Без защиты: Почему врачи из Фрязина сражались с COVID-19 в марлевых повязках Только в одном отделении заразились семь медсестер, две сотрудницы умерли, но власти ситуацию игнорируют

Елена Авдеева 30 лет проработала медсестрой в единственной больнице подмосковного наукограда Фрязино. В апреле, когда в области уже бушевала эпидемия COVID-19, ей пришлось самой покупать респираторы — она понимала, насколько опасен новый вирус. Респираторы не спасли: без нормальной экипировки медсестра быстро подхватила инфекцию и оказалась в реанимации Склифософского.

Заразились и другие сотрудники, двое умерли. Фрязинских медиков пытались обеспечить защитой волонтеры — через «Открытую Россию», но им помешал главврач, а мэр сравнил тех, кто хочет помочь, с террористами. Власти игнорировали проблему, докладывая на публике, что все необходимое у врачей есть. Сейчас в Московской области с коронавирусом работают 22,5 тысячи медиков, заболели уже 2 тысячи из них. Рассказываем на примере Фрязина, с чем сталкиваются врачи.

«Я знаю, что после этой болезни до конца мои легкие уже не восстановятся»

В конце апреля 48-летнюю Елену Авдееву госпитализировали с воспалением легких, вызванным COVID-19: «Мы успели ее перевезти в институт Склифосовского вовремя, там она лежала на неинвазивном ИВЛ, все легкие были в дырочках и поражены на 50–75 %», — рассказала ее дочь Ангелина. Несмотря на жалобы врачей, главврач фрязинской больницы имени Гольца Андрей Колесников и мэр города Константин Бочаров месяц отрицали отсутствие защиты.

По словам самих врачей, сотрудникам объявили, что больница, в том числе и травматологическое отделение, переходит на работу c коронавирусом с 3 апреля, причем сначала сказали, что речь идет о 12 койках для жителей Фрязина, но по какой-то причине главный врач написал в ЕМИАС, что клиника может принять порядка 160 человек. После этого в больницу повезли пациентов со всей области, хотя официально еще даже не перепрофилировали под COVID-19.

«Первые три недели у нас не было нормальной защиты. Обычных масок, даже не респираторов, хватило всего дня на два. Костюмы если и были, то только малярные. Мы в нашем отделении вообще ходили в операционных халатах. У нас стояла стиральная машина, потому что своей прачечной в больнице нет, в ней мы сами стирали маски и даже бахилы. Главная сестра вместе с эпидемиологом советовала нам шить восьмислойные марлевые повязки, а кого это не устраивало — предлагала увольняться. Один раз к нам пришли главврач с мэром, и они были в комбинезонах, в которых работают врачи лучших клиник Москвы, и в респираторах, которыми нас не обеспечивали».

Фото сделано в апреле врачами больницы имени Гольца

«Дают одноразовые халаты, маски сами шьем, не говоря о наших больных, у которых подтвердился коронавирус. Они обязаны быть в масках, но мы и на них шьем. <…> Договоров с нами никто не заключал (дополнительные соглашения к трудовому договору, что медики согласны работать в новых условиях в больнице Фрязина начали подписывать только с 30 апреля, — Прим. ред.). Главврач сказал: „Какой договор? Ты как сидела за постом, так и будешь за ним сидеть“», — писала в апреле еще одна сотрудница больницы.

Елена рассказывает, что медперсонал не инструктировали, как правильно работать с вирусом: просто привезли больных и поставили перед фактом. Больницу перепрофилировали под коронавирус только 1 мая, заключив карантинные договора с врачами накануне, 30 апреля. Только после этого медики начали получать полноценные средства защиты и соответствующие выплаты за работу с COVID-19. К этому времени многие заболели.


Мы сами стирали маски и даже бахилы

«Я заболела 23 апреля, примерно в это же время больничный взяли сразу шесть медсестер нашего отделения — все почувствовали себя плохо. В других отделениях тоже есть заболевшие, причем две женщины уже умерли: 12 мая старшая медсестра инфекционного отделения, а 15 мая — медсестра гинекологического отделения. Еще одна медсестра находится в крайне тяжелом состоянии.

