Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады Петербурженки, увлекающиеся комнатным цветоводством, рассказывают об опыте озеленения своих домов

Зов джунглей: Как горожане превращают квартиры в сады

Мировая волна увлечения комнатным цветоводством проявилась на фоне развития инстаграм-сообщества Urban Jungle Bloggers, которое посвящено растениям в интерьерах: цветы перестали быть фоном и вышли на первый план, иногда заполняя собой все пространство. Потихоньку волна докатилась и до нас, хотя и в микроскопических масштабах.

Мы нашли четырех девушек, которые превратили свои квартиры в сады, и поговорили с ними о том, как озеленить даже самый маленький дом, что помогает не забывать о поливе, как увлечение становится работой и что делать, если растения достались вам вместе со съемной квартирой.

Фотографии и интервью

Анна Шиллер

Оля Марченко

сооснователь дизайн-студии Facultative Works


Лет до двадцати двух домашняя растительность меня не интересовала, я считала, что растения — это для бабушек. Но на одном из фестивалей DIY-культуры попала на мастер-класс по изготовлению семенных бомб — это такие шарики из земли с семенами, которые предполагалось закидывать на заброшенные территории — пустыри и долгострои. Тогда я осознала, что понадобится несколько тонн шариков, чтобы добиться хоть какого-то ощутимого эффекта, ведь ландшафт вокруг меня был бетонным, кирпичным и совсем не зеленым.


Площадь квартиры, которую мы снимаем, вместе с туалетом и душем — всего 23 квадратных метра, здесь спокойно помещается 50 цветочных горшков

Мои семенные бомбочки с фестиваля так и не проросли, в отличие от идеи озеленения всего вокруг, и я начала с малого — с растений в своей съемной квартире. С тех пор я помогала проводить фестивали: «Экосинтез» в «Тайге» и обмен растениями в кафе Verle Garden. А буквально на днях мы с близкой по духу Диной Лун завели телеграм-канал Vegetation. В нем будем проводить своеобразное исследование современной культуры через призму растительного мира: писать обзоры книг и фильмов, рассказывать о художниках и фотографах, в творчестве которых растения играют не последнюю роль. Также хотим делать посты в стиле «Что посадить во дворе, чтобы он стал похож на подиум с последнего показа Off-White», «Дельфиниум — тот самый голубой цветок, которым был озеленен павильон Dior SS16 Рафа Симонса. Посадка, уход» и так далее. В общем, все о тайной жизни растений, которые нас окружают.

Площадь квартиры, которую мы снимаем, вместе с туалетом и душем — всего 23 квадратных метра, здесь спокойно помещается 50 цветочных горшков. Слава богу, у меня есть офис, где живут те растения, которые не влезли домой. Большинство из них я не покупала, а вырастила из черенков, получила в дар или взяла на обмене растениями. Обмен — моя любимая штука. В России, насколько мне известно, первыми его стали делать «Дача в городе». Суть в том, что ты отдаешь свое растение, черенки, семена, а взамен берешь любое из тех, что принесли другие. Очень люблю на «обмене» атмосферу праздника и родства душ и то, что там всегда находится какая-нибудь калатея, традесканция или бегония, которую ты и искала.

Растения — как домашние животные: сложно надолго уезжать, потому что все засохнет. Но если на время отъезда сдаешь квартиру или относишь все растения в офис, где за ними присмотрят коллеги, то проблема отпадает. Также мне сложно найти красивые подставки для растений и горшки, поэтому я рада, что мой парень занимается сейчас разработкой новых модульных горшков для Half & Half.


Чтобы перевезти гигантскую монстеру, мне пришлось найти кабриолет — в обычную легковую ее было просто не затолкнуть.

Анна Балагурова

сотрудник парка Новая Голландия


В моих руках никогда не выживало ни одно растение. В детстве на даче я умудрялась загубить даже картошку. Когда-то у меня был кактус, но я потеряла его во время переезда. Тяга к озеленению проснулась полгода назад вместе с покупкой собственной квартиры и подпиской на инстаграм-блог Urban Jungle — это сообщество любителей комнатных растений в красивых интерьерах.

С самого начала, придумывая дизайн, я ориентировалась на то, что заставлю все помещения цветами. Естественно, хотелось всего и сразу, поэтому я начала остервенело скупать растения в «Оби», на «Авито», забирать с лестничных клеток горшки с цветами, которые использовали как пепельницы. Я колесила от Тосно до «Площади Мужества», после работы мчалась на «Ветеранов», а перед работой — на «Дыбенко». Чтобы перевезти гигантскую монстеру, мне пришлось найти кабриолет — в обычную легковую ее было просто не затолкнуть. Со временем к флешмобу стали подключаться знакомые: со всех концов города ко мне потянулись молочаи-переростки, полузагубленные замиокулькасы и коробки со всякой ерундой. Я временно приостановила прием: пытаюсь привыкнуть к количеству растений. Мне уже не хватает моих восьми леек, чтобы полить их все.

