23 мая, понедельник
Москва
Войти

«Золотая моя девочка»: Выпускницы МГУ обвинили сотрудника биостанции в сексуальном насилии Что случилось в северном поселке на Белом море

«Золотая моя девочка»: Выпускницы МГУ обвинили сотрудника биостанции в сексуальном насилии

На днях бывшие студентки МГУ Марина Юрьева и Ольга Жерновкова обвинили в сексуальном насилии начальника кухни Беломорской биологической станции Александра Палия. О домогательствах с его стороны под постами девушек позже сообщили и другие студентки, побывавшие на ББС. The Village рассказывает, что происходило на заполярной станции МГУ в 2008 году, а также о реакции научного сообщества на новый виток флешмоба #янебоюсьсказать.

Пока университет объявил о внутреннем расследовании и на время отстранил сотрудника от обязанностей, мы выяснили, что Палий, помимо службы на станции, работал преподавателем биологии в двух московских частных школах. Причем одна из бывших учениц, с которой нам удалось пообщаться, заявила о травле с его стороны.

Насилие на станции

Беломорская биологическая станция (ББС) — это научный центр в изолированном поселке на Карельском берегу Кандалакшского залива Белого моря в заказнике «Полярный круг». Настоящая глушь. До ближайшего населенного пункта с причалом и одноименной железнодорожной станцией Пояконда — 15 километров. «Все практические курсы и исследования идут в условиях нетронутой заповедной северной природы», — подчеркивают на сайте станции. Ежегодно ее посещают больше 600 студентов МГУ и других вузов и десятки ученых, которые ставят там полевые эксперименты. У станции есть флот для сбора научного материала, перевозки пассажиров и грузов.

«Это легендарное место, сказочный уголок земли далеко-далеко от Москвы. До биостанции сам не доберешься: надо, чтобы тебя забрал паром; магазинов тоже нет, вся еда только из столовой. <…> На ББС бывает всего до 200 человек одновременно, почти все — студенты и ученые, все всех знают, человеку со стороны очень сложно туда попасть. В общем, очень изолированное сообщество со своими правилами, байками и сплетнями», — рассказывает бывшая студентка биоинженерии и биоинформатики МГУ Марина Юрьева. Она бывала на Беломорской станции трижды с 2005 по 2008 год и работала на местной кухне, которой руководил Александр Палий по прозвищу Хохол.

«Хохол — очень харизматичный и могущественный человек, который заведовал всей едой, принимал заказы на доставку с большой земли и который, если ты ведешь себя хорошо, мог привезти тебе сигареты. У Хохла всегда были свои любимчики и свои козлы отпущения. Я была в числе любимчиков; он удивительно умело ухитрялся показать человеку, какой он особенный, чудесный и лучший в мире, чуть ли не самый близкий друг. <…> У кухонных от Хохла зависела вся жизнь. Ссора с ним была чревата репрессиями и ссылкой в Москву. На моих глазах сослали несколько человек», — пишет Юрьева.

Марина вспоминает, что в какой-то момент Палий начал приходить к ней в комнату, где она жила с лучшей подругой, и будить на смены, что довольно быстро из пожеланий доброго утра переросло «в блуждание его рук под одеялом». Сотрудник биостанции знал, что Марину не интересуют мужчины, но не прекратил домогательства — например, один раз попытался снять с нее штаны в подсобке. Рассказывать администрации про поведение «авторитетного человека» студентке было страшно, потому что «про Хохла и девушек всегда ходили слухи» — Марина боялась, что сплетни коснутся и ее тоже.

Июнь 2008 года, когда жена и дети Палия уехали в отпуск, а на станции осталось мало сотрудников — всего 50–60 человек, стал самым тяжелым за три года, продолжает Юрьева. «Хохол меня водил к себе домой и много поил коньяком. В искусстве выпить он может переплюнуть многих, поэтому я отключалась от реальности гораздо быстрее него, а просыпалась уже утром в его кровати. Потом старалась забыть все, что там происходило, и много пила. Не знала, как из этого выкарабкаться, как прекратить и кому об этом сказать. И не подозревала, что в той же смене то же самое происходит с моей знакомой Олей».

Я не знала, как из этого выкарабкаться, как прекратить и кому об этом сказать

Ольга Жерновкова, тоже бывшая студентка биофака МГУ, впервые отправилась на Беломорскую станцию, где ее муж проходил практику, летом 2007 года. Она, как и Марина, устроилась работать на кухню. «Он [Палий] был классный. Умный, веселый, организованный. Образцовый начальник. Я ему очень понравилась. Он часто со мной разговаривал», — отмечает Ольга. Даже после отъезда студентки 43-летний начальник продолжал писать ей письма, рассказывал про свою семью и называл «золотая моя девочка».