Обновление от 26 мая

Подмосковный Минздрав подтвердил смерть двух медицинских сестер, но заявил, что одна умерла не от коронавируса, а от другой болезни, а причина смерти второй пока устанавливается. Пресс-служба не стала уточнять, был ли у них подтвержден COVID-19.

Проблем со средствами защиты Минздрав не признал: «Жалоб на нехватку СИЗ от медицинских специалистов в адрес руководства учреждения не поступало. В больнице сформирован запас средств защиты — комбинезоны, халаты, респираторы, медицинские маски, бахилы, а также защитные экраны, очки, перчатки. Сохраняется этот запас не менее чем на 10 дней. Резерв регулярно пополняется».

Всего коронавирус подтвердился у 11 сотрудников больницы имени Гольца, сообщили в пресс-службе, причем трое уже выздоровели и вернулись на работу. Минздрав добавил, что персонал тестируют на COVID-19 регулярно, причем «при появлении симптомов тест выполняется незамедлительно». Также «всем медицинским специалистам регулярно выдаются препараты для профилактики вирусных заболеваний».

«Бросили нас, как мясо, на всех этих пациентов, ничего не объяснив. Все постановления и приказы сделали уже после того, как мы подхватили вирус. Это халатность. Причем наши врачи все равно молодцы: заботились о пациентах, еще и перерабатывая. Людей из-за болезни осталось мало — в какой-то момент было четыре медсестры из десяти на отделение.


Я сейчас дома и, слава богу, выжила. Лежала с кислородной маской

Я сейчас дома и, слава богу, выжила. Лежала с кислородной маской. Очень благодарна врачам, которые меня вытащили. Знаю, что после этой болезни до конца мои легкие уже не восстановятся. Была совершенно здоровым человеком, никогда не ходила по больницам, максимум — давление поднималось из-за суточных смен, но у меня украли несколько лет жизни». Помимо того, что медсестра заразилась сама, в легкой форме коронавирусом переболели ее младшая дочь с инвалидностью и мама. Изначально медикам даже не предложили переехать, к примеру, в гостиницу в обсервацию, чтобы изолироваться от родственников.

Фото сделано в апреле врачами больницы имени Гольца

Кто и как пытался помочь врачам

Ангелина вместе со своей школьной подругой Серафимой Шириновой пыталась помочь матери и другим врачам получить нормальную защиту. Девушки создали страницы «Помощь врачам Фрязино» и стали искать фонды, через которые можно собирать деньги на респираторы и костюмы. После постов в инстаграме писать девушкам начали со всего Подмосковья — из Балашихи, Королева, Реутова. Медики там столкнулись с аналогичными проблемами: одноразовые маски, респираторы и комбинезоны приходится дезинфицировать самостоятельно, носить их повторно, а то и шить повязки из марли, которые просто не способны защитить от инфекции.

Оказалось, что защиты не хватает и медикам из соседней фрязинской детской поликлиники. После огласки части врачей достались простые тряпочки на нейлоновых подвязках вместо трехслойных масок. Один из них так рассказал о происходящем: «Выдали по одной самой дешевой масочке китайской на весь день, а они некачественные и работают полчаса максимум. От медработников еще и скрывают результаты анализов. Я сам заразился коронавирусом, но узнал об этом от собственных источников в скорой помощи, в поликлинике мне говорили, что результат теста у меня отрицательный. Где подхватил вирус, не знаю. Всей семье делал КТ за свой счет и покупал сам лекарства. Бардак, конечно. По оплате тоже — я узкий специалист, но выплатили мне голую ставку без надбавок».