Теперь моя цель — ампельные виды. С их помощью можно устроить в квартире настоящие джунгли. Для ухода за цветами использую приложение Flower Power. Оно достаточно простое в обращении. Заводишь список своих растений, а приложение высылает уведомление о необходимости полива и подкормки. Кроме того, оно дает базовые рекомендации по освещенности, уходу, частоте полива. Это не универсальное решение, но лучше, чем ничего. Благодаря нему даже посреди самого адского цейтнота я вспоминаю, что у меня есть цветы.

Также я приобрела несколько фитолампочек, которые вставляю в обычные светильники, и увлажнитель воздуха, который, надеюсь, поможет растениям пережить отопительный сезон. При поливе добавляю специальные удобрения, но пока все очень бессистемно. В ближайшее время планирую обратиться к флористу, который сможет иногда приходить и оценивать состояние моих цветов и давать полезные рекомендации. Мне пока трудно понять, плохо ли, что у фикуса отваливаются листья, почему скукожилось денежное дерево или когда наконец приживется выкопанный в лесу мох.

Мой единственный лайфхак — выбирать только неприхотливые экземпляры. Мама подарила мне миртовое дерево, но его, кажется, надо поливать несколько раз в день. Для меня это чересчур. А погубленные растения очень демотивируют начинающего домашнего садовода. Лучше всего себя чувствуют хлорофитумы, сансевиерии и плющ, который за лето разросся до невероятных размеров.

Зоя Белова

редактор, диджей


Когда мы с друзьями переехали в эту квартиру три года назад, здесь было очень много цветов, за которыми до этого, кажется, несколько месяцев никто не ухаживал. Мы не могли бросить такой сад на произвол и начали их реанимировать. Долгие месяцы я следила за ними постольку-поскольку. Постепенно я завела свои цветы, начала с ними возиться и получать удовольствие от видимого результата. Потом так получилось, что, кроме меня, некому стало следить за общими растениями. Я начала про них читать в интернете, потому что не знала части названий. Постепенно поймала ритм полива, который им нужен, чтобы хорошо себя чувствовать. В плане ухода я не делаю ничего сложного. Недавно нам дали погонять фитолампы. Я знала, что все продвинутые цветоводы ими пользуются. С ними растения прямо ожили на глазах.


У меня случился приступ умиления и восторга, потому что это какая-то алхимия.

В какой-то момент я решила рассадить разросшуюся фиалку: расставила крохотные цветы по стопочкам в воду и забыла о них на месяц, а потом увидела, что они все дали корни и даже цветы. У меня случился приступ умиления и восторга, потому что это какая-то алхимия. Наверное, с этого момента я совсем увлеклась комнатным цветоводством.

Очень хочу, чтобы зацвело наше кофейное дерево! Оно у нас уже очень большое — почти упирается в трехметровый потолок и по всем параметрам может зацвести. На форуме цветоводов советуют привить его от вишни или обмотать мхом. Кто-то пишет, что даже пьет кофе, собранный со своего дерева.

Больше всего я люблю цветочки. Как-то у нас цвели гибискусы. Мне очень нравится смотреть, как сначала завязывается бутон, растет-растет-растет, потом увеличивается, потом раскрывается максимально буквально за час, цветет огромным красным цветком сутки, отцветает и опадает.

Новые растения я не покупаю — мне их дарят. Пока что единственный план в цветоводстве — вырастить орхидею.


Мне сложно остановиться, потому что растения — это болезнь. Они растут, тебе хочется все новых экземпляров, и в какой-то момент понимаешь, что у тебя нет места.

Жанна Малая

фотограф, основатель Floraconcrete


Несколько лет я жила в Лондоне, а когда вернулась в Петербург пять лет назад, поняла, какой тяжелый и пыльный воздух в центре города. Тогда я решила, что нужно бороться с этим комплексно: поехала в «Оби» и накупила там много растений. Поначалу была уверена, что через полгода остыну и раздам горшки друзьям, но так не случилось.

Сейчас у меня дома 237 растений. Маленькие экземпляры стоят в моей комнате, потому что им нужен более тщательный уход. Крупные — в комнатах друзей: их можно реже поливать, а мне неловко часто заходить к ним. У меня есть своя стилистика посадки, которая позволяет поливать растения редко. Для этого я использую специфический сусбстрат и определенные формы пластиковых горшков. Только это позволяет мне заниматься еще кучей всего.

Домашнее увлечение в какой-то момент переросло в работу. Марк Калинин, который тогда управлял «Тайгой», предложил мне заняться уходом за растениями в буфете пространства. Два года я присматривала за ними. Это послужило стартом, после которого увлечение, которое я никогда не планировала монетизировать, переросло в работу. Меня стали звать помогать с озеленением в других проектах. Например, в ресторане «Кузня» на Новой Голландии, когда я начала с ними сотрудничать, уже были растения, нужно было срочно решить, какие горшки купить и куда их расставить.

Сейчас занимаюсь интересным и амбициозным проектом — «Дегтярными банями». Пока что мы реализовали малую его часть, но она уже заметна: в женском отделении по периметру стоят кадки с монстерами. Когда они начнут расти, это будет очень красиво.

