24 октября, воскресенье
Москва
Войти

Группа «Макулатура» — о нижегородском декадансе, выступлениях без алкоголя и русской осени Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде

Группа «Макулатура» — о нижегородском декадансе, выступлениях без алкоголя и русской осени

В новом выпуске рубрики «Любимое место» мы впервые поговорили про Нижний Новгород с гостями города — участниками группы «макулатура» Евгением Алёхиным и Константином Сперанским, которые провели в Нижнем Новгороде четыре дня и рассказали нам об ощущении благостного конца времен, о творчестве в спальных районах и о русском репе (именно так, через «е», произносят это слово музыканты).

Текст

Марк григорьев

Фотографии

Илья большаков

О Нижнем и запустении

Евгений Алёхин: Мы, наверное, раз десять тут были, начиная с 2010-го года — почти каждый год сюда ездим и первый концерт в Нижнем Новгороде, получается, дали даже раньше, чем в Москве. Это было всего второе выступление в нашей истории, весной 2010 года — первое в Петербурге, а второе здесь, его делал Скажимнектоя Рома и туда пришло 15 человек.

Константин Сперанский: Я только в этот заезд нормально погулял по городу, походил один — мне нравится просто так посмотреть, без особой цели поблуждать и никогда это не получалось сделать раньше. В первый раз мы просто сидели дома и в какой-то кафешке, ждали поездки в Казань и ничего не видели, а во все остальные приезды, поскольку мы выпивали, то ходили с пьяными шарами по городу и я ничего не запомнил. А сейчас мне очень понравился город — наверное, только в Самаре подобное запустение можно встретить.

Е.А: Самара совсем другое впечатление оставляет, там юг все-таки. А здесь такое ощущение благостного конца времен: вот спальный район (а мы сейчас живем на Мещере), там две реки сливаются, потом церковь (собор Александра Невского — Прим.ред.) — проехал немного на маршрутке и строения уже совсем другого рода. Как будто всё раскидало так, мир скрутился и разные эклектические здания попа́дали в одну кучу. Круто! Мне очень понравилось на Мещере, я уже фоток 50 сделал, как раз тестировал там новый фотоаппарат. Прям рад, что туда занесло — там можно снимать какой-нибудь артхаусный фильм.

Я вообще периодически живу в таких местах — мне нравится заниматься творчеством в спальных районах. В Казани я так жил, например, или в Петербурге в Озерках. Сочетание чувства тотального одиночества и красоты природной — это, мне кажется, очень здорово, оно тебе вместо тревоги дарит успокоение и можно нормально погрузиться в себя, пораскинуть мозгами.

К.С: Еще тут, оказывается, «Жмурки» снимали. Я вчера гулял и слушал Death in June — идеальное сочетание погоды, музыки и одиночества. И еще что здорово — здесь невероятно тихо. Даже в часы, которые близки к часу пик, ты можешь пройти по центру и не встретить ни одного человека, а если завернуть куда-нибудь в переулок, там вообще будет тишина полная. Ночью даже некоторые неосвещаемые переулки есть — это мне очень понравилось, как в слободу какую-то попадаешь, застрявшую во времени. Пока Нижний — это город с лучшим ощущением декаданса, который я вообще встречал в России.

О путешествиях по России

К.С: Вообще, удивительно, но ранняя осень — лучшее время, чтобы путешествовать по России. Мне кажется, это самое русское время года. Ну и зима еще, конечно, но осенью как-то всё по-особенному.

Е.А: Зимой ты просто ******* [офигеешь] и не погуляешь.

К.С: Ну да, а осенью начинает проглядывать то, что в другое время не видно. Вот этот момент перехода из одного состояния в другое — он очень красивый и смотреть даже из окна автомобиля на Русь — просто пленительное зрелище. Я раньше не любил какие-то определенные города и определенные места, но сейчас мы поездили и я понял, что, наверное, нет таких городов, которые бы я однозначно засрал.

Даже Новосибирск — мы остановились там на три дня, мне он очень полюбился, потому что я там тоже никогда не гулял по нему один, а сейчас удалось и я увидел то, что долгое время не мог разглядеть: всякий конструктивизм, например, и то, что там такая мешанина из всего — виден и Киев, и даже Берлин местами. Раньше мне казалось, что это проблема Новосибирска, а сейчас — наоборот. Там такое странное царство — не могу вспомнить и придумать, на что это похоже.

Е.А: В центре он на Минск похож. Там тоже широченные улицы и как-то пусто. Минск такой советский, как будто в 80-е попадаешь.

К.С: Как аэропорт огромный и заброшенный — там очень мало людей на улицах, а ночью вообще почти никого, и при этом большие пространства. В этом есть своя прелесть, но я не знаю, что делать в Минске, если ты там застрял больше, чем на неделю, допустим.

Е.А: Кайфуешь. Ходишь, гуляешь. Я жил, по-моему, четыре дня в Минске — вообще норм.


