27 мая, пятница
Москва
Войти
Индустрия19 ноября 2020

Как URENT стал самым популярным прокатом самокатов на юге России И почему начал экспансию в другие регионы

Как URENT стал самым популярным прокатом самокатов на юге России

Узнаваемые желтые велосипеды и фиолетовые самокаты уже давно стали неотъемлемой частью пейзажа Сочи. Сервис поминутной аренды великов и самокатов URENT начинал с 300 велосипедов на «Розе Хутор» в 2018, за два года расширил свое присутствие в 16 городах и в 2021 планирует вырасти до 35 регионов. О том, как все начиналось, перспективах транспорта «последней мили» и экономике концепции шеринга редакция The Village Юг поговорила с основателем компании URENT Андреем Колесником.

Краткий словарь:

Шеринг (от англ. sharing «совместное пользование») — краткосрочная аренда/прокат

Каршеринг (от англ. car «автомобиль» и sharing «совместное пользование») — краткосрочная аренда/прокат машины

Байкшеринг, или Велошеринг (от англ. bike «велосипед» и sharing «совместное пользование») — краткосрочная аренда/прокат велосипеда

Кикшеринг (от англ. kick «самокат» и sharing «совместное пользование») — краткосрочная аренда/прокат самоката

Телематика — область информатики, охватывающая сферу телекоммуникаций. Если говорить о транспорте, это система удаленного контроля состояния автомобиля, велосипеда, самоката и т.д.

Андрей Колесник

Основатель компании URENT


Почему закрылся URentCar

С 2008 года я занимаюсь различным бизнесом в южном регионе: сначала поставлял вендинговые автоматы, затем устанавливал в курортных городах массажные кресла для поминутной аренды и музыкальные аппараты в торговых центрах, в саунах и на автомойках.

В 2014 году после резкого роста курса доллара поставка техники стала невыгодной, а у компании остался большой парк служебных автомобилей. Так появилась идея сдавать машины в прокат, и практически сразу она трансформировалась в идею не просто заниматься прокатом, а делать каршеринг. В тот момент каршеринговые проекты только появлялись в Москве и Санкт-Петербурге, и мы проинвестировали в каршеринговую платформу. Так родился URentCar.

Каршеринг может приносить деньги только в очень большом масштабе

Для развития компании я вкладывал собственные средства, закладывая даже свою недвижимость. На пике у нас было 500 машин в Сочи и Краснодаре. Но прибыли не было, возврат инвестиций происходил медленно. Довольно быстро стало понятно, что такой бизнес может приносить деньги только в очень большом масштабе. Маленькой компании выйти на прибыль нереально. Например, одна машина в URentCar стоила минимум 500 тысяч рублей, а один самокат стоит 35 тысяч. При этом одна машина в месяц приносила до 60 тысяч рублей, а один самокат — до 20 тысяч рублей.

Запуск велошеринга

На велошеринг смотрели давно. Сочи изначально привлекал даже международные компании: туда приезжали представители сервисов O Bike, Ofo. Мы видели, что этот вид транспорта активно развивается в Европе. В Европе я сам пользовался велошерингом и понял, что это будет востребовано в курортных городах. Но с китайскими сервисами договориться не получалось: они готовы были поставлять велосипеды только с привязкой к своим платформам, мы же хотели быть независимыми, чтобы не остаться потом «с куском железа».

Я думаю, на запуск байкшеринга я потратил около 20 млн рублей, но у меня были эти деньги из оборота каршеринга и других бизнесов. Я купил очень дорого первые велосипеды, мы долго разрабатывали замки. Мы покупали китайские велосипеды, которые уже поставляли для Ofo: они были заточены под байкшеринг.

Рекламы у нас не было, мы росли органически. Люди видят велосипед, скачивают приложение и начинают пользоваться

Нам повезло: у нас уже были наработки в области софта для управления парком и понимание, как разработать устройства телематики. Поэтому летом 2018 года мы доработали собственную платформу и уже в августе запустили первые 300 велосипедов на «Розе Хутор». Рекламы у нас не было, мы росли органически. Сама техника на улице привлекает внимание — люди подходят, видят логотип, скачивают приложение и начинают пользоваться.