Мой бренд Floraconcrete появился, когда я задалась идеей найти материал, в который можно сажать растения. Им стал бетон. Этим летом мы доросли до того, что открыли свой маленький шоу-рум в «Бертгольд-центре». Там можно купить не только горшки, но и сами растения. Когда я открывала шоу-рум, думала, что зелени дома станет меньше, но получилось наоборот, потому что я начала размножать редкие растения на продажу. Мне сложно остановиться, потому что растения — это болезнь. Они растут, тебе хочется все новых экземпляров, и в какой-то момент понимаешь, что у тебя нет места.

Я люблю семейство ароидных: монстеры, алоказии, филодендроны. У них большие красивые листья, они быстро растут и совершенно неприхотливы. Идеальные растения для наших квартирных условий, когда то сухо, то света не хватает.

У меня есть доступ к цветочным базам с их бесконечным списком растений, которые можно заказать из Голландии, но мой интерес шагнул дальше, поэтому я часто покупаю необычные растения у коллекционеров. Всегда выбираю маленькие экземпляры, чтобы в период роста найти им место в квартире.

В Англии есть коллекционер, у которого есть очень редкие виды. Когда я туда езжу, стараюсь у него что-нибудь купить. Растения нельзя перевозить через границу из-за грунта — считается, что в нем могут быть опасные бактерии. Приходится промывать растения от грунта и везти их в тубусе.

Молодым цветоводам я бы посоветовала наблюдать за своим растением. Нужно обязательно читать по поводу ухода за каждым цветком, потому что иногда правила из интернета очень общие. Мне помогли форумы, а не статьи, потому что люди на них гораздо подробнее описывают всякие нюансы. Еще нужно не любить слишком сильно и не любить слишком слабо. Часто молодым цветоводам кажется, что нужно окружить цветок таким бесконечным количеством воды и внимания, но он не выдерживает этого. Это как в общении и во всем: нужно знать меру.

Чтобы прочитать целиком, купите подписку. Она открывает сразу три издания

1
месяц
690 ₽
[12 €]
1
год
6900 ₽
[120 €]
Куда идут деньги подписчика

На связи The Village, это платный журнал. Чтобы читать нас, нужна подписка. Купите её, чтобы мы продолжали рассказывать вам эксклюзивные истории. Это не дороже, чем сходить в барбершоп.

The Village — это журнал о городах и жизни вопреки: про искусство, уличную политику, преодоление, травмы, протесты, панк и смелость оставаться собой. Получайте регулярные дайджесты The Village по событиям в Москве, Петербурге, Тбилиси, Ереване, Белграде, Стамбуле и других городах. Читайте наши репортажи, расследования и эксклюзивные свидетельства. Мир — есть все, что имеет место. Мы остаемся в нем с вами.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

5 домашних растений, за которыми почти не нужно ухаживать
5 домашних растений, за которыми почти не нужно ухаживать Красивые и неприхотливые комнатные цветки
5 домашних растений, за которыми почти не нужно ухаживать

5 домашних растений, за которыми почти не нужно ухаживать
Красивые и неприхотливые комнатные цветки

Чистый кислород: Как выбрать растения под стиль интерьера
Чистый кислород: Как выбрать растения под стиль интерьера The Village рассказывает, где будут хорошо смотреться замиокулькас, бегония, фикус и кактус
Чистый кислород: Как выбрать растения под стиль интерьера

Чистый кислород: Как выбрать растения под стиль интерьера
The Village рассказывает, где будут хорошо смотреться замиокулькас, бегония, фикус и кактус

«У меня свой катер в Петербурге»
«У меня свой катер в Петербурге» Куратор проекта «Порт Севкабель» Алексей Онацко — о настоящем и будущем частных лодок в городе
«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»
Куратор проекта «Порт Севкабель» Алексей Онацко — о настоящем и будущем частных лодок в городе

«Я шесть лет не покупаю одежду»
«Я шесть лет не покупаю одежду» Преподавательница и художница Дарья Апахончич о том, почему одежда — «это досадное недоразумение нашей экологической ветви»
«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»
Преподавательница и художница Дарья Апахончич о том, почему одежда — «это досадное недоразумение нашей экологической ветви»

Новое и лучшее

Как вернувшиеся с войны собирают ОПГ

«Выживи, зайка»

Строители из России едут на заработки в оккупацию — в разрушенный Мариуполь. Что у них в голове?

«Когда отец умер, стало грустнее некуда». Как мигранты из СНГ тоже едут в оккупированный Мариуполь

Антивоенные граффитисты — о том, как совесть преобладает над страхом, и ночных столкновениях с полицией

Первая полоса

«Когда отец умер, стало грустнее некуда». Как мигранты из СНГ тоже едут в оккупированный Мариуполь
«Когда отец умер, стало грустнее некуда». Как мигранты из СНГ тоже едут в оккупированный Мариуполь И, обманутые, возвращаются ни с чем
«Когда отец умер, стало грустнее некуда». Как мигранты из СНГ тоже едут в оккупированный Мариуполь

«Когда отец умер, стало грустнее некуда». Как мигранты из СНГ тоже едут в оккупированный Мариуполь
И, обманутые, возвращаются ни с чем

Как косить?