Я сам заразился коронавирусом, но узнал об этом от собственных источников в скорой помощи

Публикацию о больнице Гольца увидел председатель «Открытой России» Андрей Пивоваров и решил помочь: «Я позвонил главврачу больницы Андрею Колесникову, который сначала признал, что помощь нужна, а потом, когда я рассказал про наш сайт и документы, которые мы заполняем для отчетности, заявил, что публичные просьбы для него недопустимы. Это очень неприятно, потому что запросы есть, врачи хотят, чтобы им помогали, но вместо этого боятся».

Главные врачи — это настоящие чиновники, поясняет Пивоваров: «Их зарплата в три, а то и в четыре раза выше, чем у обычных сотрудников государственных больниц. В Петербурге и Москве это сотни тысяч рублей, заработок иногда доходит до миллиона в месяц. Естественно, эти люди не хотят показывать, что у них есть проблемы в учреждениях. Им лучше, чтобы все было тихо, им не нужен публичный сбор денег, из-за которого могут возникнуть претензии к их компетенции».

Попытка помочь врачам с защитой уже печально заканчивалась для Пивоварова: например, замглавврача станции скорой помощи Петродворцового района Петербурга Сергей Жварниц написал на него заявление в полицию. «Открытая Россия» передала станции СИЗ, причем о нехватке защиты сообщили сами медики — им нужны были 280 костюмов и 280 масок, но руководство больницы дефицит признать отказалось, назвав сообщения фейками. 29 апреля Пивоварова вызывали в полицию из-за возможных мошеннических действий.


Главврачам лучше, чтобы все было тихо

Помочь фрязинской больнице был готов и «Альянс врачей», но в итоге привезти туда партию защиты удалось только инициативе «Врачи, вы не одни». Движение основала москвичка Анна Краснопольская, за свои 30 тысяч рублей она купила респираторы и маски и сделала чат в телеграме, чтобы врачи отписались, что им нужно. В итоге на нее посыпался вал запросов из разных регионов: Москвы, Московской области, Петербурга, Сургута, Ростова и Архангельска.

«Стало понятно, что мои 800 респираторов — капля в море. И я пошла просить друзей, чтобы они поучаствовали. Многие откликнулись, а через несколько дней стало понятно, что и это капля в море. Запросы шли и шли, деньги быстро закончились. Много ума не надо, чтобы их потратить, потому что цены на защиту взлетели. Тогда мы объявили сбор, а тратить время на регистрацию НКО не стали. Мы общаемся с фондом „Живой“, но фонды могут работать только с больницами, которые официально написали запрос на бланке. И им защиту передают по накладным, по договорам оказания благотворительной помощи. Но больниц, которые официально готовы что-то подписать, — единицы».

«Что это — просто хайп?»

Мэр Фрязина Константин Бочаров 23 апреля назвал дефицит СИЗ слухами. «Для тех, кто не знал, — экипировка медработника зависит от места его работы, времени дежурства и уровня допуска к больным коронавирусом. Для каждого конкретного случая набор средств индивидуальной защиты определяется отдельно. В ЦГБ имени Гольца в наличии достаточное количество респираторов со второй и третьей степенью защиты, комбинезонов и очков для врачей, длительное время контактирующих с больными COVID-19, а также масок, перчаток, халатов и шапочек».

Фото сделано в апреле врачами больницы имени Гольца

В доказательство он опубликовал видео, где замглавврача Александр Шабалин показывает коробки с бахилами и респираторами. Судя по этому видео, средства на складах были, но почему-то их никому не выдавали. В больнице и подмосковном Минздраве на вопросы The Village не ответили.

Все «защитные аксессуары» в больнице есть, чуть позже еще раз сказал мэр в своем инстраграме. А вот на просьбы о помощи врачам он отреагировал своеобразно — назвал Ангелину и Симу «террористками», собирающими деньги на неизвестные счета: «Я не буду делать однозначные выводы о том, кто и зачем это делает, но жизнь расставит все по своим местам. Что это — просто хайп? Но тогда я бы хотел предупредить всех устраивающих истерику: даже простенький звонок с телефона и сообщение, что в гипермаркете заложена бомба, называется терроризмом». «Вместо того чтобы поблагодарить девушек за помощь, он назвал их хулиганками. И это когда я уже лежала с температурой в больнице», — возмущается Авдеева.