В июле следующего года Жерновкова, которой исполнилось 22 года, снова собралась с мужем на биостанцию. Палий тогда объяснил ей, что «на ББС завал» — много сотрудников, мест мало, но он решит вопрос, если студентка приедет на месяц раньше. Ольга отказала, на что мужчина отреагировал грубо — обвинил в предательстве. Студентку это задело, и в итоге она все-таки согласилась отправиться на Белое море раньше. На этот раз без семьи туда приехал и начальник кухни — жена и дети уехали отдыхать.

«Хохол регулярно заговаривал о моем муже. Какой он неорганизованный, бесполезный, как сильно мне не подходит. Я не придавала значения, знала, что он его с самого первого дня недолюбливал. В один вечер Хохол позвал меня к себе домой. Я была рада — вечера были тоска смертная. Да и он был моим кумиром. Он сразу начал мне наливать (то ли коньяк, то ли спирт), постоянно подливал и говорил тосты». Затем мужчина начал обнимать и целовать Ольгу — в первый раз она смогла вырваться и убежать домой.

Утром Палий обозвал подчиненную нерадивой, ленивой и тупой, из-за чего девушка почувствовала вину: «Он был там моим единственным близким человеком. Почти как папа с мамой, но еще и друг». По словам Ольги, увидев, как ей стыдно, Палий приободрился и вновь стал разговаривать с ней ласково. Чувство стыда заставило девушку прийти к Палию снова.

«Сначала было очень много алкоголя. Потом было невыносимо противно. Невыносимо. В ту ночь, когда он оставил меня в своем доме, где всегда жил со своими детьми, положил в свою постель, где всегда спал со своей женой и переспал со мной, я как будто убила часть себя». Ольга сочла, что если она пошла на физический контакт с мужчиной вдвое старше ее, которого девушка вдобавок считала крайне непривлекательным, значит, она, кажется, сильно полюбила этого человека.

С биостанции не ходят маршрутки. Иначе я бы собрала вещи и свалила тайком на первой же

В следующие две недели Палий, по воспоминаниям Ольги, еще несколько раз принуждал ее к сексу и затаскивал в подсобку, где трогал и целовал. «Тогда я не знала, что этот человек второй год умело и продуманно манипулирует моим сознанием. И то, что я была не единственной девушкой, с которой он обходился таким образом». Ольга понимала, что во многих отношениях зависит от Палия, но не знала, как этому противостоять. «С биостанции не ходят маршрутки. Иначе я бы собрала вещи и свалила тайком на первой же. Единственный способ уехать — на корабле. Который не повезет тебя, пока твой начальник, тот самый, который только что пытался тебя затащить в постель, не скажет, чтобы тебя отправили домой». К тому же у Жерновковой уже был билет на поезд до Москвы, а на новый денег не было.

рабочий вопрос

Как противостоять домогательствам на работе И зачем разрушать культуру молчания

Читать 

О харассменте со стороны Палия в комментариях под постами Марины и Ольги сообщили еще минимум две бывшие студентки биологического факультета МГУ, еще одна девушка подтвердила, что ее «сослали в Москву» после того, как она отказалась заниматься сексом с Хохлом. Кроме того, несколько очевидцев, которые бывали на Беломорской станции, рассказали, что мужчина действительно домогался девушек и оскорблял своих подчиненных.

Работа в частной школе

Александр Палий, помимо службы на кухне биостанции, числится учителем химии и биологии в частной школе «Пенаты» на северо-востоке Москвы. Дежурный администратор учебного заведения ответила The Village, что не в курсе выдвинутых против преподавателя обвинений, и посоветовала перезвонить через неделю, когда руководство школы выйдет из отпуска.

До 2018 года Палий вел биологию и в другой частной школе — Европейской гимназии в Сокольниках. Одна из его бывших учениц Светлана Алексеева (имя изменено по просьбе девушки) рассказала The Village, что во время работы в гимназии Палий очень строго относился к мальчикам, но с девочками вел себя ласково. До того момента, пока они, по его мнению, не провинились в чем-либо: «Не знаю, соревновался ли он таким образом с мальчиками, видел ли в них соперников или просто любил над ними издеваться, но всем моим друзьям мужского пола от него доставалось».