И какие инструменты для этого есть

Как косить?
И какие инструменты для этого есть

«Выживи, зайка»

«Выживи, зайка»Девушка оставила послания на стене в Мариуполе. Их нашел строитель в оккупации спустя год. Смотрите

«Выживи, зайка»

«Выживи, зайка» Девушка оставила послания на стене в Мариуполе. Их нашел строитель в оккупации спустя год. Смотрите

Антивоенные граффитисты — о том, как совесть преобладает над страхом, и ночных столкновениях с полицией
Антивоенные граффитисты — о том, как совесть преобладает над страхом, и ночных столкновениях с полицией «Бездействие — это не выход»
Антивоенные граффитисты — о том, как совесть преобладает над страхом, и ночных столкновениях с полицией

Антивоенные граффитисты — о том, как совесть преобладает над страхом, и ночных столкновениях с полицией
«Бездействие — это не выход»

Строители из России едут на заработки в оккупацию — в разрушенный Мариуполь. Что у них в голове?
Строители из России едут на заработки в оккупацию — в разрушенный Мариуполь. Что у них в голове? Собрали рассказы этих людей
Строители из России едут на заработки в оккупацию — в разрушенный Мариуполь. Что у них в голове?

Строители из России едут на заработки в оккупацию — в разрушенный Мариуполь. Что у них в голове?
Собрали рассказы этих людей

Почему в «Открытое пространство» постоянно приходят силовики?
Почему в «Открытое пространство» постоянно приходят силовики? «Место силы» активистов
Почему в «Открытое пространство» постоянно приходят силовики?

Почему в «Открытое пространство» постоянно приходят силовики?
«Место силы» активистов

Как в России чинят электронику и бытовую технику после введения санкций?
Как в России чинят электронику и бытовую технику после введения санкций? «Все тогда, закрываемся, идем по домам, больше не будем работать в сервисе»
Как в России чинят электронику и бытовую технику после введения санкций?

Как в России чинят электронику и бытовую технику после введения санкций?
«Все тогда, закрываемся, идем по домам, больше не будем работать в сервисе»

Большой разговор с Эдуардом Лукояновым

Большой разговор с Эдуардом Лукояновым«Блэк-метал — это про безграничную свободу, но не за счет другого, как в мамлеевщине, а за счет себя»

Большой разговор с Эдуардом Лукояновым

Большой разговор с Эдуардом Лукояновым «Блэк-метал — это про безграничную свободу, но не за счет другого, как в мамлеевщине, а за счет себя»

Репортаж Роберта Гараева из стамбульского клуба Mecra
Репортаж Роберта Гараева из стамбульского клуба Mecra Квир-техно, Шакира и отношение к наготе
Репортаж Роберта Гараева из стамбульского клуба Mecra

Репортаж Роберта Гараева из стамбульского клуба Mecra
Квир-техно, Шакира и отношение к наготе

Где позавтракать в Стамбуле: 8 необычных локаций
Где позавтракать в Стамбуле: 8 необычных локаций Антикварное кафе, лучшие в городе панкейки, круассаны, яйца бенедикт и сырники
Где позавтракать в Стамбуле: 8 необычных локаций

Где позавтракать в Стамбуле: 8 необычных локаций
Антикварное кафе, лучшие в городе панкейки, круассаны, яйца бенедикт и сырники

Четыре истории о том, как поддерживать отношения на расстоянии во время войны
Четыре истории о том, как поддерживать отношения на расстоянии во время войны Ежедневные созвоны, совместные просмотры кино, сюрпризы в онлайн-магазинах
Четыре истории о том, как поддерживать отношения на расстоянии во время войны

Четыре истории о том, как поддерживать отношения на расстоянии во время войны
Ежедневные созвоны, совместные просмотры кино, сюрпризы в онлайн-магазинах

В России появляются памятники участникам вторжения в Украину
В России появляются памятники участникам вторжения в Украину «Памятниками и прочим официозом чиновники пытаются заполнить вакуум»
В России появляются памятники участникам вторжения в Украину

В России появляются памятники участникам вторжения в Украину
«Памятниками и прочим официозом чиновники пытаются заполнить вакуум»

«Внутри меня сияла электрическая петля»: Как раковая опухоль заставляет задуматься о кризисе заботы

«Внутри меня сияла электрическая петля»: Как раковая опухоль заставляет задуматься о кризисе заботыБольшое эссе Виктора Вилисова

«Внутри меня сияла электрическая петля»: Как раковая опухоль заставляет задуматься о кризисе заботы

«Внутри меня сияла электрическая петля»: Как раковая опухоль заставляет задуматься о кризисе заботы Большое эссе Виктора Вилисова

Синекдоха Монток — о новом альбоме, войне и травме

Синекдоха Монток — о новом альбоме, войне и травме«Я обречен делать Пьеро-кор»

Синекдоха Монток — о новом альбоме, войне и травме

Синекдоха Монток — о новом альбоме, войне и травме «Я обречен делать Пьеро-кор»

Что говорят коллеги об обвиненном в шпионаже журналисте WSJ Эване Гершковиче?
Что говорят коллеги об обвиненном в шпионаже журналисте WSJ Эване Гершковиче? «Честный, добрый и храбрый»
Что говорят коллеги об обвиненном в шпионаже журналисте WSJ Эване Гершковиче?