Я думал, что без алкоголя не смогу выступать. Ну один-два концерта можно еще дать, а потом слишком волнуешься и чувствуешь себя обнаженным перед взглядами людей. Сейчас вроде удается с этим справиться


О городских изменениях и ясном взгляде

К.С: Мы не фиксируем объективные изменения, просто настроение, наверное, меняется. Вот, например, у нас тур без алкоголя почти, то есть, во время концертов я ни разу не пил, и Женя тоже. Для меня это вообще странный опыт — я думал, что без алкоголя не смогу выступать. Ну один-два концерта можно еще дать, а потом слишком волнуешься и чувствуешь себя обнаженным перед взглядами людей. Сейчас вроде удается с этим справиться — я просто на людей не смотрю, и так гораздо лучше по ощущениям выступать, чем пьяным. Такой ясный взгляд на города и концерты, удается запоминать, захватывать каждый образ — я еще и дневник веду, почти каждый день пишу, там много и про города тоже.

Даже не знаю, как мне себя удается убедить, что не стоит волноваться. Наверное, больше не сомневаюсь в том, что пою, потому что раньше у меня было очень много всяких сомнений, которые меня грызли — не только в связи с репом, но и вообще со всем, с жизнью. В частности, те сомнения, которые касаются творчества, уходят — то, что мешало нормально относиться к тому, что ты делаешь и выступать. Сейчас я уверен, что, например, в нашем жанре никто лучше нас не делает и не сделает. Ну, может быть появится какой-нибудь одаренный ребенок типа Овсянкина.

— Почему так?

К.С: Ну, может, люди просто...

Е.А: Не любят книжки читать.

К.С: Ну да, не хватает им этого. Поглощают фид, поток информационный, а на книжки уже не хватает терпения и способности усваивать информацию, а тем, кому этого хватает, не приходит в голову заниматься репом, музыкой. Потому что у нас ведь еще такая сильная говнарская традиция — все думают, что если ты можешь писать тексты, то лучше их петь под гитару. Этим очень многое портится, потому что стиль диктует свои законы и может быть, тот, кто был бы интересен в репе, уходит в говнорок и пропадает.

Вот «Ленина Пакет», например, пусть и выросли на андеграунде московском, типа «Соломенных Енотов» и «ДК», и сибирском, типа «Инструкции по выживанию» и «Гражданской Обороны», но не стали просто под гитары петь, а взяли жанр, над которым они в молодости угорали и который слушали. Они прямо энциклопедия по русскому репу — всё знают.

Я, кстати, никогда не слушал русского репа, а они прямо понимают, чем занимаются и здорово, что выбрали такой жанр — мне кажется, они настоящие революционеры, как и Овсянкин, неглупый парень, который начал свое дело делать и может сейчас позволить себе всё, что угодно.


Все думают, что если ты можешь писать тексты, то лучше их петь под гитару. Этим очень многое портится, потому что стиль диктует свои законы и может быть, тот, кто был бы интересен в репе, уходит в говнорок и пропадает


О Москве и Петербурге

К.С: Я сейчас живу в Москве — переехал снова после Петербурга. Это не Россия все-таки, а такая отдельная страна, Москва бесконечна, как медуза гигантская — постоянно переливается, пульсирует, меняет форму, то сужается, то расширяется. Какой-то огромный механизм, и когда ты переезжаешь, сам становишься его частью. Постоянно живой, ядовитый, непонятный гад, и это не в плохом смысле, просто как сон, потому что приезжаешь и сразу подключаешься к этому дерьму — сразу находится работа, жилье и у тебя все хорошо.

В Петербурге вообще не так. Там нет работы, а в квартире, если ее найдешь, будет какая-нибудь ванна ржавая на кухне — в общем, все сложно. Мне так и не повезло ни с работой, ни с жильем ни разу, ни с чем, никакого благоденствия у меня там не было, дважды пытался закрепиться, но оба раза соскакивал. Москва же сразу, как теплая вагина тебя всасывает и всё без проблем.

Но это тоже особенность Петербурга — город не выстоит и развалится, если не будет таких приколов. Там за каждой дверью какое-то чудо тебя поджидает, а в Москве за каждой дверью скамейка с подогревом, зарядка для айфона, вся ***** [все дела].

Я вот живу сейчас в Сокольниках — вообще ощущение, что в поместье, я оттуда не вылезаю. Не езжу ни в центр, никуда, у меня там все есть — лес, турники, магазины, хорошая квартира, все ******* [отлично], я никуда не хожу, сижу себе один с котами, бегаю, хожу на турники. Только на тренировки езжу и все. Сейчас, тем более, есть тысяча разных автобусов — ты можешь из одного конца Москвы на автобусе попасть в другой, еще есть МЦК и самое удобное метро в мире. Реально, Москва — это какое-то ********* [обман], потому что там ты расслабляешься максимально.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Антон Пух — о жизни нижегородских панков в девяностые, «куче» на Горького и арке Цоя
Антон Пух — о жизни нижегородских панков в девяностые, «куче» на Горького и арке Цоя Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде
Антон Пух — о жизни нижегородских панков в девяностые, «куче» на Горького и арке Цоя

