Художник Mal Corpse — о страшных масках, эстетике отвратительного и выставках в городе

Художник Mal Corpse — о страшных масках, эстетике отвратительного и выставках в городе

Нижегородский художник Юрий Отинов, известный под псевдонимом Mal Corpse, уже много лет занимается созданием масок в технике папье-маше. Его маски очень страшные — это трупная фактура, реалистичные зубы (ненастоящие, конечно же — Юрий покупает их в специальных магазинах для зуботехников), и предельно детализированная эстетика гнили, от которой, впрочем, довольно сложно оторвать взгляд.

The Village Нижний Новгород пообщался с художником про особенности его техники, в каких городских пространствах ему хотелось бы выставляться, а также о том, как на его творчество влияет место проживания.

Как все начиналось

Все началось в старших классах школы — мы с пацанами тогда слушали Slipknot и прочий металл, и в какой-то момент собрались и сказали: «Давайте на Хэллоуин сделаем маски!», чисто по фану. Это была какая-то совершенно безобидная подростковая забава, я даже не представлял, что буду делать маски дальше и заниматься этим профессионально. Сначала мне просто было интересно что-то повторить — например, создать маску, похожую на ту, что у солиста Slipknot Кори Тэйлора. Это было подражательное творчество, тогда я впервые попробовал что-то сделать. Мне понравилось, я слепил еще одну, потом еще, ну и какое-то время этим занимался.

Потом, в 2007 году, я переехал из Луганска в Нижний Новгород, мне было скучно, не было друзей — я делал разные маски и познакомился здесь с людьми, которые у меня их покупали. Тогда я зарегистрировался «ВКонтакте» — там еще было мало людей, несколько миллионов человек со всей России — и увидел разные группы в духе «Эстетики отвратительного». Для меня открылся весь мир, который я мог увидеть раньше только в альбомах, например, Здзислава Бексинского, а здесь же сразу нашлись возможные пласты искусства. Меня очень вдохновило это комьюнити, и с того времени я начал более системно заниматься творчеством — что-то фотографировал, рисовал, делал разные картинки, у меня был настоящий расцвет.

 Важный аспект восприятия моей техники — кроме общего плана ты можешь углубиться на микроуровень и увидеть какие-то детали. Там ничего фигуративного нет — ты не увидишь там каких-нибудь человечков или чего-то такого, но там фактура и нечто живое

Нижегородских единомышленников у меня особо не было как тогда, так и сейчас. Все художники очень разные, сформировать какое-то комьюнити по интересам очень сложно, но, наверное, это и не обязательно. Некоторое время мы работали вместе с аниматором Максом Литвиновым — это было прикольно, я научил его своей технике, он делал самостоятельно разные абстрактные объекты. В мире такие маски делают обычно одинаково: лепится скульптура из пластилина, а потом копируется, у меня же все вообще иначе.

О технике

Я придумал смесь — по сути, папье-маше, но необычное. Обычное папье-маше — это бумага с клеем, которую ты куда-то наклеиваешь и получается, например, яблоко. Моя же смесь долго тянется, как силикон, а потом застывает в твердую скульптуру. Из-за того, что она долго тянется, ты можешь наматывать ее на какую-нибудь палочку и делать такие, например, тонкие ветви. У меня большой опыт работы в этой технике — сначала я пытался делать какие-то естественные гнилые формы, а сейчас дошел до того, что делаю фактурные картины, получается такая мрачная абстракция.

Мне всегда нравилось смотреть за плесенью, за естественными фактурами, рассматривать макрофотографии, следить за микромирами. Потом меня стали вдохновлять биологические вещи. Важный аспект восприятия моей техники — кроме общего плана ты можешь углубиться на микроуровень и увидеть какие-то детали. Там ничего фигуративного нет — ты не увидишь там каких-нибудь человечков или чего-то такого, но там фактура и нечто живое. В природе ведь все то же самое — я в своем творчестве именно это и копирую.

О продаже масок

Когда появился «ВКонтакте», у меня даже компьютера дома не было — я ходил в компьютерные клубы и оттуда выкладывал свои работы. В 2017 году я познакомился с другими крафтерами из России — они мне объяснили как продают маски, я в этом разобрался и начал продавать маски по всему миру, зарабатывать только этим. Так получилось, что «ВКонтакте» у меня для русскоязычной аудитории, а продаю я маски, в основном, через Etsy. Там сейчас появился такой феномен, когда ребята из Америки покупают всякие дешевые хендмейд-штуки из восточных стран — России, Украины, других стран СНГ и Восточной Европы. И на этом многие крафтеры зарабатывают.

Раньше я делал маски только в своей технике — каждая в единственном экземпляре, неповторимая. Потом я научился делать скульптуры: копировать эту технику при помощи силикона — отливать при помощи пластика, и это уже совсем другое дело. Так я начал наполнять свой магазин пластиковыми моделями, которые копируются — до сотни копий можно сделать с одного слепка. Все это отливается из пластика, который сначала делался в Америке, а теперь уже даже и в Дзержинске — он смешивается из двух компонентов и затвердевает, используется в самых разных целях, от скульптуры до деталей мебели.

Из известных работ, например, у меня есть «Котенок Гав», которого я делаю уже в пятидесятый, наверное раз. Когда он появился, я создавал совсем трупные маски, и мне на контрасте захотелось сделать что-то позитивное — мне понравился образ котенка, поэтому я его и повторяю до сих пор.