Что говорят коллеги об обвиненном в шпионаже журналисте WSJ Эване Гершковиче?
«Честный, добрый и храбрый»

Интервью с фронтменом HMLTD — группы, которая должна была выступить на «Боли» в 2022 :'(

Интервью с фронтменом HMLTD — группы, которая должна была выступить на «Боли» в 2022 :'(«Настоящее искусство существует на границе с безвкусицей и дерьмом, как фильмы Феллини»

Интервью с фронтменом HMLTD — группы, которая должна была выступить на «Боли» в 2022 :'(

Интервью с фронтменом HMLTD — группы, которая должна была выступить на «Боли» в 2022 :'( «Настоящее искусство существует на границе с безвкусицей и дерьмом, как фильмы Феллини»

Алиса Таёжная — о главном фестивале документального кино с острой политической позицией
Алиса Таёжная — о главном фестивале документального кино с острой политической позицией Протесты в Ираке, ультраправые в Польше и жизнь после сиюминутной славы
Алиса Таёжная — о главном фестивале документального кино с острой политической позицией

Алиса Таёжная — о главном фестивале документального кино с острой политической позицией
Протесты в Ираке, ультраправые в Польше и жизнь после сиюминутной славы

«90-е были окном возможностей, из которого не просто сквозняк — шторм фигачил»
«90-е были окном возможностей, из которого не просто сквозняк — шторм фигачил» Феликс Бондарев (RSAC), МС Сенечка и другие — о съемках в «Марше утренней зари» Романа Качанова
«90-е были окном возможностей, из которого не просто сквозняк — шторм фигачил»

«90-е были окном возможностей, из которого не просто сквозняк — шторм фигачил»
Феликс Бондарев (RSAC), МС Сенечка и другие — о съемках в «Марше утренней зари» Романа Качанова

Как вернувшиеся с войны собирают ОПГ

Как вернувшиеся с войны собирают ОПГВот пример «афганцев». Это четвертая часть цикла о преступности после войн

Как вернувшиеся с войны собирают ОПГ

Как вернувшиеся с войны собирают ОПГ
Вот пример «афганцев». Это четвертая часть цикла о преступности после войн

За что ВШЭ увольняет преподавателей, которые выступают против войны?
За что ВШЭ увольняет преподавателей, которые выступают против войны? Сквернословие, прогулы и аморальные поступки
За что ВШЭ увольняет преподавателей, которые выступают против войны?

За что ВШЭ увольняет преподавателей, которые выступают против войны?
Сквернословие, прогулы и аморальные поступки

Последним расстрелянным человеком в России был маньяк. Его звали Фишер, и о нем сняли сериал
Последним расстрелянным человеком в России был маньяк. Его звали Фишер, и о нем сняли сериал День прошел, число сменилось, нихуя не изменилось
Последним расстрелянным человеком в России был маньяк. Его звали Фишер, и о нем сняли сериал

Последним расстрелянным человеком в России был маньяк. Его звали Фишер, и о нем сняли сериал
День прошел, число сменилось, нихуя не изменилось

Каким был эмигрантский Париж 100 лет назад?
Каким был эмигрантский Париж 100 лет назад? Рассказываем вместе с проектом «После России»
Каким был эмигрантский Париж 100 лет назад?

Каким был эмигрантский Париж 100 лет назад?
Рассказываем вместе с проектом «После России»

Похищенное детство и национальный реваншизм: Пересматриваем «Акиру» 35 лет спустя

Похищенное детство и национальный реваншизм: Пересматриваем «Акиру» 35 лет спустяЗаключительный выпуск пацифистских аниме-рекомендаций от Петра Полещука

Похищенное детство и национальный реваншизм: Пересматриваем «Акиру» 35 лет спустя

Похищенное детство и национальный реваншизм: Пересматриваем «Акиру» 35 лет спустя
Заключительный выпуск пацифистских аниме-рекомендаций от Петра Полещука

Что делать при панической атаке: Как поддержать себя и другого
Что делать при панической атаке: Как поддержать себя и другого Подробная инструкция психолога Анны Шипициной
Что делать при панической атаке: Как поддержать себя и другого

Что делать при панической атаке: Как поддержать себя и другого
Подробная инструкция психолога Анны Шипициной

История взлета и падения Hydra

История взлета и падения HydraИ что происходит с наркоторговлей в даркнете сейчас

История взлета и падения Hydra

История взлета и падения Hydra
И что происходит с наркоторговлей в даркнете сейчас

Как художница Дарья Винокурова возвращает забытое культурное наследие Яузы?
Как художница Дарья Винокурова возвращает забытое культурное наследие Яузы? «Это река интроверт, но если вглядеться, можно увидеть ее особый характер»
Как художница Дарья Винокурова возвращает забытое культурное наследие Яузы?