Для России это привычная ситуация: людям плохо, но в последний момент они отказываются говорить об этом открыто, потому что всегда чего-то боятся, и этот случай в очередной раз это показал, говорит Сима, которую после ее комментария к эфиру в инстаграме Бочаров позвал на личную встречу к себе в кабинет.

«Я спрашивала у мэра лично: а как вы вообще допускаете, что людей с неподтвержденным коронавирусом кладут рядом со здоровыми? Потом вирус подтверждается, и человека перевозят в „грязную“ зону. Что делают с пациентом, который рядом пролежал три-четыре дня? И что делать медсестрам без экипировки?» — говорит девушка, но на эти вопросы ей не ответили. Мэр прямо на этой встрече спросил у нее, кто она такая, чтобы он ей доверял. Зато опубликовал фотографию, на которой врачи стоят в марлевых повязках — чтобы доказать, что в больнице все хорошо.

После долгих уговоров Ангелины и Симы несколько медиков все-таки решились рассказать о проблемах мэру в отдельном чате, в который Бочаров сам попросил его добавить. Писал туда и пациент, который рассказал, как медсестра делала ему уколы, а через неделю уже лежала заболевшая в соседней палате. Но Бочаров покинул беседу со словами: «Это не чат для вопросов главе города».

В эфире от 14 мая он заявил, что ему неизвестно о случаях смертей среди медиков. Пресс-служба Минздрава так и не ответила на вопрос о количестве погибших сотрудников больницы. Всего в Подмосковье с коронавирусной инфекцией работают 22,5 тысячи медиков. Заболели из них 9 % — это почти 2 тысячи человек. Министр здравоохранения области Светлана Стригункова рассказала, что именно от коронавируса официально погибли 16 из них.

Обновление от 26 мая

Фрязинцы попросили мэра прокомментировать публикацию про нехватку защиты. Константин Бочаров ответил, что изначально целью тех, кто собирался помочь врачам, «была именно эта статья в каком-то The Village». Он вспомнил «знаменитый рассказ Шукшина „Срезал“» и назвал авторов материала «идейными наследниками тех, кто публикует в американских изданиях тексты о том, почему так мало русских умирает». Он добавил, что не все хорошо, но система здравоохранения, хоть и с издержками, но справляется с пандемией.

Что делать, если в больнице нет СИЗ? Какие компенсации могут получить медики, если заболели коронавирусом?

Анастасия Буракова, юрист «Правозащиты Открытки»

Сообщить о дефиците защиты лучше письменно главврачу. Затем, если реакции нет, — позвонить или написать в региональный Комитет по здравоохранению. Контакты по каждому региону можно найти на официальных сайтах. Обращение лучше направить и на сайт Минздрава, выбрав вкладку «Общественная приемная», а еще позвонить на горячую линию Росздравнадзора. Официально отвечать могут до 30 дней, но стоит учесть, что на практике чиновники принимают меры быстрее, чем присылают бумагу в ответ.

Указом президента от 6 мая для медиков, заразившихся СOVID-19, установили выплату. Получить ее могут врачи, средний медицинский персонал и водители скорых, которые работали с пациентами с коронавирусом и заразились сами.

Если медик в результате болезни получил инвалидность первой группы, ему положено 2 064 339 рублей; второй группы —1 376 226 рублей; третьей — 688 113 рублей. Если осложнения привели ко временной утрате трудоспособности, но не к инвалидности, выплата составит 68 811 рублей. Супругам, родителям и детям сотрудников, которые умерли из-за коронавируса, выплатят 2 752 452 рублей.

Одного факта заражения недостаточно. Для выяснения обстоятельств и причин заболевания создается специальная комиссия. В нее входят представители Роспотребнадзора, работодателя, профсоюза и специалист по охране труда. Их заключение передают в Фонд социального страхования, который и перечисляет деньги медикам (выплаты регулируются законом «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»).