К Светлане Палий относился хорошо и ставил высокие оценки. Но милость закончилась, когда на одной из контрольных девочка дала списать однокласснику, которого Палий, по ее словам, гнобил: «После этого я вышла из клуба фавориток и вошла в клуб ненависти». С этого момента учитель начал травить Алексееву: «Склонил на свою сторону учительницу русского языка и литературы. Они оба валили меня на контрольных». По утверждению девушки, преподаватели настроили класс против нее и высмеивали перед завучем: «Никакого физического насилия в отношении меня не было, но психологическое давление оставило на мне ужасный след. Я не понимала, кто дал этому человеку власть так себя вести с детьми. Думаю, в дальнейшем это повлияло на то, что у меня не складывались отношения с одноклассниками».

Психологическое давление оставило на мне ужасный след

Подруга Светланы, которая тоже училась у Палия, вспоминает, что он мог возмутиться, если видел девушек в коротких юбках, и обещал, что за это он заставит их писать на самом верху доски. Также он рассказывал ученикам, что дружбы между мужчиной и женщиной не существует. В Европейской гимназии, куда дозвонился The Village, не прокомментировали ситуацию, но заверили, что Александр Палий давно у них не работает.

Официальная реакция МГУ

В пресс-службе биологического факультета МГУ рассказали, что руководство вуза и Беломорской биостанции впервые узнали о событиях только после огласки в социальных сетях. В отношении Палия обещали провести служебное расследование, а его самого на время разбирательств отстранили от работы. «Администрация станции и биологического факультета сожалеет о сложившейся ситуации», — говорится в сообщении, которое подписали директор ББС Александр Цетлин и декан биофака МГУ Михаил Кирпичников.

Что говорят сотрудники вуза и студенты

На рассказ бывших студенток бурно отреагировали в группе «Биофак — любовь моя». Далеко не все высказали девушкам слова поддержки. Многие, в том числе преподаватели МГУ, осудили их за открытость и заявили, что те «зря вынесли сор из избы». Подобных комментариев было столько, что одной из участниц сообщества пришлось разместить подробный пост о виктимблейминге, а модераторам группы — удалять поток оскорблений. «Если это так глубоко травмирующе читать даже мне, то не представляю, что испытывают девочки, пережившие насилие», — сказала одна из модераторов. Представительница биологического факультета Мария Лагарькова в итоге попросила администраторов группы ввести в сообществе «режим тишины» на время служебного расследования.

«Люди старшего поколения, в том числе должностные лица, говорят о плохом воспитании девушек, которые сами виноваты. <…> Масштаб распространения этой пакости с домогательствами ужасает. Мне очень хочется, чтобы как можно скорее произошел перелом в общественном сознании, жертв перестали бы обвинять в случившемся, а на поведение агрессоров — закрывать глаза», — написала в фейсбуке бывшая студентка биофака Ксения.


Константин Соловьев

бывший сотрудник ББС

Биостанция — это сложный коллектив, долгое время существовавший в относительной информационной изоляции. Еще 15 лет назад там не было интернета, а мобильная связь была только в виде СМС, для отправки которых нужно было лезть на сопку — примерно 30–40 минут по каменистой тропинке вверх на 100 метров над уровнем моря.

В этой ситуации сложились некоторые неформальные группы — например, кухня со своим лидером Александром Палием. Человек он энергичный, с живым умом и огромной харизмой — организовать бесперебойное питание студентов и преподавателей за полярным кругом, где все продукты надо закупать за 100 километров и везти сначала на грузовике, а потом на корабле, непросто. На кухне Палий был царь и бог: у него были деньги, любые продукты, выпивка и все рычаги влияния, включая поддержку «своих» и травлю «чужих».

С того момента, как директором станции стал Александр Цетлин, ситуация стала более комфортной в психологическом плане. До него, когда я был замначальника практики, питаться было весьма неприятно, а работники с подачи Палия при студентах орали мне из окошка раздачи матом. Сейчас все по-другому: кормят вкусно, в столовой чисто, вежливо. Но что было, того не изменить: насилие неприемлемо, и, к сожалению, вынужден признать, что у меня нет ни малейших оснований усомниться в словах девушек (некоторых я знаю лично), рассказавших о домогательствах.