Очень важным фактором при выборе городов является инфраструктура. Этим отчасти был обусловлен выбор «Розы Хутор»: курорт небольшой по площади и безопасный (меньше будут воровать технику), местные власти активно занимаются развитием курорта, плюс дорогое такси способствовало, что туристы охотнее пользуются сервисами микромобильности.

Экспансия в другие регионы

Постепенно вышли и в другие южные города: Краснодар, Сочи, Адлер. В них мы видели либо высокий спрос на такой транспорт со стороны туристов, либо острую необходимость объезжать пробки. Например, в Краснодаре вообще одни из самых страшных пробок в России, поэтому самокаты — реальная возможность проехать 5 км за 15 минут вместо сорокаминутного стояния в пробке.

Долгое время я не хотел выходить на федеральный уровень: лучше быть первым парнем на Кубани, чем последним в Москве. В приоритете была операционная составляющая — мы хотели, чтобы бизнес был прибыльным, каждая поездка на самокате генерила прибыль, а не убытки.

Но в 2020 году появилась возможность кратно увеличить количество электросамокатов, закупив 10 тысяч единиц, и заинтересованные в географической экспансии инвесторы. Так мы в тестовом режиме начали работать в Москве и в нескольких городах Подмосковья. И весь сезон 2020 года мы активно росли. Сейчас Urent присутствует в 16 городах, в следующем году планируем вырасти до 35 регионов. В нашем парке 1 100 велосипедов (они есть только в Сочи) и 16 тысяч самокатов по всей стране.

В этом сезоне наши пользователи совершили несколько миллионов поездок на самокатах

В этом сезоне наши пользователи совершили несколько миллионов поездок на наших самокатах. Выручку в 2020 году не раскрываем. Мы остаемся прибыльными. Это всегда лежало в основе нашего подхода к бизнесу: мы не растим выручку в угоду прибыли, покупаем разную технику, в том числе и ту, которая оказалась ненужной игрокам с плохой юнит-экономикой. Например, мы выкупили около двух тысяч самокатов у «Делимобиля», отремонтировали их и продолжаем использовать.

Транспорт «последней мили»

Все сервисы микромобильности так или иначе решают две задачи: перемещения «последней мили», которые, как правило, используются от метро и другого общественного транспорта вглубь района, и рекреационная — проще говоря, прогулочная. В зависимости от региона мы выстраиваем нашу логистику (размещение самокатов, парковок), чтобы она наилучшим образом решала задачу, которая стоит перед жителем города.

Поэтому, например, в Москве и Подмосковье мы запускались в первую очередь там, где есть большая потребность в перемещениях в рамках района либо необходимость добираться до удаленной станции метро. По тому же принципу мы выбирали и города для запуска: в них должна быть потребность в транспорте «последней мили» и условия для использования самокатов (удобные тротуары, съезды и так далее).

Мы видим очень хорошие перспективы у шеринга, ведь пробки никуда не исчезли, их становится только больше

В тех городах, где много парков, прогулочных зон и туристов, самокаты логично используются больше для прогулок. Это можно сказать, например, про Казань, Санкт-Петербург, Пятигорск, где мы запустились в этом году, и про Сочи, Адлер и Красную Поляну, где мы существуем уже пару лет. В Москве цель использования также зависит от района, хотя в целом как транспорт «последней мили» самокаты в городе с большим количеством пробок используется чаще. Такая ситуация, например, в Краснодаре.

Как пандемия повлияла на транспорт

Пандемия также оказала сильное влияние на то, как люди пользуются транспортом. Конечно, ценность личных автомобилей возросла, но люди также менее охотно стали пользоваться общественным транспортом: им не хочется находиться в толпе, нужна дистанция. И транспорт микромобильности идеально подходит к требованиям новой реальности.

Спрос на электроскутеры в этом году сильно рос во многих странах после снятия ограничений. Россия не станет исключением для тренда. В ближайшие годы будет расти микромобильность, агрегаторы будут интегрировать эти сервисы и строить единые маршруты с разными видами транспорта. В этом году мы начали интегрироваться с сервисом заказа такси «Ситимобил» — с августа самокаты можно найти в их приложении. Это только начало.

