Даниил Максюков — о вокзальном драйве, уличной торговле и семейных фотоальбомах Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде

Даниил Максюков — о вокзальном драйве, уличной торговле и семейных фотоальбомах

The Village продолжает рубрику «Любимое место», в которой интересные горожане рассказывают о своих любимых местах в Нижнем Новгороде.

В новом выпуске уличный фотограф и создатель паблика-коллекции семейных фотографий «Как тебя зовут» Даниил Максюков — о вокзале и Гордеевском пятачке, об этике уличной фотографии и о ценности бумажных фотоальбомов.

Текст

Марк григорьев

Фотографии

Илья большаков

О вокзале

Вокзал — главное место для меня как фотографа, я провел здесь очень много времени и сделал большинство своих снимков. Это такой центр притяжения разношерстной публики, мне тут нравится уличная жизнь и какой-то городской хаос, потому что у нас, в России, уличной жизни как таковой нет — человек просто идет по улице от дома до остановки, до работы, до магазина.

Здесь же есть возможность поймать человека в каких-то эмоциональных ситуациях: люди опаздывают на поезд, спешат, встречаются, расстаются, уличная торговля какая-то происходит — в итоге ты просто растворяешься в движении. Это одно из самых людных мест, где можно зафиксировать непарадную жизнь, потому что Покровка, например, улица туристическая, и мне как фотографу там очень скучно. Она не представляет для меня никакого интереса.

Сам я опаздывал всего один раз — тогда в полной мере ощутил вокзальный драйв, это целый квест, когда ты высчитываешь посекундно, через какую дверь тебе войти, по какой ступеньке подняться, чтобы успеть на поезд. Я три месяца прожил в Москве — работал там и каждые выходные ездил в Нижний к девушке. Конечно, расставания были очень тяжелыми, и мне хотелось до конца, до последней секунды побыть вместе. Мы гуляли в центре города, однажды задержались на «Горьковской», долго прощались — в итоге я забегал в последнюю дверь вагона буквально на ходу.

Еще у меня вокзал ассоциируется с детскими поездками: я родился на Автозаводе и прожил там всю жизнь, выбирались мы оттуда очень редко, только по магазинам, наверное. Тогда здесь еще не было торговых центров, только ЦУМ, и каждый мой день рождения, 13 марта, мы ездили сюда покупать конструктор Lego. Всегда был солнечный день, первое весеннее солнышко — мы сначала ехали на метро, а обратно почему-то всегда на 417-м трамвае. И для меня это был такой ритуал, когда выходишь довольный из ЦУМа с коробкой и едешь на трамвае за солнцем весенним.

Про уличную торговлю и ценность разрухи

Перед чемпионатом мира с вокзала убрали всю уличную торговлю, всякие ларьки с шаурмой, поэтому здесь стало довольно скучно — и теперь я вижу намного меньше сюжетов, сама обстановка уже не располагает. Раньше ты просто погружался в эту среду, и было ощущение, как будто становишься героем балабановских фильмов, когда вокруг весь этот антураж, ларьки, атмосфера 90-х.

Ты буквально в каждом уголке пытался поймать атмосферу и действительно проникался ею, а сейчас мне стало тяжело здесь снимать, я стал искать другие места для сюжетов. Как горожанину мне, конечно, не нравятся разруха и грязь, но как фотографу мне, наоборот, необходим такой колорит. Исторически сложилось, что рынки — это место сбора людей, место общения, такой вот огромный культурный пласт.

О семейных фотографиях и о паблике «Как тебя зовут»

В детстве мы с семьей проводили много времени у моей бабушки в деревне. Когда ты вырастаешь, теряется какая-то связь, вы меньше общаетесь, но все равно чувствуется необходимость заботы — когда приходил, я не знал, как общаться с ней, о чем говорить, просто хотел как-то поддержать своим присутствием, побыть рядом.

Тогда у меня появился такой ритуал: я открывал старые шкафы и перебирал альбомы с марками, книги. Бесцельно перебирал, просто чтобы чем-то себя занять. Наткнулся на старые фотоальбомы и вдруг понял, что это большая семейная история, о которой я не имею никакого представления. Вот снимки, где есть твоя бабушка, твоя мама, какие-то люди, и ты не знаешь, как их зовут (отсюда и появилось название паблика).