Но комиссия может прийти к выводу, что причиной заболевания стала неосторожность медика, например, если по документам в больнице СИЗ было достаточно, а сотрудники никуда не обращались с жалобами. То есть если официально защита была, то комиссия может установить, что медик сам пошел в «красную» зону в одноразовом халате и простой маске. Степень вины сотрудника в этом случае устанавливают в процентах.


Фотографии: обложка, 1, 2, 3 — врачи больницы имени Гольца

Share
10
скопировать ссылку

Читайте также:

«Наш Ухань»: Как живет Коммунарка, куда везут пациентов с коронавирусом
Репортаж
«Наш Ухань»: Как живет Коммунарка, куда везут пациентов с коронавирусомЦелование креста в храме и страховка от заражения
«Наш Ухань»: Как живет Коммунарка, куда везут пациентов с коронавирусом
Репортаж

«Наш Ухань»: Как живет Коммунарка, куда везут пациентов с коронавирусом Целование креста в храме и страховка от заражения

«Как я лечился от коронавируса в Коммунарке»
Личный опыт
«Как я лечился от коронавируса в Коммунарке»Опыт одного из первых вылечившихся пациентов в России
«Как я лечился от коронавируса в Коммунарке»
Личный опыт

«Как я лечился от коронавируса в Коммунарке» Опыт одного из первых вылечившихся пациентов в России

«Нам здесь лежать»: Как строят гигантскую коронавирусную больницу в Новой Москве
Репортаж
«Нам здесь лежать»: Как строят гигантскую коронавирусную больницу в Новой МосквеНосят ли маски герои у деревни Голохвастово
«Нам здесь лежать»: Как строят гигантскую коронавирусную больницу в Новой Москве
Репортаж

«Нам здесь лежать»: Как строят гигантскую коронавирусную больницу в Новой Москве Носят ли маски герои у деревни Голохвастово

Лимб: Врачи и пациенты заперты в институте на карантине, но свой COVID-статус не знают
Ситуация
Лимб: Врачи и пациенты заперты в институте на карантине, но свой COVID-статус не знаютИстория медсестры петербургского института травматологии и ортопедии, оставшейся там дольше всех
Лимб: Врачи и пациенты заперты в институте на карантине, но свой COVID-статус не знают
Ситуация

Лимб: Врачи и пациенты заперты в институте на карантине, но свой COVID-статус не знают История медсестры петербургского института травматологии и ортопедии, оставшейся там дольше всех

«Наш Ухань»: Как живет Коммунарка, куда везут пациентов с коронавирусом
Репортаж
«Наш Ухань»: Как живет Коммунарка, куда везут пациентов с коронавирусомЦелование креста в храме и страховка от заражения
«Наш Ухань»: Как живет Коммунарка, куда везут пациентов с коронавирусом
Репортаж

«Наш Ухань»: Как живет Коммунарка, куда везут пациентов с коронавирусом Целование креста в храме и страховка от заражения

«Как я лечился от коронавируса в Коммунарке»
Личный опыт
«Как я лечился от коронавируса в Коммунарке»Опыт одного из первых вылечившихся пациентов в России
«Как я лечился от коронавируса в Коммунарке»
Личный опыт

«Как я лечился от коронавируса в Коммунарке» Опыт одного из первых вылечившихся пациентов в России

«Нам здесь лежать»: Как строят гигантскую коронавирусную больницу в Новой Москве
Репортаж
«Нам здесь лежать»: Как строят гигантскую коронавирусную больницу в Новой МосквеНосят ли маски герои у деревни Голохвастово
«Нам здесь лежать»: Как строят гигантскую коронавирусную больницу в Новой Москве
Репортаж

«Нам здесь лежать»: Как строят гигантскую коронавирусную больницу в Новой Москве Носят ли маски герои у деревни Голохвастово