Аудитория кикшеринга

Активнее всего кикшерингом пользуются люди до 35 лет. Но нельзя сказать, что только они. Мы видим растущий интерес со стороны всех возрастов. Типичные пользователь — это молодой человек 25–35 лет, работающий, чаще мужчина, хотя соотношение мужчин и женщин у нас в среднем 60 на 40. Если говорить по всем городам, в среднем поездка на самокате составляет 1–3 км (в Москве длиннее, в других городах короче). При этом, конечно, есть и более продолжительные — до 10–15 км.

Поездка на самокате в час пик оказалась самым быстрым и выгодным способом добраться из точки А в точку Б

По стоимости и времени мы проводили эксперимент в Сочи: в обеденное время замеряли, во сколько обойдется поездка на расстояние 12 км на разных видах транспорта. На самокате получилось 18 минут мимо авто, стоявших в заторах, стоимость — 170 рублей с активацией (активация — 50 рублей). На такси этот же маршрут занял 45 минут, стоимость поездки — 320 рублей. Личный автомобиль за те же 45 минут с учетом кондиционера и заторов съел 3,7 литра топлива АИ 95 — это 200 рублей, плюс отсутствие бесплатных мест для парковки.

Вандализм и воровство

Все самокаты оборудованы GPS-датчиками, поэтому мы их находим, где бы их ни бросили. Истории, когда самокаты плавают в реке или их забрасывают высоко на дерево, конечно, случаются, но крайне редко — все самокаты мы вылавливаем. На воровство приходится менее 1% парка в месяц. С воровством мы также боремся с помощью GPS-датчиков, затем сотрудники службы безопасности отслеживают устройства и обращаются в полицию. Люди считают, что если содрать обклейку, то никто самокат не узнает и не найдет, но это не так.

Вандализм или неаккуратное, неправильное обращение с техникой, на самом деле, гораздо более частая проблема, с которой мы сталкиваемся. Парное использование самоката мы также считаем неправильным обращением с техникой и, если замечаем, что пользователь использует самокат таким образом, принимаем меры, вплоть до блокировки.

Вандализм — более частая проблема, чем воровство

Каждый месяц серьезному ремонту подвергается 12–15% парка электросамокатов. Чаще всего приходится чинить механические повреждения корпуса, проколы и порезы шин, выход из строя рулевого управления вследствие неаккуратного или аварийного вождения. Да, и ездить, не снижая скорости, по бордюрам — тоже плохая идея! Это не только приводит к поломкам самокатов, но и к травмам и падениям.

Поэтому все самокаты ограничены по скорости до 20 км/ч. Быстрее передвигаться уже нельзя по ПДД, плюс это банально опасно. Также для безопасности пользователей в этом году мы внедрили страховку здоровья и потенциального ущерба третьим лицам, на случай если вы все же попадете в аварию.

Команда

Сейчас в компании работает в общей сложности 400 человек. Это топ-менеджмент, разработчики, логисты, техники, которые занимаются обслуживанием самокатов и велосипедов. Большой отдел работы с клиентами. Явного центрального офиса нет, в каждом городе своя операционная команда. Больше всего логистов и техников — это люди, которые непосредственно работают с парком техники, занимаются ее сбором, расстановкой по стоянкам и обслуживанием.

Самокаты — это в первую очередь локальный транспорт, чаще всего его используют внутри района, поэтому мы выбираем районы с высокой плотностью населения и потребностью в микромобильности. Затем смотрим на популярные в районе точки: остановки общественного транспорта, центры притяжения (парки, скверы, торговые центры и так далее). У нас есть промоутеры, которые занимаются техническим обслуживанием самокатов: расставляют их на парковки, собирают для подзарядки и ремонта, помогают людям, которые ни разу не ездили, снять барьеры, рассказывают о самокатах, как пользоваться приложением.


Фотографии: URENT, пресс-служба Образовательного центра «Сириус»

Share
скопировать ссылку

Тэги

Места

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Первая полоса

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас» Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****
«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»

«Все, что нам остается — делать максимум здесь и сейчас»
Вокалист московской группы Bordge — о переезде в Ереван после начала *****

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили
Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

Как защитить персональные данные и что делать, если их уже слили

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство
В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

В России новая волна доносов. Почему россияне жалуются на антивоенную позицию и как им помогает государство

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Подпишитесь на рассылку