История началась в квартире у бабушки, и там же круг замкнулся: бабушка заболела раком, умерла, и, когда ее проводили в последний путь, уже после похорон, все собрались в комнате — в какой-то момент я достал альбомы. Мы начали рассматривать, вспоминать, и вдруг ощущение смерти совершенно рассеялось, мы даже начали смеяться: «Смотрите, какая она была молодая!» Обстановка очень сильно разрядилась, какой-то катарсис прямо, я почувствовал, что ушло напряжение из воздуха. То есть получился какой-то терапевтический эффект от семейных фотоальбомов.

Я понял, насколько уязвимо наше цифровое поколение — мы куда-то скидываем фотографии, на жесткий диск или просто на компьютер, и они в какой-то момент могут просто исчезнуть. Ты теряешь телефон, у тебя не было бэкапа — и все, вся твоя прошлая жизнь просто растворилась. А печатные снимки в семейном альбоме живут совершенно другой жизнью: когда ты держишь их в руках, люди на фотографиях оживают. Я ощущаю какую-то мистическую сущность напечатанных фотографий, будто бы частички изображенных людей.

Я стал изучать эту тему и понял, что у многих в архивах хранятся довольно художественные фото. Вообще любая, даже самая любительская фотография со временем приобретает свойство художественности, когда проходит дистанция в 30–40 лет. У многих в альбомах много хороших семейных снимков, которые смотрятся как кадры кино, несмотря на то что их снимали не именитые фотографы, а свои люди, члены семьи, которые поймали какой-то важный момент.

Подписчики иногда присылают фотографии «было — стало» — это, конечно, самое ценное, просто бриллиант нашего паблика, когда ты можешь увидеть течение времени. Ты видишь, как люди меняются, видишь стариков, которые уже совершенно другие люди, не те, что были в молодости, а на многих лицах есть отпечаток былой красоты, и ты можешь вообразить, каким человек был.

У меня есть множество задумок, пока не реализованных и тоже связанных с семейными историями. Например, познакомиться с каким-нибудь дедушкой, который заинтересовал меня на улице, и снять портрет, похожий на какую-нибудь фотографию, которая была у него в молодости. Вообще хочется вот так дружить с людьми и просить у них фотографии из молодости.

О Нижнем

Раньше, когда я был школьником и студентом, у меня было несколько негативное отношение к Нижнему: когда ты всю жизнь здесь живешь, то все надоедает, приедается, замыливается глаз и хочется развеяться, свежего воздуха, свободы. Мне, конечно, хотелось куда-нибудь уехать. Я представлял, что где-то там, за горизонтом, жизнь будет лучше, и все у меня получится. Думал: «Вот, Нижний, как он надоел, побыстрее бы отсюда свалить».

Хотелось в Москву, но когда я пожил там несколько месяцев и вернулся, совершенно изменилось отношение к Нижнему. Не знаю, что произошло со мной (может, стал взрослее), но я действительно полюбил Нижний и не хочу больше уезжать. Я стал искать как можно больше положительных сторон своего города, хочу почувствовать себя настоящим горожанином и принимать больше участия в его жизни.

О Гордеевке

Гордеевка мне нравится своей общей быстротой и трамвайным звоном. Для меня это колоритное место, где много сезонной уличной торговли, поэтому мне интересно здесь гулять. Она каждый раз разная: осенью продают хурму, а к 8 Марта и 1 Сентября — цветы.

Еще нравится стоять и просто наблюдать, как люди собираются на остановке и садятся в трамваи. Здесь интересная локальность: мы окружены зданиями, и получается такой замкнутый островок с довольно большим людским потоком, когда из метро все пересаживаются на трамвай, как на переправочном пункте.

Про этику уличной фотографии

Я несколько раз пробовал подходить к уличной фотографии интеллигентно и спрашивать человека, можно ли его сфотографировать. Но тут два момента. Если тебе говорят «нет», то ты уже не можешь снять. Даже если попытаешься уговорить и улыбнуться, тебе чаще всего отвечают: «Нет, и все». А если сначала сфотографировал, а потом извинился, то у тебя есть возможность прикинуться дурачком, улыбнуться и перевести в позитив этот негативный момент вторжения в личное пространство.