Как художница Дарья Винокурова возвращает забытое культурное наследие Яузы?
«Это река интроверт, но если вглядеться, можно увидеть ее особый характер»

«Шершни»: Хитовый сериал в духе «Остаться в живых» и «Повелителя мух»
«Шершни»: Хитовый сериал в духе «Остаться в живых» и «Повелителя мух» Рецензия Ивана Афанасьева
«Шершни»: Хитовый сериал в духе «Остаться в живых» и «Повелителя мух»

«Шершни»: Хитовый сериал в духе «Остаться в живых» и «Повелителя мух»
Рецензия Ивана Афанасьева

Ищем представителей рабочего класса в российской музыке (результаты так себе)
Ищем представителей рабочего класса в российской музыке (результаты так себе) Большой текст про группу Sleaford Mods. Часть 2
Ищем представителей рабочего класса в российской музыке (результаты так себе)

Ищем представителей рабочего класса в российской музыке (результаты так себе)
Большой текст про группу Sleaford Mods. Часть 2

«Малые дети любят Кахети»: Гид по натуральным грузинским винодельням
«Малые дети любят Кахети»: Гид по натуральным грузинским винодельням Ori Marani, Lapati Wines, Tevza и другие производители, за которыми стоит следить
«Малые дети любят Кахети»: Гид по натуральным грузинским винодельням

«Малые дети любят Кахети»: Гид по натуральным грузинским винодельням
Ori Marani, Lapati Wines, Tevza и другие производители, за которыми стоит следить

«Мальчик из хорошей семьи»

«Мальчик из хорошей семьи»Как Борис Пиотровский должен был стать новым Капковым в Петербурге, но прицепил на лацкан Z

«Мальчик из хорошей семьи»

«Мальчик из хорошей семьи» Как Борис Пиотровский должен был стать новым Капковым в Петербурге, но прицепил на лацкан Z

Мерч российских благотворительных фондов и НКО
Мерч российских благотворительных фондов и НКО Покупаем, помогая
Мерч российских благотворительных фондов и НКО

Мерч российских благотворительных фондов и НКО
Покупаем, помогая

Большое интервью с композитором Сергеем Невским
Большое интервью с композитором Сергеем Невским Почему важно слушать музыку тех, кто остался?
Большое интервью с композитором Сергеем Невским

Большое интервью с композитором Сергеем Невским
Почему важно слушать музыку тех, кто остался?

«Остров Джованни» — мультик про оккупацию Курильских островов
«Остров Джованни» — мультик про оккупацию Курильских островов Продолжаем серию пацифистских аниме-рекомендаций от Петра Полещука
«Остров Джованни» — мультик про оккупацию Курильских островов

«Остров Джованни» — мультик про оккупацию Курильских островов
Продолжаем серию пацифистских аниме-рекомендаций от Петра Полещука

«Отец хватался за ружье и грозился всех перестрелять» История Виктора Иванова, рассказанная его дочерью

«Отец хватался за ружье и грозился всех перестрелять» История Виктора Иванова, рассказанная его дочерью Это цикл о преступности после войны. Третья часть

«Отец хватался за ружье и грозился всех перестрелять» История Виктора Иванова, рассказанная его дочерью

«Отец хватался за ружье и грозился всех перестрелять» История Виктора Иванова, рассказанная его дочерью
Это цикл о преступности после войны. Третья часть

«Счастливчик Хэнк» — сериал о преподавателе литературы в творческом и духовном кризисе. В главной роли — Боб Оденкёрк
«Счастливчик Хэнк» — сериал о преподавателе литературы в творческом и духовном кризисе. В главной роли — Боб Оденкёрк Рецензия Ивана Афанасьева
«Счастливчик Хэнк» — сериал о преподавателе литературы в творческом и духовном кризисе. В главной роли — Боб Оденкёрк

«Счастливчик Хэнк» — сериал о преподавателе литературы в творческом и духовном кризисе. В главной роли — Боб Оденкёрк
Рецензия Ивана Афанасьева

Как выживает независимый книжный бизнес?
Как выживает независимый книжный бизнес? Рассказывают Сурков («Циолковский»), Куприянов («Фаланстер»), Пархоменко и другие
Как выживает независимый книжный бизнес?