Лимб: Врачи и пациенты заперты в институте на карантине, но свой COVID-статус не знают
Ситуация
Лимб: Врачи и пациенты заперты в институте на карантине, но свой COVID-статус не знаютИстория медсестры петербургского института травматологии и ортопедии, оставшейся там дольше всех
Лимб: Врачи и пациенты заперты в институте на карантине, но свой COVID-статус не знают
Ситуация

Лимб: Врачи и пациенты заперты в институте на карантине, но свой COVID-статус не знают История медсестры петербургского института травматологии и ортопедии, оставшейся там дольше всех

Комментарии

10 комментариев
Показать все

Лучше бы врачам помогли, чем запугивать девушку с грудным ребенком и ее подругу!!!!!!!!  Еще мужчина называется.

Тэги

Сюжет

Места

Прочее

Новое и лучшее

Зачем нужен ручной отпариватель

Яблочный сок «Ясная Поляна»

Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяев

Микростудия с минималистичным интерьером на «Бауманской»

Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной

Первая полоса

Зачем нужен ручной отпариватель
Промо
Зачем нужен ручной отпариватель И как его выбрать
Зачем нужен ручной отпариватель
Спецпроекты
Промо

Зачем нужен ручной отпариватель И как его выбрать

Яблочный сок «Ясная Поляна»
Продукты
Яблочный сок «Ясная Поляна»Сделанный родственником Льва Толстого
Яблочный сок «Ясная Поляна»
Продукты

Яблочный сок «Ясная Поляна» Сделанный родственником Льва Толстого

Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяев
Видео
Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяевВ гостях у Оли Меркушевой
Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяев
Видео

Как работает студия Plant Me, где растения находят своих хозяев В гостях у Оли Меркушевой

Микростудия с минималистичным интерьером на «Бауманской»
Квартира недели
Микростудия с минималистичным интерьером на «Бауманской» 24 квадратных метра и кровать на антресолях
Микростудия с минималистичным интерьером на «Бауманской»
Квартира недели

Микростудия с минималистичным интерьером на «Бауманской» 24 квадратных метра и кровать на антресолях

Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной
Фоторепортаж
Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходнойИ не стала
Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной
Фоторепортаж

Фоторепортаж о том, как улица Рубинштейна должна была стать пешеходной И не стала

Самый умный город с самыми масштабными программами и самым большим катком
Гид The Village
Самый умный город с самыми масштабными программами и самым большим каткомВ чем собянинская Москва обогнала мир (по мнению мэра)
Самый умный город с самыми масштабными программами и самым большим катком
Гид The Village

Самый умный город с самыми масштабными программами и самым большим катком В чем собянинская Москва обогнала мир (по мнению мэра)

Было — стало: Как изменилась Москва при Собянине
Город
Было — стало: Как изменилась Москва при Собянине Средняя зарплата, количество митингующих и число храмов
Было — стало: Как изменилась Москва при Собянине
Город

Было — стало: Как изменилась Москва при Собянине Средняя зарплата, количество митингующих и число храмов

Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама
Личный опыт
Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама
Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама
Личный опыт

Как петербурженка запустила услугу по экологичному разбору квартир от хлама

«Последняя капля»: Не лучший фильм Софии Копполы о дружбе взрослой дочери и пожилого отца
Фильмы недели
«Последняя капля»: Не лучший фильм Софии Копполы о дружбе взрослой дочери и пожилого отцаС 23 октября на Apple TV+
«Последняя капля»: Не лучший фильм Софии Копполы о дружбе взрослой дочери и пожилого отца
Фильмы недели

«Последняя капля»: Не лучший фильм Софии Копполы о дружбе взрослой дочери и пожилого отца С 23 октября на Apple TV+

Что скрывает «Внутри Лапенко»? Ищем в сериале отсылки к киноклассике
Сериалы
Что скрывает «Внутри Лапенко»? Ищем в сериале отсылки к киноклассике Тарантино, Дэвид Линч и «Бандитский Петербург»
Что скрывает «Внутри Лапенко»? Ищем в сериале отсылки к киноклассике
Сериалы