И еще, когда ты ловишь человека без разрешения, то даже если он смотрит в камеру, все равно это не выглядит постановочно, есть отстранение. Ты выбиваешь человека из каких-то мыслей, ты бах — и снял, у него во взгляде это читается. А когда спрашиваешь: «Можно ли вас снять?» — все, щелчок, и за секунду все меняется: естественность уходит и получается постановочный портрет, который очень сложно снять хорошо.

Что еще мне нравится во всяких торговых местах — всегда есть собачки, которых торговцы подкармливают, и это довольно распространенный сюжет, который вызывает отклик у зрителей: общение бродяг и уличных торговок с братьями нашими меньшими. Это такой момент, который очень помогает фотографии. Ты снимаешь собаку, а на самом деле можешь снять человека, все время можешь сказать: «Я не вас снимаю, я только собачку!»

Автор фотографий — Даниил Максюков

Про Автозавод и центр

Я долго жил в первом Соцгороде, на границе с гетто, на рубиконе — трамвайная линия отделяла мой микрорайон от самой окраины. В центре я все равно чувствую себя туристом, чужим, хоть и прожил тут на съемной квартире уже почти год. У меня нет в голове какой-то четкой ментальной карты; я не чувствую себя там как дома. А на Автозаводе я прожил всю жизнь, там каждый уголок памятен и знаком, каждая улица связана с какими-то воспоминаниями и ассоциациями.

Центр, наверное, подходит мне для прогулок выходного дня — такой вечерний променад в пятницу. А в Автозаводском районе могу жить и наслаждаться жизнью. Пусть я тысячу раз ходил по этим улочкам, но чувствую, что улицы живые, чего не могу сказать про центр, где много туристов, где все идут куда-нибудь по делам или по работе — на Автозаводе же есть ощущение, как будто в воздухе витает что-то живое. Странное, непередаваемое чувство, но мне кажется, что именно там есть какая-то душа.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

Гуляем по Трубной с композитором Игорем Яковенко

Гуляем вокруг Пяти углов с «Арсением Крестителем»

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Куда пойти гулять в День России

Как все поменять, если работа больше не радует

Первая полоса

Гуляем по Трубной с композитором Игорем Яковенко
Гуляем по Трубной с композитором Игорем Яковенко Говорим о притонах, джазе и «Отпетых мошенниках»
Гуляем по Трубной с композитором Игорем Яковенко

Гуляем по Трубной с композитором Игорем Яковенко
Говорим о притонах, джазе и «Отпетых мошенниках»

Гуляем вокруг Пяти углов с «Арсением Крестителем»
Гуляем вокруг Пяти углов с «Арсением Крестителем» Говорим о гаражном роке, культе тела и 90-х
Гуляем вокруг Пяти углов с «Арсением Крестителем»

Гуляем вокруг Пяти углов с «Арсением Крестителем»
Говорим о гаражном роке, культе тела и 90-х

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Куда пойти гулять в День России
Куда пойти гулять в День России Маршруты от политзэков
Куда пойти гулять в День России

Куда пойти гулять в День России
Маршруты от политзэков

Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует

Как все поменять, если работа больше не радует

Вторая неделя лета: Десятки классных событий в Москве
Вторая неделя лета: Десятки классных событий в Москве «Пика-Пика», Beat Film Festival и открытие двора в Powerhouse
Вторая неделя лета: Десятки классных событий в Москве

Вторая неделя лета: Десятки классных событий в Москве
«Пика-Пика», Beat Film Festival и открытие двора в Powerhouse

В какие города России поехать этим летом
В какие города России поехать этим летом И сколько будет стоить путешествие
В какие города России поехать этим летом

В какие города России поехать этим летом
И сколько будет стоить путешествие

Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект
Как ходить на распродажи осознанно И почему лимит на покупки — хорошая идея
Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект

Как ходить на распродажи осознанно
И почему лимит на покупки — хорошая идея

Долгожданный «Жирок» в Хамовниках, еще одна брассерия на Покровке и Сингапур в Merlion Dine & Cocktails
Долгожданный «Жирок» в Хамовниках, еще одна брассерия на Покровке и Сингапур в Merlion Dine & Cocktails
Долгожданный «Жирок» в Хамовниках, еще одна брассерия на Покровке и Сингапур в Merlion Dine & Cocktails

Долгожданный «Жирок» в Хамовниках, еще одна брассерия на Покровке и Сингапур в Merlion Dine & Cocktails

Как работает Система быстрых платежей и почему вам нужно к ней подключиться
Промо
Как работает Система быстрых платежей и почему вам нужно к ней подключиться Безопасные переводы без комиссии
Как работает Система быстрых платежей и почему вам нужно к ней подключиться
Промо

Как работает Система быстрых платежей и почему вам нужно к ней подключиться
Безопасные переводы без комиссии

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность Что слушать, смотреть и читать в эти выходные
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Что слушать, смотреть и читать в эти выходные

Выставка Гронского: Одинаковые фотографии ускользающей России
Выставка Гронского: Одинаковые фотографии ускользающей России
Выставка Гронского: Одинаковые фотографии ускользающей России

Выставка Гронского: Одинаковые фотографии ускользающей России

Где покупать красивые бокалы для вина, лимонада и коктейлей
Где покупать красивые бокалы для вина, лимонада и коктейлей
Где покупать красивые бокалы для вина, лимонада и коктейлей

Где покупать красивые бокалы для вина, лимонада и коктейлей

Как очистить воздух с помощью граффити
Спецпроект
Как очистить воздух с помощью граффити И что такое фотокаталитический пигмент
Как очистить воздух с помощью граффити
Спецпроект

Как очистить воздух с помощью граффити
И что такое фотокаталитический пигмент

Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения»
Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения» Черкесские блэк-металлисты, удмуртские рейверы и лезгинский бард
Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения»

Плейлист к фестивалю о миграции «Точка перемещения»
Черкесские блэк-металлисты, удмуртские рейверы и лезгинский бард

Смотрим фильм про Мартина Маржелу вместе с кинокритиком и фэшн-журналисткой
Смотрим фильм про Мартина Маржелу вместе с кинокритиком и фэшн-журналисткой
Смотрим фильм про Мартина Маржелу вместе с кинокритиком и фэшн-журналисткой

Смотрим фильм про Мартина Маржелу вместе с кинокритиком и фэшн-журналисткой

«Ratchet & Clank: Сквозь миры»: Что нужно знать о новом эксклюзиве PlayStation
Промо
«Ratchet & Clank: Сквозь миры»: Что нужно знать о новом эксклюзиве PlayStation Мгновенные перемещения между мирами, сумасшедшее оружие и третий персонаж
«Ratchet & Clank: Сквозь миры»: Что нужно знать о новом эксклюзиве PlayStation
Промо

«Ratchet & Clank: Сквозь миры»: Что нужно знать о новом эксклюзиве PlayStation
Мгновенные перемещения между мирами, сумасшедшее оружие и третий персонаж

Гуляем по Кузьмоловскому — поселку под Петербургом, в котором ввели режим повышенной готовности
Гуляем по Кузьмоловскому — поселку под Петербургом, в котором ввели режим повышенной готовности Из-за угрозы радиации
Гуляем по Кузьмоловскому — поселку под Петербургом, в котором ввели режим повышенной готовности

Гуляем по Кузьмоловскому — поселку под Петербургом, в котором ввели режим повышенной готовности
Из-за угрозы радиации

9 игр лета

9 игр летаНовые «Рэтчет и Кланк», гольф с Марио, экшен по Dungeons & Dragons и конкурент «Цивилизации»

9 игр лета

9 игр лета Новые «Рэтчет и Кланк», гольф с Марио, экшен по Dungeons & Dragons и конкурент «Цивилизации»

Ужин дома как в ресторане: 5 интересных рецептов
Ужин дома как в ресторане: 5 интересных рецептов
Ужин дома как в ресторане: 5 интересных рецептов

Ужин дома как в ресторане: 5 интересных рецептов

Подпишитесь на рассылку