Как выживает независимый книжный бизнес?
Рассказывают Сурков («Циолковский»), Куприянов («Фаланстер»), Пархоменко и другие

«Пять лет мучений». История Владимира Федоркова, который убивал на «Афгане» и в мирной жизни

«Пять лет мучений». История Владимира Федоркова, который убивал на «Афгане» и в мирной жизниЭто цикл о преступности после войны. Вторая часть

«Пять лет мучений». История Владимира Федоркова, который убивал на «Афгане» и в мирной жизни

«Пять лет мучений». История Владимира Федоркова, который убивал на «Афгане» и в мирной жизни
Это цикл о преступности после войны. Вторая часть

Альбому «Meteora» Linkin Park 20 лет. Почему он до сих пор в наших сердцах?
Альбому «Meteora» Linkin Park 20 лет. Почему он до сих пор в наших сердцах? Николай Овчинников — о главной пластинке нулевых
Альбому «Meteora» Linkin Park 20 лет. Почему он до сих пор в наших сердцах?

Альбому «Meteora» Linkin Park 20 лет. Почему он до сих пор в наших сердцах?
Николай Овчинников — о главной пластинке нулевых

Где пить кофе в Белграде
Где пить кофе в Белграде Главные спешелти-споты, где можно найти V60, кемекс, пуровер и дрип-кофе
Где пить кофе в Белграде

Где пить кофе в Белграде
Главные спешелти-споты, где можно найти V60, кемекс, пуровер и дрип-кофе

Я голосую против всех: Почему Sleaford Mods — важнейшая британская группа последних десяти лет?
Я голосую против всех: Почему Sleaford Mods — важнейшая британская группа последних десяти лет? Большой текст к выходу нового альбома. Часть 1.
Я голосую против всех: Почему Sleaford Mods — важнейшая британская группа последних десяти лет?

Я голосую против всех: Почему Sleaford Mods — важнейшая британская группа последних десяти лет?
Большой текст к выходу нового альбома. Часть 1.

«Самый скандальный поэт Ленинграда»

«Самый скандальный поэт Ленинграда»Две девушки заявляют, что Евгений Мякишев применял к ним насилие и избивал. Записали их рассказы

«Самый скандальный поэт Ленинграда»

«Самый скандальный поэт Ленинграда» Две девушки заявляют, что Евгений Мякишев применял к ним насилие и избивал. Записали их рассказы

История Петра Рочева: Афган, телевизор на берегу Печоры и мгновенная смерть в Украине

История Петра Рочева: Афган, телевизор на берегу Печоры и мгновенная смерть в УкраинеЭто цикл о преступности после войны. Первая часть

История Петра Рочева: Афган, телевизор на берегу Печоры и мгновенная смерть в Украине

История Петра Рочева: Афган, телевизор на берегу Печоры и мгновенная смерть в Украине
Это цикл о преступности после войны. Первая часть

Чем занять руки в Тбилиси: Мастер-классы, курсы и студии
Чем занять руки в Тбилиси: Мастер-классы, курсы и студии Лепим горшки и шьем
Чем занять руки в Тбилиси: Мастер-классы, курсы и студии

Чем занять руки в Тбилиси: Мастер-классы, курсы и студии
Лепим горшки и шьем

«Айта»: Бескомпромиссный детективный триллер о мести и правосудии, снятый в Якутии
«Айта»: Бескомпромиссный детективный триллер о мести и правосудии, снятый в Якутии Что такое российское правосудие и существует ли оно вообще?
«Айта»: Бескомпромиссный детективный триллер о мести и правосудии, снятый в Якутии

«Айта»: Бескомпромиссный детективный триллер о мести и правосудии, снятый в Якутии
Что такое российское правосудие и существует ли оно вообще?

История фортепианных дуэтов от Листа до Лэнга
История фортепианных дуэтов от Листа до Лэнга К большому концерту Sound Up в Москве
История фортепианных дуэтов от Листа до Лэнга

История фортепианных дуэтов от Листа до Лэнга
К большому концерту Sound Up в Москве

Как убивали российский театр
Как убивали российский театр Почему гостеатры сотрудничают с силовиками? Остались ли в России независимые проекты?
Как убивали российский театр

Как убивали российский театр
Почему гостеатры сотрудничают с силовиками? Остались ли в России независимые проекты?

От баклавы до дондурмы и тулумбы: 13 главных турецких сладостей
От баклавы до дондурмы и тулумбы: 13 главных турецких сладостей И где их попробовать в Стамбуле
От баклавы до дондурмы и тулумбы: 13 главных турецких сладостей

От баклавы до дондурмы и тулумбы: 13 главных турецких сладостей
И где их попробовать в Стамбуле

Как две российские режиссерки сняли фильм в кенийской тюрьме
Как две российские режиссерки сняли фильм в кенийской тюрьме А затем представили его на Берлинале
Как две российские режиссерки сняли фильм в кенийской тюрьме

Как две российские режиссерки сняли фильм в кенийской тюрьме
А затем представили его на Берлинале

Группа Ubel — дарквейв-дуэт брата и сестры из Новосибирска

Группа Ubel — дарквейв-дуэт брата и сестры из НовосибирскаОб альбоме «Лидокаин», трибьюте «Аквариуму» и выступлении перед Киркоровым