Как вузы в России решают проблемы харассмента

Истории о биологической станции — не первые случаи харассмента в МГУ. Так, в конце апреля 2020 года студентка исторического факультета Дарья Варакина заявила о домогательствах со стороны профессора университета и заведующего кафедрой этнологии Дмитрия Функа. Она рассказала, что преподаватель обнял ее, поцеловал в щеку, затем в губы и закрыл дверь на ключ, когда она зашла к нему в кабинет. Позже выяснилось, что Функ писал студентке сообщения: «обнимаю», «целую тебя, мое солнышко», «соскучился».

Функ назвал обвинения Варакиной клеветой и пригрозил ей судом. В МГУ заявили, что официальная позиция вуза будет зависеть только от решения суда, а на вопросы журналистов о том, будет ли внутреннее расследование, не ответили. После этого адвокат Екатерина Тягай, представлявшая интересы Дарьи, призвала ректора Виктора Садовничего провести служебную проверку и расторгнуть трудовой контракт с Функом. Эту просьбу университет проигнорировал.

Помимо Дарьи, еще несколько студенток и выпускниц филологического факультета МГУ рассказали о харассменте со стороны девяти преподавателей университета. После этого студенты и сотрудники написали открытое письмо руководству вуза с требованием обратить внимание на проблему и создать инструменты для борьбы с ней. Исполняющий обязанности декана филологического факультета Андрей Липгарт ответил, что никаких проверок не будет.

С 2009 года в МГУ действует шестистраничный «Этический кодекс» — документ, регулирующий отношения между студентами, сотрудниками и преподавателями. В нем объясняется, как они обязаны вести себя в исследовательской деятельности, по отношению к коллегам и университету в целом. В кодексе не говорится о том, как действовать в случае домогательств, однако преподавателей призывают воздерживаться от отношений со студентами, если это «препятствует эффективному обучению» и «затрудняет беспристрастную оценку результатов».

Другие вузы реагируют на харассмент не лучше. В 2020 году администрация ВШЭ в течение полугода расследовала случаи домогательств к четырем студенткам программы «Востоковедение». Преподаватель Максим Целуйко приглашал девушек на личные встречи, а одну из них трогал во время совместного просмотра фильма. В итоге ВШЭ оставила Целуйко в штате, так как «университет не может терять таких ценных сотрудников».

Год назад пост о харассменте также опубликовала выпускница востфака СПбГУ Дарья Валеева. Студентка заявила, что во время учебных консультаций бывший научный руководитель Александр Сторожук трогал ее, делал комплименты и предлагал подвезти до дома. Позже, уже в магистратуре, он без ведома Дарьи устроил ее в аспирантуру в Китае и предложил поехать туда вместе. Валеева побоялась подавать жалобу в Комиссию по этике, но вопрос о действиях Сторожука там все же рассмотрели. Руководство решило, что студентка не только оговорила своего бывшего научного руководителя, но и нанесла урон его авторитету и имиджу СПбГУ.

Обложка: Onnager / Wikimedia / (CC BY-SA 3.0)

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как распознать абьюзера
Как распознать абьюзера И какими способами они превращают жизнь своих партнеров в ад
Как распознать абьюзера

Как распознать абьюзера
И какими способами они превращают жизнь своих партнеров в ад

Как понять, что вас абьюзят? И что делать, если абьюзер — вы?
Как понять, что вас абьюзят? И что делать, если абьюзер — вы? Проверьте, нет ли в ваших отношениях насилия
Как понять, что вас абьюзят? И что делать, если абьюзер — вы?

Как понять, что вас абьюзят? И что делать, если абьюзер — вы?
Проверьте, нет ли в ваших отношениях насилия

Тэги

Прочее

Новое и лучшее

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

Хороший, плохой, русский

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Первая полоса

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу
«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена Почему сейчас?
В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена

В Петербурге хотят переименовать переулок Тинькова, названный в честь выдуманного предка бизнесмена
Почему сейчас?

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться Объясняют психолог и психиатр
Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться

Почему мы злимся на близких во время ***** и как с этим бороться
Объясняют психолог и психиатр

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»
Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Продавцы Z-футболок — о блокировке товара, пожеланиях сдохнуть и отношении к «спецоперации»

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов
Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Как Виталий Терлецкий бросил карьеру агронома и стал темной звездой мира инди-комиксов

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры
Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Миллиардные инвестиции, «лояльные» блогеры и регистрация через «Госуслуги»: Как устроен Rutube, который взломали хакеры

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

Как прошло 9 мая в Москве и Петербурге

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России И что будет, если ее правда объявят
«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России

«Могилизация»: откуда взялись слухи о возможной мобилизации в России
И что будет, если ее правда объявят

Подпишитесь на рассылку