Московский планетарий откроется 12 июня, в День России. На его реконструкцию ушло почти два десятка лет. Успешно потрачено 5 миллиардов рублей. The Village посмотрел, каким стал новый планетарий, покрутил ручки экспонатов и выяснил, почему новый музей станет модным местом.

 

СТАРЫЙ ПЛАНЕТАРИЙ

 


 

НОВЫЙ ПЛАНЕТАРИЙ

1929

(Закрыт в 1994)

 

ОТКРЫТИЕ

 

2011

Назначено на 12 июня

250 000 

советских рублей

 

СТОИМОСТЬ

Строительства / реконструкции

 

5 000 000 000

российских рублей

1 000 000

человек в год

 

ПОСЕЩАЕМОСТЬ

Реальная / расчетный поток

 

1 500 000

человек в год

3 000

квадратных метров

 

ПЛОЩАДЬ

 

17 000

квадратных метров

32

метров

 

ВЫСОТА ЗДАНИЯ

 

38

метров

У здания московского планетария кипит работа: строители таскают мешки с цементом и докрашивают стены, кое-где торчит арматура, под ногами грязь. К зданию, которое подняли на шесть метров еще девять лет назад, сейчас ведет эстакада. У лестницы — подъёмник для инвалидов. Внутри здания техники работают с оборудованием, устанавливают экспонаты и крепят к ним таблички на русском и английском языках.

В первом зале интерактивного музея несколько десятков экспонатов — все можно трогать руками и нажимать на разные кнопки. По залу бегают дети сотрудников планетария, они, кажется, в восторге от взрыва в момент запуска мини-ракеты на водородном топливе.

На верхнем уровне планетария — классический музей: привычные стеклянные витрины и вывеска с просьбой не трогать ничего руками. Экспозиция рассказывает об истории самого планетария. Здесь выставлены проекционные аппараты 1929 и 1977 годов, макеты космических аппаратов, фотографии и документы, собранные за 80 лет работы планетария. Много метеоритов. Хранители уверяют, что это самая крупная публичная экспозиция в мире. Краем глаза замечаешь макет Солнечной системы и рельефные глобусы планет.

В центральном зале меняют покрытие самого большого в Европе купола. Зал пока закрыт, но сотрудники рассказывают, что за куполом смонтированы восемь акустических систем общей мощностью 3 600 ватт. В центре установлен оптический проектор «Универсариум М9». С его помощью можно имитировать вид звездного неба и астрономические явления за последние десять тысяч лет.

На крыше создана открытая астрономическая площадка. Туда тоже вход пока закрыт. Через стекло видно, как рабочие устанавливают телескопы. Хранители спешат заметить, что скоро установят радиотелескоп, работающий в любое время суток, а вместе с ним — самые большие в Европе солнечные часы, макет Стоунхенджа и «Глобус Набокова» — макет Земли, ориентированный в пространстве, как реальная планета. 

Помимо главного купольного зала и двух музеев, в планетарии разместили 4D-кинотеатр, астрономическую площадку, большую и малую обсерватории, малый купольный зал для детей, учебный центр для занятий астрономических кружков, конференц-зал и кафе, в котором обещают кормить космической едой из тюбиков.

Все уровни объединяет маятник Фуко. Его нить длиною 16 метров крепится на вершине пирамиды на астрономической площадке и пронизывает всё музейное здание.

 

Фаина Рублева, научный руководитель планетария:
«Планетарий — это всегда учреждение с инновационными технологиями. В 1929 году даже само здание выглядело фантастически. Серебристый купол, устремленный в небо! Планетарий всегда был на передовых рубежах технологий и сегодня он продолжает лидировать. Поэтому моя задача привлечь к нам именно молодёжь. Старики сами придут. Нужно, чтобы молодёжь пришла и влюбилась. Я хочу, чтобы наш музей был модным. Я хочу, чтобы было модно сказать: „А ты был в планетарии?“ Ведь впечатление, которое производит вид звездного неба, не сравнимо ни с чем. Современный человек лишен возможности любоваться первозданной картиной. Нам мешает засветка, нам мешает пыль, light pollution, как говорится. 
Ни в одном планетарии мира нет такой обширной коллекции метеоритов. Есть в нью-йоркском огромный метеорит, но у меня впечатление, что это муляж. Они, конечно, голову морочат, но мы-то, специалисты, всё понимаем. У нас же есть сертификаты, что все метеориты являются образцами неземного вещества».
Фото: Оля Эйхенбаум
Иллюстрация: Антон Польский