Группа Ubel — дарквейв-дуэт брата и сестры из Новосибирска

Группа Ubel — дарквейв-дуэт брата и сестры из Новосибирска
Об альбоме «Лидокаин», трибьюте «Аквариуму» и выступлении перед Киркоровым

Новые (и не очень) капиталисты: Кому достались активы ушедших из России компаний
Новые (и не очень) капиталисты: Кому достались активы ушедших из России компаний Миллиардеры, местные менеджеры, держатели франшиз
Новые (и не очень) капиталисты: Кому достались активы ушедших из России компаний

Новые (и не очень) капиталисты: Кому достались активы ушедших из России компаний
Миллиардеры, местные менеджеры, держатели франшиз

2023-й только начался, но уже ставит рекорд по доносам. Собрали 7 таких историй
2023-й только начался, но уже ставит рекорд по доносам. Собрали 7 таких историй Молитвы, посты в соцсетях, карикатуры
2023-й только начался, но уже ставит рекорд по доносам. Собрали 7 таких историй

2023-й только начался, но уже ставит рекорд по доносам. Собрали 7 таких историй
Молитвы, посты в соцсетях, карикатуры

Деколонизация в технике коллажа

Деколонизация в технике коллажаАртур Гранд — о методе Сергея Параджанова

Деколонизация в технике коллажа

Деколонизация в технике коллажа
Артур Гранд — о методе Сергея Параджанова

Террористический пафос и классовый гнев: Что мы не знаем о The Stone Roses?
Террористический пафос и классовый гнев: Что мы не знаем о The Stone Roses? Полная история группы от Петра Полещука. Часть 2
Террористический пафос и классовый гнев: Что мы не знаем о The Stone Roses?

Террористический пафос и классовый гнев: Что мы не знаем о The Stone Roses?
Полная история группы от Петра Полещука. Часть 2

«Тайная история трусов» и еще 6 книг о прошлом с необычного ракурса
«Тайная история трусов» и еще 6 книг о прошлом с необычного ракурса История жопы, водки и соли
«Тайная история трусов» и еще 6 книг о прошлом с необычного ракурса

«Тайная история трусов» и еще 6 книг о прошлом с необычного ракурса
История жопы, водки и соли

В натисках бури. Украинская поэзия до и во время войны

В натисках бури. Украинская поэзия до и во время войныАвторский обзор Анны Аксеновой на The Village

В натисках бури. Украинская поэзия до и во время войны

В натисках бури. Украинская поэзия до и во время войны
Авторский обзор Анны Аксеновой на The Village

«Я наконец-то свободный человек»: История Олеси Кривцовой, которая сбежала от преследований в Литву
«Я наконец-то свободный человек»: История Олеси Кривцовой, которая сбежала от преследований в Литву МВД уже объявило в розыск архангельскую студентку
«Я наконец-то свободный человек»: История Олеси Кривцовой, которая сбежала от преследований в Литву

«Я наконец-то свободный человек»: История Олеси Кривцовой, которая сбежала от преследований в Литву
МВД уже объявило в розыск архангельскую студентку

Жонглирование фактами, схематизм и медведи: Из чего сделаны фильмы про «ЧВК Вагнер»?
Жонглирование фактами, схематизм и медведи: Из чего сделаны фильмы про «ЧВК Вагнер»? Разбираемся, как устроена частная пропаганда войны
Жонглирование фактами, схематизм и медведи: Из чего сделаны фильмы про «ЧВК Вагнер»?

Жонглирование фактами, схематизм и медведи: Из чего сделаны фильмы про «ЧВК Вагнер»?
Разбираемся, как устроена частная пропаганда войны

«Могила светлячков» — классика студии Ghibli
«Могила светлячков» — классика студии Ghibli «Война начинается со смерти и смертью заканчивается»
«Могила светлячков» — классика студии Ghibli

«Могила светлячков» — классика студии Ghibli
«Война начинается со смерти и смертью заканчивается»

«Годы» — сериал 2019 года, в котором Россия вторгается в Украину, а США начинает ядерную войну с Китаем
«Годы» — сериал 2019 года, в котором Россия вторгается в Украину, а США начинает ядерную войну с Китаем Мы пересмотрели его и рассказываем, как политическая сатира автора «Это грех» смотрится в 2023 году
«Годы» — сериал 2019 года, в котором Россия вторгается в Украину, а США начинает ядерную войну с Китаем

«Годы» — сериал 2019 года, в котором Россия вторгается в Украину, а США начинает ядерную войну с Китаем
Мы пересмотрели его и рассказываем, как политическая сатира автора «Это грех» смотрится в 2023 году

Путина — в Гаагу. Лев Левченко — о том, что значит решение Международного уголовного суда арестовать президента России
Путина — в Гаагу. Лев Левченко — о том, что значит решение Международного уголовного суда арестовать президента России Президенту выдали ордер на арест
Путина — в Гаагу. Лев Левченко — о том, что значит решение Международного уголовного суда арестовать президента России

Путина — в Гаагу. Лев Левченко — о том, что значит решение Международного уголовного суда арестовать президента России
Президенту выдали ордер на арест