О картинах и выставках

Кроме масок, я в своей технике создаю картины в стиле мрачной абстракции — мне кажется, что они описывают мое депрессивное состояние. Я хочу научиться их тоже копировать в пластике. Они должны выглядеть, как гнилые объекты, которые ты нашел на улице — не фигуративные, не похожие на что-то конкретное, а на то, что выросло на улице где-то около моего дома. Мне очень интересно поработать с такими вещами в локациях не галерейных, не домашних, а делать такие вещи в стиле однодневных выставок в открытых пространствах. Когда ты зовешь людей посмотреть на объекты, которые потом исчезают.

Я провожу свои выставки в таких местах, куда просто так не попасть — это такая часть современной культуры, которую нужно заслужить и нужно найти. Если ты хочешь что-то интересное увидеть в культуре, то, что не на поверхности, нужно это найти и докопаться до этого.

 Когда ты идешь в галерею, ты уже знаешь, что тебя там ждет. Зачем транслировать и повторять? Хочется создать какую-то новую локацию, куда люди будут пролезать под каким-нибудь забором и чувствовать себя в другой ситуации, ощущать что-то новое

Если говорить о локациях в городе, то прикольно было бы что-то сделать в FUTURO, потому что галерея очень фактурная, а у меня все выставки очень вписаны в рельеф, в какой-то контекст — это не оторванные объекты искусства, которые надо смотреть на белой стене, это искусство, которое должно быть в живом пространстве.

Но мне гораздо интереснее выставляться в городе. Когда ты идешь в галерею, ты уже знаешь, что тебя там ждет. Зачем ретранслировать однообразное? Хочется создавать экспозиции в неожиданных локациях, куда люди будут пролезать под каким-нибудь забором и чувствовать себя в другой ситуации, ощущать что-то новое. Например, в некоторых работах стрит-арта самое классное — именно момент их поиска и случайного нахождения.

О важности творчества

Я и живу в довольно интересном месте, которое само по себе очень меня вдохновляет — на Рождественской, в переулке Вахитова. Наверное, здесь другому человеку страшно было бы жить. Тут много котов, а в стенах живут мыши — ночью моя кошка просыпается и смотрит в потолок, потому что они там шуршат. Вход со двора, заброшенные сараи, склон и огромные лопухи осенью. При этом, все находится в самом центре города, с типичной нижегородской природой.

Мне кажется, если бы не творчество, я бы не выжил. До того, как я начал заниматься масками более или менее осознанно, я работал мерчендайзером и вообще не представлял, что будет дальше. Кем я буду — сторожем или дворником? У меня было какое-то абсолютно бесцельное и автоматическое существование, теперь же я чувствую ответственность за то, что умею и должен делать.

Share
скопировать ссылку

Тэги

Сюжет

Люди

Бренды

Новое и лучшее

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Первая полоса

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья
Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Российские марки, у которых стоит искать свадебные платья

Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо
Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз И как жить активной жизнью с таким диагнозом
Болезнь молодых:
Что такое рассеянный склероз
Промо

Болезнь молодых: Что такое рассеянный склероз
И как жить активной жизнью с таким диагнозом

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить 25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад
Нерабочая неделя в Москве: куда сходить

Нерабочая неделя в Москве: куда сходить
25 событий — от дегустации веганского вина до выставки нарядов для походов в ад

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби
9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов

9 книг лета: Советуют сотрудники независимых книжных магазинов
Мистический модернизм, шведский фем-комикс и проза детской скорби

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok
Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Не только хлебная жаба: 8 простых и популярных рецептов из TikTok

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela
Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Кроссовки-таби из новой коллаборации Reebok и Maison Margiela

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом
Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Холодный, эспрессо-тоник и бамбл: Какой кофе мы будем пить этим летом

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома»

Нигде, кроме: «Я живу в доме Моссельпрома» Тучерез, о котором писал Маяковский

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту
«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии

«Лука»: Солнечная итальянская сказка об оборотнях и ксенофобии
Или как Pixar обращается к неамериканскому контексту

«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства
«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства «Кибер-Георгий Победоносец пронзает неонового дракона»
«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства

«Криптокатакомба»: Как устроена первая в Петербурге выставка NFT-искусства
«Кибер-Георгий Победоносец пронзает неонового дракона»

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников
«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников Главное гастрономическое открытие района от Георгия Трояна, Ильи Тютенкова и Феликса Цирефмана
«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников

«Жирок»: Ресторанная джентрификация Хамовников
Главное гастрономическое открытие района от Георгия Трояна, Ильи Тютенкова и Феликса Цирефмана

Москву накрыло «летним снегом»
Москву накрыло «летним снегом» Мэрия обещала избавить нас от тополиного пуха, но он снова с нами
Москву накрыло «летним снегом»

Москву накрыло «летним снегом»
Мэрия обещала избавить нас от тополиного пуха, но он снова с нами

Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне
Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне
Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне

Двухкомнатная квартира в конструктивистском доме на Нижней Пресне

Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром
Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром
Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром

Как наносить солнцезащитный крем, какой выбрать и можно ли заменить его автозагаром

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России
Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Грустный праздник: 10 важных текстов о сегодняшней России

Куда пойти гулять в День России
Куда пойти гулять в День России Маршруты от политзэков
Куда пойти гулять в День России

Куда пойти гулять в День России
Маршруты от политзэков

Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует
Как все поменять, если работа больше не радует

Как все поменять, если работа больше не радует

Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект
Как ходить на распродажи осознанно И почему лимит на покупки — хорошая идея
Как ходить на распродажи осознанно
Спецпроект

Как ходить на распродажи осознанно
И почему лимит на покупки — хорошая идея

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность Что слушать, смотреть и читать в эти выходные
Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность

Возвращение Migos, боевик с Анджелиной Джоли и книга про осознанность
Что слушать, смотреть и читать в эти выходные

Подпишитесь на рассылку