которое превратилось в гастро-проект

Как покупать вещи на распродаже
Как покупать вещи на распродаже Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно
Как покупать вещи на распродаже

Как покупать вещи на распродаже
Чтобы выбрать то, что вам действительно нужно

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем? И как поддержать его организаторов
«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?

«Дикую мяту» отменили за сутки до начала. Что будет с фестивалем?
И как поддержать его организаторов

От мечты до полета к звездам
Спецпроект
От мечты до полета к звездам Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом
От мечты до полета к звездам
Спецпроект

От мечты до полета к звездам
Как сложилась карьера тех, кто в детстве грезил космосом

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса

Он более агрессивный и хуже поддается вакцине

У большинства заболевших в Москве — индийский штамм коронавируса
Он более агрессивный и хуже поддается вакцине

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей И как сделать городской транспорт еще удобнее
Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
Промо

Быстрее на метро: Почему горожане отказываются от автомобилей
И как сделать городской транспорт еще удобнее

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа 7 снимков о жизни в старом доме
Дача в Комарово в проекте молодого фотографа

Дача в Комарово в проекте молодого фотографа
7 снимков о жизни в старом доме

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и чаи Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и чаи Pims в парке Горького
Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и чаи Pims в парке Горького

Грузинский ресторан Niko на Покровке, новые коктейли в The Nest и чаи Pims в парке Горького

Возвращение Kings of Convenience, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
Возвращение Kings of Convenience, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор
Возвращение Kings of Convenience, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт

Возвращение Kings of Convenience, фильм про учителя-амфибию и книга про ремонт
А также удмуртский электрофолк и якутский хоррор

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России Рассказывает Сергей Храмцевич
The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России

The RIG: Как делать экспериментальный джаз в России
Рассказывает Сергей Храмцевич

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе Mr. Oizo снова снимает абсурд
«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе

«Жвалы»: Джей и Молчаливый Боб заботятся о мухе
Mr. Oizo снова снимает абсурд

Подпишитесь на рассылку