Антон Пух — о жизни нижегородских панков в девяностые, «куче» на Горького и арке Цоя
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде

Елена Лисица — о Куйбышевке, нижегородских заброшках и стрит-арте
Елена Лисица — о Куйбышевке, нижегородских заброшках и стрит-арте Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде
Елена Лисица — о Куйбышевке, нижегородских заброшках и стрит-арте

Елена Лисица — о Куйбышевке, нижегородских заброшках и стрит-арте
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде

Алик Якубович — о прогулках пешком, красоте Рождественской и разрухе Черниговской
Алик Якубович — о прогулках пешком, красоте Рождественской и разрухе Черниговской Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде
Алик Якубович — о прогулках пешком, красоте Рождественской и разрухе Черниговской

Алик Якубович — о прогулках пешком, красоте Рождественской и разрухе Черниговской
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде

Майя Ковальски — о любви к старой Нижневолжской набережной
Майя Ковальски — о любви к старой Нижневолжской набережной Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде
Майя Ковальски — о любви к старой Нижневолжской набережной

Майя Ковальски — о любви к старой Нижневолжской набережной
Интересные люди говорят с The Village о важных для них местах в Нижнем Новгороде

Тэги

Люди

Прочее

Новое и лучшее

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

Первая полоса

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе
Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели

Что делать, куда идти? Рассказываем про самые интересные события недели
Концерт Ветлицкой, фестиваль короткометражек и лекция о свободе

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше
«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

«К черту скромность»: Как говорить о деньгах, чтобы вам заплатили больше

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской» Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе
Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»

Гуляем с Верой Котельниковой у «Кропоткинской»
Говорим о профитролях, черном мраморе и юморе

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters» Артем Макарский — о том, как изменилась певица
Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»

Бережно к себе: Лана Дель Рей расставляет приоритеты на новом альбоме «Blue Banisters»
Артем Макарский — о том, как изменилась певица

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы Что слушать, читать и смотреть в эти выходные
«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы

«Наследники», Лана Дель Рей и книга про грибы
Что слушать, читать и смотреть в эти выходные

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург Падающий Кремль и летающие мусорные баки
Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург

Ураган атакует Москву и Санкт-Петербург
Падающий Кремль и летающие мусорные баки

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?
Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Почему шампанское стоит дороже тихих вин и других игристых?

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права
Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам

Гуляем с Евгенией Воскобойниковой по Хамовникам
Говорим об иноагентах, доступной Москве и борьбе за свои права

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство
«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке

«Москва глазами инженера»: Гуляем с Айратом Багаутдиновым по Шаболовке
Говорим о рынке как жанре и о том, как повысить качество жизни через искусство

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella
Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Третья пиццерия Maestrello на Петровке и третий бар Michelada на «Новослободской», новое меню в Scrocchiarella

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

Большая история Melon Music: Как Тюмень стала новой столицей российского рэпа

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками «Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»
«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками

«Чаки», «Пингвины моей мамы» и еще 3 новых сериала о подростках. Мы посмотрели их вместе со школьниками
«Вообще-то нас интересуют не только секс и наркотики»

5 рецептов сытных блюд из овощей
5 рецептов сытных блюд из овощей Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда
5 рецептов сытных блюд из овощей

5 рецептов сытных блюд из овощей
Печеная капуста, баклажан с пекорино, стейк из цветной капусты и другие горячие блюда

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина
Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет

Круговорот «Хэллоуинов» в природе: Что происходило со знаменитой хоррор-франшизой последние 40 лет
От Карпентера до Грина без инфаркта и валокордина

В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября
В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября
В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября

В Москве опять (почти) все закрывают. Пока что с 28 октября по 7 ноября

Что такое светотерапия
Что такое светотерапия Как лампы помогают бороться с сезонной депрессией и где их взять
Что такое светотерапия

Что такое светотерапия
Как лампы помогают бороться с сезонной депрессией и где их взять

«Я прошел цифровой детокс»
«Я прошел цифровой детокс» Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука
«Я прошел цифровой детокс»

«Я прошел цифровой детокс»
Горожане, отказавшиеся от соцсетей — о свободе и времени на чтение книг вместо фейсбука

Фабрика-кухня мечты

Фабрика-кухня мечтыСамарский архитектор 20 лет сражался за нее — теперь там будет филиал Третьяковки

Фабрика-кухня мечты

Фабрика-кухня мечты Самарский архитектор 20 лет сражался за нее — теперь там будет филиал Третьяковки

Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)
Где покупать теплое пальто на осень (и зиму) 20 вариантов от 7 до 50 тысяч рублей
Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)

Где покупать теплое пальто на осень (и зиму)
20 вариантов от 7 до 50 тысяч рублей

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет» Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве
+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»

+39 Pizzeria & Mozzarella bar: Крохотная итальянская пиццерия и сыроварня в кластере «Рассвет»
Лучшая неаполитанская пицца в округе, а, может, и во всей Москве

Подпишитесь на рассылку