Что скрывает «Внутри Лапенко»? Ищем в сериале отсылки к киноклассике Тарантино, Дэвид Линч и «Бандитский Петербург»

Все по 300 рублей в «Зарядье», новый гастромаркет на Тишинке и бар-теплица на Кузнецком Мосту
Открытия недели
Все по 300 рублей в «Зарядье», новый гастромаркет на Тишинке и бар-теплица на Кузнецком Мосту
Все по 300 рублей в «Зарядье», новый гастромаркет на Тишинке и бар-теплица на Кузнецком Мосту
Открытия недели

Все по 300 рублей в «Зарядье», новый гастромаркет на Тишинке и бар-теплица на Кузнецком Мосту

«Третье место»: Как будет устроено общественное пространство в особняке Лопухиных-Нарышкиных в Петербурге
Общественные пространства
«Третье место»: Как будет устроено общественное пространство в особняке Лопухиных-Нарышкиных в Петербурге
«Третье место»: Как будет устроено общественное пространство в особняке Лопухиных-Нарышкиных в Петербурге
Общественные пространства

«Третье место»: Как будет устроено общественное пространство в особняке Лопухиных-Нарышкиных в Петербурге

Первый магазин & Other Stories в «Метрополисе»
Новое место
Первый магазин & Other Stories в «Метрополисе»
Первый магазин & Other Stories в «Метрополисе»
Новое место

Первый магазин & Other Stories в «Метрополисе»

«Время живых машин»: Как ученые научились диагностировать рак с помощью наночастиц
Книга недели
«Время живых машин»: Как ученые научились диагностировать рак с помощью наночастиц
«Время живых машин»: Как ученые научились диагностировать рак с помощью наночастиц
Книга недели

«Время живых машин»: Как ученые научились диагностировать рак с помощью наночастиц

Новый клип «Ады»: Старый капитан запускает радиоуправляемый кораблик, а хор девушек гоняется за собакой
Премьера
Новый клип «Ады»: Старый капитан запускает радиоуправляемый кораблик, а хор девушек гоняется за собакойПремьера на The Village
Новый клип «Ады»: Старый капитан запускает радиоуправляемый кораблик, а хор девушек гоняется за собакой
Премьера

Новый клип «Ады»: Старый капитан запускает радиоуправляемый кораблик, а хор девушек гоняется за собакой Премьера на The Village

7 спектаклей детского онлайн-фестиваля «Маршак»
Гид The Village
7 спектаклей детского онлайн-фестиваля «Маршак»Выбор куратора фестиваля
7 спектаклей детского онлайн-фестиваля «Маршак»
Гид The Village

7 спектаклей детского онлайн-фестиваля «Маршак» Выбор куратора фестиваля

Не переедать
Хорошая привычка
Не переедатьЧтобы сохранить здоровье
Не переедать
Хорошая привычка

Не переедать Чтобы сохранить здоровье

Сергей Собянин: «Мы в Москве делаем всё что хотим»
Интервью
Сергей Собянин: «Мы в Москве делаем всё что хотим» Интервью 2013 года о платных парковках, давках в метро, спальных районах и митингах
Сергей Собянин: «Мы в Москве делаем всё что хотим»
Интервью

Сергей Собянин: «Мы в Москве делаем всё что хотим» Интервью 2013 года о платных парковках, давках в метро, спальных районах и митингах

«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»
Кино
«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»
«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»
Кино

«Медиазона»-69: Как на самом деле проходил суд над «чикагской семеркой»

Что гостиницы предлагают горожанам во время пандемии
Менеджмент
Что гостиницы предлагают горожанам во время пандемииНомера для работы на удаленке и усиленная дезинфекция
Что гостиницы предлагают горожанам во время пандемии
Менеджмент

Что гостиницы предлагают горожанам во время пандемии Номера для работы на удаленке и усиленная дезинфекция

Подпишитесь на рассылку